Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Три круга ада добровольцев «Правого сектора»

19.01.2015 14:02:50

Командир 5-го батальона Добровольческого Украинского Корпуса (ДУК) «Правый сектор» с позывным «Черный» рассказал корреспонденту «Лиц» о способе урегулирования ситуации на Донбассе, подготовке бойцов и о военных трофеях.

Грозные правосеки обороняли Донецкий аэропорт до декабря месяца. Сейчас добровольцы ДУК защищают соборность Украинской державы в других горячих точках: Пески, Авдеевка, Красногоровка.

Впрочем, когда в конце прошедшей недели террористы начали атаковать наших военных в Донецком аэропорту и ситуация стала критической, ДУК пришел на помощь 93-й бригаде ВСУ, объект удалось частично освободить и даже продвинуться на 2 км, подойдя вплотную в черте города Донецк.

Бойцы «Правого сектора» – добровольцы. С обеспечением амуницией и продуктами им помогают волонтеры, от государства нет никакой поддержки. У многих ребят есть собственный взгляд на войну, который разнится с видением украинского правительства. Несмотря на это, ДУК «Правый сектор» отлично сотрудничает с вооруженными силами Украины и командованием АТО.

С комбатом киборгов-правосеков я пообщалась на базе подразделения, находящейся в одном из сёл области, на границе Днепропетровщины и Донетчины.

Какая атмосфера в Донецком аэропорту?

– Терминалы Донецкого аэропорта стоят, как острова посреди моря. В них находятся люди, которые профессионально обороняют «летовище». Вокруг терминалов – голая земля. Эти людиделают серьезную работу в полной изоляции. Если к ним приходит помощь, когда нужно – уже хорошо. Туда заехать – такой же подвиг, как и оборонять аэропорт. Круглосуточно стреляют. Были случаи, когда отстреливаться пришлось трое суток подряд.

Обстрелы продолжаются, несмотря на минские договоренности. Нужно ли вообще такое перемирие?

– Минские договоренности меня абсолютно не интересуют. У меня есть линия обороны, на которой стоят мои парни. Очень важно, чтобы они с честью вернулись назад в том же количестве, сколько их зашло. И желательно, как можно больше уничтожили боевиков.

Если кто-то хочет сидеть на Facebook и строить из себя героя, пусть играется.

У меня ни одного дня на фронте не было перемирия: шли обстрелы и гибли люди.

Перемирие выиграть войну не поможет. Для меня перемирие – это непонятная вещь. Либо бьем мы, либо бьют нас – третьего не дано. Если мы говорим: «Давайте поиграем в перемирие», нужно доставать белый флаг и сдаваться. А восстановить порядок на Донбассе можно только за столом переговоров.

Мы видим, что переговоры идут, но их результатов нет.

– Может надо поменять переговорщиков тогда?

На кого?

– У меня месседж простой. Собирается вся армия ДНР, опускает головы и говорит: «Мы осознали и поняли, что мы – неотъемлемая часть Украины», а затем выбивает вместе с нами кацапов. Тогда я буду с ними стоять вместе. С украинцами я найду общий язык. Это – родная кровь, даже если они уверовали в Новороссию.

Вы считаете что, излечить этих людей от заразы сепаратизма реально?

– А почему Вы решили, что их лечить надо? Люди, по факту, защищают свои социальные интересы, как и мы это делали на Майдане. Этого не понимают те, кто не был на Донбассе. Власть на протяжении 20-ти лет не обращала внимания на регион, хотя люди жили в трущобах. Жителям Донбасса вовремя сказали, что мы – хунта. Вначале их протест был зеркальным отображением киевского Майдана, вплоть до того, что даже в Доме профсоюзов работал медицинский центр. Тут вопрос в другом: когда мы не смогли найти с ними общий язык?

Сейчас жителям Донбасса надо объяснить: «Ребята, если мы спалили ваши хаты – мы их отстроим». Никто не пытается донести в их головы что Новороссия – это фейк для дебилов. У нас информационная война, пресса должна заняться работой. Кстати, термин «сепаратисты» надо заменить на «враги Украины». Средства массовой информации, должны отказаться от этого дебильного термина и называть вещи своими именами.

Сейчас с жителями оккупированных территорий нет никакой связи. По телевизору они смотрят каналы типа «Россия24», «Звезда» и т.д. Даже мобильные сети работают только время от времени.

Что может сделать Украина, для того, чтобы жители оккупированных территорий не смотрели российские телеканалы.

– Есть телебашня. Если она транслирует чушь, может, ее уничтожить надо? Тогда появится информационный вакуум. Можно даже с самолета листовки раскидывать. Разницы нет, как это будет выглядеть. Нужно что-то делать.

