Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Гиппократ бы плакал

21.04.2015 17:25:14

Только настойчивость волонтеров и родственников помогают выжить бойцу «Правого сектора» после болезни и неудачной попытки суицида. А вот с врачами парню не очень повезло.

Боец Добровольческого украинского Корпуса «Правый сектор», днепропетровец Артур Гальцов в свои 24 пережил такое, чего не каждому приходится пережить за всю свою жизнь.

Не выдержала психика

Парень и его семья поддерживали Евромайдан, Артур регулярно приходил на «Народное вече» в Днепропетровске. Позже записался в ДУК «Правый сектор» и отправился на Донбасс. После окончания АТО планировал создать семью. Но судьба внесла в жизнь парня весьма жестокие коррективы.

«В донецком селе Водяное он собирал по частям тела своих друзей, которые подорвались на мине, – рассказывает отец парня Валерий Гальцов. – После этого сын получил отпуск в «Правом секторе» и вернулся в Днепропетровск. Дома у него начались проблемы с желудком, поэтому Артур лег в стационар 11-­й городской больницы. После лечения сын собирался отправиться в Киев на снайперскую подготовку».

Во время лечения нянечка и медсес­тра попросили парня помочь доставить в морг трупы двух умерших больных. Артур не отказал, а потом пошел в ближайший киоск и купил спиртное…

Прогуливаясь по отделению, он встретил дежурного врача и у нее поинтересовался: «Сколько от окна до земли?»

– Не знаю, – ответила врач.

Ей показалось, что парень решил пошутить.

– Тогда я проверю, – сказал Артур.

Врача в это время отвлек кто­-то из больных. Она даже не успела заметить, как парень выбросился из окна 3 этажа.

Потом, с множественными переломами черепа и гематомами, парня доставили в больницу Мечникова. А оттуда через месяц лечения перенаправили в неврологическое отделение 4­-й городской больницы на реабилитацию. Диагноз бойца – ушиб головного мозга ІІІ степени.

«Готовьте гроб»

Лечащим врачом Артура стал заведующий отделением Михаил Юльевич Милейковский. Первые сутки медик игнорировал своего пациента. В трудную минуту бойца поддерживали отец, сестра, его девушка и волонтер из батальона «Сичеслав» Любовь Писаренко.  Волонтеру позвонил аноним и попросил помочь парню, находящемуся в тяжелом состоянии.

На следующий день одна из медсестер на совещании высказала резкое недовольство таким халатным отношением к больному. После этого случая врач наконец­-то выписал препараты для поддержания общего состояния тела. Михаил Юльевич был в недоумении от того, что медсестры и волонтеры так переживают за чужого человека: «Зачем вы за ним бегаете? Он что, ваш родственник?» – говорил он волонтеру Любови Писаренко.

С семьей Артура Милейковский тоже не миндальничал. С его точки зрения, парень неизлечимо больной. «Готовьте, гроб. Ему осталось жить максимум неделю», – посоветовал врач отцу. При этом никаких эмоций сострадания на лице завотделением не было.

Милейковский поставил диагноз, что пациент фактически живет «как растение», не реагирует на окружающих людей. Но это не так. Действительно, парень не в состоянии разговаривать. Боец принимает пищу через трубку. Однако, что происходит вокруг, он понимает.

Корреспондент «Лиц» видела, как Артур послушно исполнил просьбу Ольги, взяв девушку за руку. Участницей похожего случая стала и Любовь Писаренко: «Когда я пришла первый раз к парню, взяла его за ладонь и сказала: «Артур – ты боец и наш защитник! Ты должен жить, борись!» У мальчика побежали крупные слезы, он довольно сильно сжал мою руку. Я поняла, что в беде его не оставлю».

Впрочем, Милейковский после нескольких просьб таки назначил более основательное лечение своему пациенту. Он порекомендовал родным Артура купить дорогие лекарства. При этом в волонтерском центре при 4­-й больнице для бойцов они раздавались бесплатно.

«Я встречалась с Милейковским, убеждала его выписать Артуру нормальное лечение. И только после этого он назначил капельницы с церебролизином (препарат выписывают больным с повреждениями головного и спинного мозга – авт.)  и протянул мне рецепт. О цене лекарства заведующий отделения предпочёл промолчать, –  рассказывает Любовь. – Оказалось, что одна упаковка препарата стоит 700 гривен, а ее хватало только на сутки. Милейковский заявил, что этого лекарства в волонтерском центре больницы нет».

Неравнодушные граждане собрали деньги на двухнедельное лечение для Артура. По словам врача, возможно, парню понадобится более длительный курс лечения.

«Поэтому мы с Валерием обратились в волонтерскую службу больницы Мечникова, чтобы получить препарат бесплатно, – продолжает рассказывать Любовь Писаренко. – Там нам объяснили, что 4­-я больница должна сделать официальный запрос на получение церебролизина и других необходимых для Артура препаратов в их центр. Другими словами, нам дали понять: «Привезите запрос и мы выдадим все бесплатные лекарства в нужном количестве».

Любовь с отцом парня Валерием опять отправились на прием к Милейковскому с двумя вопросами. Во­-первых, нужно было попросить официальный запрос на медицинские препараты, а во-­вторых, выяснить, на каком основании у бойца АТО требуют деньги за прохождение компьютерного томографа.

«Михаил Юльевич в свой кабинет пригласил медсестру и начал рассказывать – как много больница, и он лично, делают для восстановления бойца, – говорит Любовь. – Когда я конкретно попросила то, за чем пришла, врач ответил: «Вам никто слова не давал». Этот случай меня и родных Артура обескуражил. Поэтому мы с Валерием обратились к начмеду Наталье Бут. Она за короткое время нашла все необходимые бесплатные препараты в волонтерском центре».

