Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Общество


Один день мира для станично-луганчан

19.05.2015 20:38:36

9 Мая, когда мы спланировали работу в Станице Луганской, 70-летний День победы – должно было стать днем необычным: либо тишина полная, либо – наоборот, праздничные канонады и «салюты». Нам повезло…

Подоприхин М. П., электромеханик Ново-Кондрашевского участка по обслуживанию устройств поездной и станционной радиосвязи Донецкой железной дороги, должен был пойти в отпуск в октябре 2015 года. А пошел в нескончаемый отпуск без содержания. Вместе со всей ДЖД.

График отпусков я нашла на подоконнике комнаты, где на полу в спальниках спала в ночь на 9 мая наша журналистская группа. Там были и другие документы Ново-Кондрашевского участка по обслуживанию устройств… какие-то учебные пособия для железнодорожников, брошюры.

На пыльном подоконнике бывшего отдела кадров, где ныне спят на полу волонтеры и журналисты, приезжающие в гости в 1-ю роту батальона имени генерала Кульчицкого Национальной гвардии Украины.

…Согласно нормам европейской журналистики, журналист обязательно должен представить себя как журналиста. Представление себя как НЕ журналиста «несовместимо с имиджем и функцией прессы», «допустимо лишь при получении информации большой общественной весомости».

Мы представлялись волонтерами.

Представление журналистами чуть не отправило нас к праотцам – когда на блокпосту перед въездом с запада в Лисичанск (Луганская область), нас завернули автоматчики. В итоге, нам даже пришлось несколько километров ехать по дороге, являющейся линией разграничения между нашей и территорией сепаратистов-террористов.

Начиналось все нормально. К блокпосту «Лисичанск-Артемовск» мы подъехали около двух часов дня. Достали паспорта и журналистские удостоверения, а также копию заранее отправленного письма на имя начальника регионального (центр – г. Днепропетровск) медиа-центра Министерства обороны Украины подполковника Колесника Александра Владимировича. В письме сообщались ФИО и данные паспортов трех журналистов и одного водителя, информация о газете «Лица» и командировке в Станицу Луганскую.

Стоял небольшой затор – пересменка на блокпосту, машины временно не пропускают. Через 10 минут начали пропускать – подъезжаем, протягиваем документы, показываем содержимое багажника. Боец передает информацию старшему, что едут журналисты. Старший удаляется куда-то с паспортами, через двадцать минут возвращается и объявляет, что через СБУ он будет проверять, зарегистрирована ли наша газета.

«Вы, вообще, понимаете, что у нас в багажнике колбаса, аккумуляторы, в конце концов, трусы и носки для солдат? Мы бы пошли пешком, но не донесем это до Станицы», – кипячусь я.

«Не надо нервничать. Я делаю свою работу. Я поставлен следить, чтоб туда не ввозилось наркотики, оружие (?!! – авт.)», – отвечает неизвестный с автоматом.

«Бред, – думаю. – На официальном сайте Минюста опубликованы ВСЕ зарегистрированные газеты. Проверить, зарегистрированы ли «Лица» – дело трех минут, и никакую СБУ привлекать не надо».

Через полчаса он возвращается и объявляет, что нас пропускать не будет до получения некой аккредитации в зоне АТО, для чего надо ехать в Краматорск, но «это дело не одного дня». Возвращает нам документы, без техпаспорта: «А техпаспорт я вам отдам, когда развернете машину и немного отъедете от блокпоста». Детский сад!

Уж насколько миролюбив Вячеслав Горобец, блоггер и автор статей на экологические темы, и тот разразился в Facebook злым постом:

«Самый мудацкий блокпост при въезде в Лисичанск. Наглые, расфуфыренные, как павлины, самодовольные менты, которым самое место на передовой. Потрошат машины, ненавидят журналистов, не представляются. Плевали на ваши конституционные и вообще какие-либо права. Полоскали нам мозги около часа, проверяли «через СБУ» регистрацию газеты, требовали какой-то «аккредитации в зоне АТО», не предусмотренной никакими законами. Аккредитация ВР Украины их не устроила.

И в конечном итоге развернули, пришлось ехать километров 40-50 в объезд, по зоне разграничения, под самым носом у сепаров, мимо минных полей.

Такие люди дискредитируют вооруженные силы Украины и только усиливают недовольство местного населения и сепаратистские настроения».