Нужно ли Украине вступать в НАТО?

– Я словосочетание «Украине вступать» на дух не переношу.

Тогда, следует ли Украине присоединиться к НАТО?

– Запорожские козаки присоединялись к НАТО? А чем мы хуже? Чем мы отличаемся от них? Все давно придумано: в своей хате – своя правда и воля. Что вы ждете от других хат? Что они вам принесут? Вам много соседи приносят? Никто в ваш дом не придет и за вас не уберет. Это должно выглядеть, что приехал уборщик из Европы со швабрами и навел за вас порядок?

Можно ли вернуть Крым дипломатическим путем?

– Выдать дипломатическому корпусу стволы, надеть каски, бронники и отправить вперед. Они даже надпись могут себе прикрепить на спину «дипломат», мне разницы нет. Пусть идут в атаку.

В обществе распространяют мнение, будто бы Порошенко предал национальные интересы. Поддерживаете ли Вы такую точку зрения?

– Если уж эти люди решили, что Порошенко всех сдал, пусть возьмут и сделают лучше. Желательно, чтобы они занимались чем-то полезным, а не только кричали: «нравится» или «не нравится». Хотя бы убрать из своей хаты мусор – это тоже поступок. Улучшить свою жизнь хоть немножко, помочь друг другу. Я не говорю уже о помощи военным. Большинство думает, что добровольцы – это дурачки, которые бегают с автоматиками и играют в солдатиков, – не понимая, что война под носом.

Конечно, Порошенко – не цацка и не торба писанная. Но если дать возможность террористам прорваться дальше, многие поймут, что Порошенко – это далеко не враг №1.

Расскажите о военной подготовке бойцов «Правого сектора»?

– Все очень просто. У нас есть мобилизационное отделение. Туда нужно позвонить и сказать: «Я хочу воевать в Добровольческом Украинском Корпусе» (ДУК). Потом человека пригласят на собеседование. Если кандидат в бойцы отвечает требованиям, он будет проходить обучение не менее месяца. После этого предстоят экзамены и дальнейший отбор. Кандидат, который не отвечает требованиям, возвращается домой.

Если все нормально, парня отправляют в один из 12 добровольческих батальонов. Дальше человеку предстоит знакомство с комбатом. Комбат читает его личное дело и заводит новое, а затем отсеивает приблизительно 30% людей, приехавших на собеседование.

На передовую боец попадает только за определенные заслуги, а не потому, что ему так захотелось. Если в первом бою кому-то из командиров не понравилось его поведение, парня отправят домой. В этом случае, можно поставить точку на его карьере в ДУК. То есть либо вы проходите три круга ада и остаетесь в Добровольческом Украинском Корпусе, либо едете домой.

Какие требования к кандидатам в бойцы кроме патриотизма?

– Голова, две руки, туловище, две ноги, ну, и немного в голове (смеется). Научить стрелять из автомата можно и обезьяну, а вот научить пользоваться этим (головой – авт.) инструментом нужно еще уметь. А еще, возраст от 21 года.

Комбат «Черный». Настоящее имя Владислав. Родился в Чернигове. Ранее был комбатом Деснянской подготовительной базы «Правого сектора». 5 отдельный батальон, который возглавляет «Черный», самый известный из 12 батальонов Украинского Добровольческого Корпуса «Правый сектор»

Какие трофеи брали бойцы из «Правого сектора»?

– Самые разные. Кроме авиации, танков и БМ21. В основном, попадалось стрелковое оружие и гранатометы. Один гранатомет 120-й, взятый на вражеском укрепрайоне, теперь стоит на нашей позиции.

В «Правом секторе» много верующих людей. Боевики себя тоже называют глубоко верующими и православными, но это им не мешает творить бесчинства.

– Гореть им в пекле! Их накажет Архангел Гавриил за то, что они творят, прикрываясь христианской моралью. Они убивают, грабят и насилуют, двух моих ребят они спалили живьем, – я не понимаю, где тут христианство?!!

Почему боевики демонизируют ДУК «Правый сектор» больше остальных добровольческих батальонов?

– Не нравится им словосочетание «Правый сектор» да и все. Наверное, подкинули мы им немного сала за шкуру (смеется). Они нас просто видели в работе. Даже мемы про визитку Яроша не просто так появились. В свое время, она просто вылетела из машины и ее не успели забрать. Этим воспользовались апологеты «русского мира». Но все получилось настолько красиво, что нам это даже самим понравилось.

Ирина Сатарова

13676

Всё по теме: АТО
Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.