Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Общество


«Коммунальный детский притон»

07.04.2015 15:18:52

Старшие дети здесь играют роль надзирателей, избивая меньших и психически воздействуя на них.

Есть в Днепродзержинске детский притон… тьфу ты, приют. Под названием КП «Центр социально-психологической реабилитации детей», рассчитанный на 30 воспитанников. И процветает в нём «брачное агентство». Ездит туда один «заморский» хрен с Днепропетровска – дядя Вова – и, как рассказывают воспитанницы, «ищет себе жену-целку».

Был даже такой случай, когда дежурный по режиму едва успел вырвать15-летнюю девочку из рук двух уже «бывалых» воспитанниц этого притона… тьфу ты, приюта, шедших на свидание к дяде Вове.

«Такой страшный» (слова воспитанницы приюта) усатый дядя Вова, давно разменявший полтинник, ищет себе жену среди контингента от 3 до 18 лет. Знают его там как полковника СБУ. По номеру машины – Тойота АЕ 00-52 СЕ, оформлена на престарелую бабушку, – нам удалось выяснить, что «ищет себе жену-целку» Гурмин Владимир Юрьевич, 1961 г. р.

Уместно спросить: «А куда смотрит руководство детского учреждения?».

А руководство про дядю Вову очень хорошо осведомлено, если не сказать большего.

После нашего вмешательства дядя Вова «лёг на дно». Да и доблестные правоохранители Днепродзержинска уже больше месяца раскачиваются в целях проверки заявлений некоторых сотрудников этого детского притона.

Официально руководит днепродзержинским притоном-приютом Подзерко Юлия Петровна, а фактически –воспитатель-методист Трифанкина Алина Васильевна.

Каким ветром занесло эту тётечку к нам с Полтавской области, сказать сложно, но вот уже много лет великий педагог Сухомлинский-Макаренко-Трифанкина устраивает в этом приюте-притоне пьянки с прокурорами, ментами и иными гражданами. Подлаживает ли она под них своих подопечных, сказать не берусь, но волокита со стороны ментов и прокуроров настораживает.

Начинала свою работу великий педагог с того, что для того, чтобы не очень горевать по ночам за собственным маленьким сыночком, оставленным на воспитание родителям в Полтавской области, стала брать к себе на ночь более старшего, чужого 14-летнего пацанёнка. А чтоб народ не придумывал былинные сказания про совращение малолетних, «Макаренко» рассказывал, что по ночам, дескать, подкармливает мальчика.

Не гнушается Трифанкина совместным курением с 14-15-летними воспитанницами прямо на улице, вместо того, чтобы проводить с ними разъяснительную работу о вреде курения на молодой женский организм будущих матерей.

Будучи пьяной, лезет целоваться к дежурным по режиму, и если бы дежурные были не против, то дело зашло бы гораздо дальше. Но дежурные, как верные и порядочные мужья, не желают в упор видеть в Алине Трифанкиной женщину, чем оскорбляют «женские» чувства этого представителя слабого пола, с неимоверным трудом точащего зуб и когти на своих подчинённых.

Живёт Трифанкина по принципу «кто не со мной, тот против меня», и увольняет всех, кто что-то не то сказал, как-то не так посмотрел. Причём увольняет очень порядочных людей, подымающих вопросы по поводу ненадлежащего воспитания детей и финансовых махинаций в учреждении.

Так, к примеру, одной из последних «жертв» Трифанкиной стала музрук Тимофеева Валентина Михайловна, которая характеризуется Советом ветеранов и инвалидов ВОВ, Союзом ветеранов Афганистана как талантливый организатор, ведущий, автор и исполнитель многих песен, одинокий верующий человек, воспринимающий работу и воспитание подрастающего поколения как часть своей личной жизни. Тимофеева является соорганизатором встреч с учащимися школ города по военно-патриотической тематике. Своей добротой и порядочностью она скрашивает жизнь детей, лишенных родительской опеки.

Трифанкина сделала всё возможное, чтобы заставить Валентину Тимофееву написать заявление на увольнение.