Потом волонтер с Валерием отправились к главному врачу Константину Чебанову. Тот вызвал Бут, которая отчиталась о наличии в больнице всех необходимых для Артура бесплатных препаратов, в том числе церебролизина.

«Стало очевидно, что Милейковский намеренно вытягивал деньги из семьи, – рассказывает Любовь. – Кроме того, мы далеко не первые, кто имел претензии к заведующему неврологией. Главврач предупредил начмеда – мол, если появится еще хоть одна жалоба на Милейковского, того уволят.

Кроме того, Чебанов назначил Артуру нового лечащего врача, и позитивные изменения не заставили себя долго ждать. Бойцу выделили ортопедическую кровать и противопролежневый матрас. До этого парень мучился на больничном гамаке. Большое спасибо Константину Чебанову и лечащему доктору Артура!»

Но уже через пару недель все вернулось на свои места. Снова откуда-­то «нарисовался» Милейковский, а новая лечащая врач практически перестала приходить. Изменилось питание парня, а его лечение опять стало базироваться только на препаратах для поддержания состояния тела. Боец, который получил позывной «Воробей», похудел настолько, что внешне напоминает мощи.

Таким Артур Гальцов вернулся из АТО

Так стал выглядеть Артур после лечения в больнице №4

Как помочь?

Чтобы поддержать Артура, можно отправить деньги на номер банковской карточки 6762 4620 5488 2094. Получатель – сводная сестра парня Шевчук Дарья Александровна.

Телефон отца: 050 342-42-21 – Валерий Гальцов.

О выходках врача

Михаил Милейковский «прославился» в родной больнице как настоящий друг «русского мира». «Он не мог понять, как медсестры, у которых есть родственники в России, помогают этому бандеровцу», – констатировала Любовь Писаренко.

Чтобы поддержать Артура морально, на тумбочке в палате родственники разместили наклейку «Правого сектора». «Милейковский ее не один раз срывал. Говорил, мол, в больнице политической агитации не мес­то», – рассказала сестра Ольга. Но родственники настояли на том, что наклейка должна висеть – для поддержания духа больного.

Кстати, говорить о всех событиях, происходящих в отделении, и тем более о заведующем, медперсоналу неврологии категорически запрещено. В противном случае медсестры и нянечки не только потеряют работу в течение 24 часов, но и не смогут трудоустроиться в другой больнице. Поэтому они очень запуганы.

По словам одного из сотрудников больницы, Милейковский однажды без лишних церемоний выпроводил контуженых бойцов, приехавших из­-под Дебальцево. Ребята должны были продолжить свое лечение в Киеве, но о прибытии самолета их никто не предупредил. Заведующий приказал бойцам собираться немедленно.

Некоторые парни в спешке оставили в больнице личные вещи. А чтобы бойцы вели себя более расторопно, Милейковский выталкивал их в спину. Он даже не разрешил позавтракать и не удосужился им передать воду и сухие пайки. Наверное, солдаты получили первую возможность поесть за день только вечером в Киеве. Все ребята не местные, поэтому денег на еду у них не было. Медперсонал больницы плакал, наблюдая, как зимой полураздетые бойцы садились в машину.

Самоубийство в неврологии

Также источник «Лиц» рассказал о случае, который поверг в шок всех сотрудников неврологии. Пациентка в день своей госпитализации пообщалась с Милейковским в его кабинете, потом вышла в коридор и выбросилась из окна 8­-го этажа отделения. Что же нужно было сказать пациентке, чтобы она сразу после разговора с врачом покончила с собой?

Редакция «Лиц» отправляла информационные запросы в Главное управление МВД Днепропетровской области и в департамент охраны здо­ровья Днепропетровской ОГА с целью проверить информацию о суициде в 4­-й городской больнице. Данные, которые рассказал наш информатор, подтвердились. Действительно, 21 октября 2014 г. произошло самоубийство пациентки неврологического отделения. По этому делу ведется следствие.

Корреспондент «Лиц» пыталась поговорить с Михаилом Милейковским лично. К сожалению, конструктивного общения у нас так и не получилось. Заведующий отделением за­явил, что Артур получает надлежащий уход. Врач попытался уверить, что к  бойцу редко приходят родственники. Он даже пригласил подтвердить свои слова двух медсестер.

Что же касается самоубийства женщины, Михаил Милейковский эту информацию опроверг. Но потом от своих слов ему пришлось отказаться пос­ле продемонстрированного корреспондентом ответа из МВД на информационный зап­рос.

Путь в больницу Мечникова

На прошлой неделе, благодаря усилиям волонтеров, бойца удалось перевести в больницу Мечникова. Сейчас парень лежит в нейрореанимации в тяжелом состоянии.

«К нам в штаб помощи раненым «Днепр» пришла Любовь Писаренко и рассказала о том, в какой плачевной ситуации находится Артур Гальцов, – делится волонтер Людмила Олийнык. – Я посоветовала срочно Артура перевезти в Мечникова. И уже на следующий день, 10 апреля, на «скорой» бойца доставили сюда».

По словам Валерия, лечащий врач Артура в больнице Мечникова был шокирован, увидев, в каком запущенном состоянии оказался пациент  после лечения в «четверке». Именно этот доктор ранее давал направление на перевод Артура в 4-­ю больницу. Сам медик никаких конкретных прогнозов по поводу состояния больного пока не дает. Все очень надеются, что профессионализм лечащего врача поможет вернуть Артура к жизни. В ближайшие несколько дней состоится консилиум и, возможно, медики пересмот­рят диагноз бойца.

Ирина Сатарова

13400

Всё по теме: АТО
Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.