Ну, поэтому далее на всех блокпостах мы представлялись волонтерами. И нас пропускали без проблем, иногда даже не досматривая. Почти без проблем.

«Они заблудились»

– Ка-а-ак из Днепропетровска?!! Ка-а-ак можно ехать от линии разграничения «из Днепропетровска»?!!

– По навигатору ехали. Вот, поглядите наш маршрут. Мы через Горское проехали, по частному сектору. А перед Горским два блокпоста было, нас пропустили без проблем. Чего вы претензии предъявляете?

– Да потому, что то были блокпосты военные. А наш – пограничный! Мы – пограничники, мы не можем вас впустить в Украину, у вас нет талона с нашей печатью, который мы выдаём при временном выезде.

– Вы в своем уме?!! Мы – граждане Украины. Вот наши паспорта!

– У вас талона нет!..

Пока я звонила в батальон Кульчицкого, идя по асфальту дороги между заминированных обочин, ребята таки выехали с пограничного блокпоста в сторону «ЛНР». На блокпосту бесцельно стоять запрещено, а мы люди дисциплинированные. Где-то стреляли – наверное, не задействованные пограничники тренировались, целясь в мишень врага, въезжа­ющего на блокпост «Лисичанск-Горское-Золотое-Первомайск» без талона с печатью.

…Мы так и забыли спросить, что или как сказал пограничникам взводный из батальона Кульчицкого, но нас пропустили. При условии, что в Днепропетровск мы будем ехать не через этот блокпост. Иначе на нас пришлось бы тратить талон с печатью?

Криївка

Как и следовало ожидать, 9 Мая, когда мы спланировали работу в Станице Луганской, 70-летний День победы – должно было стать днем необычным: либо тишина полная, либо – наоборот, праздничные канонады и «салюты». Нам повезло: тишина.

«Вам повезло. После вашего отъезда две ночи звучит симфония войны. Оркестры с двух сторон играют на всех инструментах», – прислал SMS один из нацгвардийцев – издававший днепропетровскую «Популярную газету» в 1996-97 гг., позывной «Траволта».

Так что в райцентре Станично-Луганского района Луганской области мы смогли и с местными жителями пообщаться, и на концерте к 9 Мая побывать. Концерт, жаль, собрал не много людей. Может, потому, что, по оценкам местных, в поселке осталось 20-25% жителей от довоенного их числа.

В Станице Луганской долгие месяцы шли интенсивные бои, обстрелы, каждый второй дом был поврежден или даже разрушен, не было воды и света – многие вынуждены были покинуть пгт. Лес вокруг поселка выжжен, скошен в буквальном смысле этого слова.

Скошенный лес возле блокпоста «Сталинград». Здесь же стоит то, что осталось от разорванного танка

«Вы находитесь в неофициальном Кондрашевском райотделе милиции!» – представился нам поздним вечером 8 мая боец «Резя», вылавливая из котелка кусок мяса покрасивше. Котелок стоит на столе в бывшей комнате охраны труда. Напротив – касса, тут выдавали аванс и получку железнодорожникам.

«Раніше було залізничне – тепер в нас тут криївка», – говорит нацгвардиец, водящий нас по зданию, где разместилась часть батальона Кульчицкого. Вокруг снуют люди в камуфляже.

Узнавая, кто мы, начинают вспоминать свою связь с Днепропетровском: «В промышленно-торговых выставках брал участие, в 2004-05-ом. На Косиора и в Театре оперы и балета. Продажами занимался»; «Мама живет в Перещепино Днепропетровской области».

Не признавая очевидного

Мужчин призывного возраста – от 17 до 60 – в пгт нету. За день мы видели одного – алкоголика лет 35-ти, которого, лыка не вяжущего, сдала «милиции» мамаша. «Милиция» прописала ему трудотерапию на свежем воздухе, и через пару часов он ушел с дрожью в коленях и руках, уже забывших, что такое труд.

Правда, еще парочку можно было наблюдать на концерте, но то – чиновники, они всегда «в едином порыве» с госвластью.

А мужчин нету, по мнению нац­гвардийцев, потому, что те воюют на стороне «ЛНР».