Из заявления в прокуратуру Днепродзержинска: «Старшие дети в Центре у Трифанкиной играют роль надзирателей – исполнителей действий руководства (Трифанкиной). Они избивают маленьких, психически на них воздействуют. За это их отпускают за территорию Центра одних, без воспитателей.

Дети уходят вечером, приходят утром пьяные и обкуренные. В комнатах детей валяются окурки сигарет, и руководство на это не реагирует.

Недетский интерьер приюта. Прокурор г. Днепродзержинска, посмотревший это видео, сказал, что в 34-й женской тюрьме и то лучше обстановка

 

Вызывать милицию по поводу ночных уходов девочек с территории Центра Трифанкина запретила, заявив, что сама отпустила на ночь 14-летних девочек.

Девочки до такой степени вышли из-под контроля, что обзываются и матерятся на детей и на взрослых. Лезут биться, зная, что работникам их трогать нельзя, начинают угрожать. И это не удивительно, т.к. они уже неоднократно использовались Трифанкиной в своих целях для увольнения и оклеветания работников Центра».

 Дети часто с разрешения Трифанкиной покидают этот приют-притон. Несмотря на то, что данное учреждение является учреждением закрытого типа, только с момента нашего вмешательства в ситуацию с этим детским притоном-приютом с февраля 2015г. дети покидали учреждение четыре раза.

Милиция на вызовы дежурных по режиму не реагирует или же ведет себя, по меньшей мере, странно, как 29.01.2015 г. Тогда, в вечернее время двое несовершеннолетних – Анастасия С., 1999 г. р. и Валерия М., 2000 г. р. – под предлогом того, что идут купаться, закрылись в туалетной комнате. Оттуда они вышли уже в состоянии алкогольного или наркотического опьянения (со слов сотрудников, они днем ходили вместе с гл. бухгалтером в магазин) и сразу, зайдя в спальню, начали избивать несовершеннолетнюю Екатерину В.

Дежурный по режиму Малышев Михаил стал препятствовать этому, закрыв Екатерину на кухне. После чего сразу же позвонил и рассказал о случившемся директору приюта Подзерко Юлии Петровне.

Валерия М. и Настя С. попытались выбить дверь на кухню, а когда дежурный начал отгонять их от двери, Македа стала кричать излюбленными фразами «педагога Макаренко-Сухомлинского», что, дескать, дежурный хочет её изнасиловать, хотя при этом присутствовала и ночной воспитатель. Потом «девицы» забежали назад в спальню и начали бить остальных девочек и брызгать в глаза детям, дежурному и воспитателю лак для волос.

Видя их неадекватное состояние, дежурный в 22:30 вызвал милицию. Около 23:00 прибыл наряд милиции, сразу за ними, через пару минут, в Центр приехала воспитатель-методист Алина  Трифанкина. Она завела наряд милиции в кабинет директора, но о чём она с ними там говорила и что им предлагала – никто не знает. После разговора с Трифанкиной милиционеры покинули приют, не взяв пояснений ни у дежурного, ни у воспитателя, ни у избитой девочки, не освидетельствовали пьяных детей, и побои у Власенко Катерины не сняли. Думается, что разговор с Трифанкиной их заинтересовал больше, чем выполнение своих прямых обязанностей.

Последний раз после нашего вмешательства милиция заставила руководство детского притона найти двух воспитанниц – Яну Д. и Настю С. – и привести их назад в приют. Красавицы «резвились» на ул.Чапаева. В приют прибыли в сопровождении руководства и милиции пьяные. Яна Д. была избита Настей С. и пыталась вскрыть себе вены. Милиция должным образом к происшедшему не отнеслась и разумеется, мужичёк, кормивший и поивший малолеток на ул.Чапаева, оказался безнаказанным. Как, впрочем, и руководство этого детского притона, отпустившее «деток» погулять.

Так что чем закончится разбирательство по «коммунальному детскому притону» – неизвестно. И, скорее всего, это – не последняя статья…

Маргарита Закора

По теме: Девочки хотят побыстрее вступить во взрослую жизнь

8708

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.