«Мы задержали в начале мая двоих пацанов, лет 17-16. Они пытались перебраться через реку Северский Донец (линия разграничения – авт.). Признались, что завербованы на обучение для службы в «армии ЛНР». На период обучения, два месяца, им должны были платить ежемесячно по

360 долларов стипендии. Можно только представить, сколько платят самим боевикам», – говорят воины Национальной гвардии Украины. И признаются, что если бы ту цифру зарплаты, которую платят нацгвардийцам, выдавали в евро – это можно было бы назвать достойной зарплатой.

Так же их удивляет, как упорно местные жители отказываются признавать, что стреляют по Станице не украинские военные, а из-за Северского Донца. Когда стало нельзя отрицать очевидное, мозг станично-луганчан придумал спасительное определение – «третья сила».

– По нам стреляют, а в местных новостях, которые Луганск транслирует, говорят, мы стреляем. Но местные же видят. Вот они и придумали – «третья сила». Я им говорю: когда внучек ваших будут насиловать, вы тоже не обращайте внимания – это «третья сила».

– А «третья сила» – это кто?

– Это, якобы, какие-то провокаторы, ни с той, ни с другой стороны.

– Инопланетяне?..

– Ну, им такую мутку еще с Евромайдана кинули. «Кто расстрелял майдановцев? – Третья сила!». Вот они и повторяют.

«Чтобы все были живы»

На концерте к 9 Мая представитель Станично-Луганской райгосадминистрации произнес короткую речь, в которой самым частым было слово «мир»:

«Всех с праздником: с Днем победы! Мира, добра, счастья всем нам. Сегодняшний День победы – он настолько знаковый: мы настолько все, к сожалению, прочувствовали цену миру, цену хрупкого, но, тем не менее, перемирия, когда в наших поселках не рвутся снаряды, не летят на нас «грады», когда на территории наших поселков – тишина и не гибнут люди.

В канун Дня победы мы подписали первые договора на восстановление наших школ, нашей больницы и других социальных учреждений нашего района. Я очень надеюсь и желаю всем нам – всем жителям нашей большой, славной Украины, а также тем, кто живет сегодня на территории так называемой «ЛНР», там тоже наши люди, – я всем желаю мира, добра, счастья, и чтобы ни одна смерть больше не омрачила ни один наш праздник, чтобы все были живы и здоровы. Мира, добра, счастья! С Днем победы!».

Недалеко от центральной площади – рынок. Самый ходовой товар – рассада овощей и цветов. Хоть мост между Луганском и Станицей взорван, его подлампичили, и теперь движение происходит, в основном, по двум причинам: станично-луганчане тянут в Луганск кравчучки с едой и питьём, луганцы – идут в Станицу Луганскую за едой, которая здесь на 50% дешевле, и питьём, которое дешевле в несколько раз. Как это и было заведено в СССР, преемником которого себя объявил Лугандон, продукт №1 – хлеб – в Луганске – как это ни странно – дешевле, чем «в Украине». За счет чего достигли такой цены хлебозаводы – остается только гадать.

Собирайте манатки!

Постоянно улыбающийся, с большими белыми зубами и густыми черными бровями, 19-летний криворожанин, доброволец из батальона оперативного назначения им. генерала Кульчицкого МВД Украины, позывной «Шрам», – 9 мая был дежурным на посту наблюдения.

Пост находится чуть поодаль от Станицы Луганской в будке бывшей трансформаторной подстанции.

Однажды группа бойцов, патрулируя местность, нарвалась на засаду. Тогда им повезло найти эту будку, они укрепились в ней и отстреливались, в результате – никто не пострадал. Было принято решение оборудовать здесь пост.

– …А что ты посоветуешь молодежи? – спросил журналист у Шрама.

– Не знаю… Хай собирают манатки!..

У меня кольнуло в сердце: «Да неужели же даже этот, – колированный патриот, с Институтской выносивший трупы расстрелянных майдановцев, с майдана – сразу добровольцем записавшийся на фронт, освобождавший Славянск, ныне – оберегающий порядок в Станице Луганской, – неужели же даже этот – считает, что молодым надо эмигрировать?!!»

После паузы Шрам досказал: «Хай собирают манатки и едут на помощь!».

19-летний Шрам освобождал Славянск. 9 мая он стоял в дозоре под Станицей

Алёна Гарагуц

Фото – Алёны Гарагуц, Вячеслава Горобца, Юрия Смолы

 

2172

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.