Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать


Директор скупал акции у мертвых душ?
Скандал вокруг деятельности главы ЗАО «ДОПСОК» Владимира Царенко разгорелся с новой силой

15.02.2006 14:10:47

В августе 2004 года «Лица» опубликовали статью, в которой бывший член правления ЗАО «ДОПСОК» Лидия Соловьева, возглавляющая ныне Днепропетровскую областную общественную организацию «Гражданская ревизия», высказала критические замечания по поводу деятельности гендиректора и председателя правления ЗАО Николая Царенко. Критика, да еще в газете, – вещь неприятная. Но все-таки разные люди реагируют на нее по-разному. Одни доказывают свою правоту в ответной статье (которая также была опубликована в «Лицах», в следующем номере, подписанная акционерами «ДОПСОКа», придерживающимися противоположного мнения, в т.ч. Царенко, но он этой статьей не удовлетворился). Другие находят мужество признать собственные ошибки. А третьи – их, к счастью, в городе немного, и журналисты знают всех наперечет – затевают судебную канитель с прессой. Герой нашей публикации, увы, относится к последним.


Уже полтора года тянется процесс по иску Николая Григорьевича к «Лицам». Мы не будем его комментировать или, упаси Боже, давать оценку деятельности суда. Но, учитывая сутяжнические наклонности нашего оппонента, вынуждены прибегнуть к специальному приему: все нижеизложенное просим считать не констатацией фактов, а оценочными суждениями автора и акционеров ЗАО «ДОПСОК», с которыми автор общался при подготовке материала. Поэтому заранее просим у читателей прощения за частые оговорки, иносказания и витиеватость стиля. Мы ни в коем случае не можем себе позволить утверждение, например, что Царенко – вор и фальсификатор. Подобный вердикт может вынести только суд. Заметьте, даже в заголовке стоит знак вопроса. Но субъективную оценку деятельности человека и структуры, которую он возглавляет, никто не может нам запретить. В конце концов, в стране пока что действует свобода слова. А оценочные суждения, согласно украинскому законодательству, не подлежат судебному преследованию.


Базар у подножия театра
Для тех, кто не в курсе, расшифруем лающе-собачью (исключительно субъективное авторское суждение) аббревиатуру «ДОПСОК». Это ни что иное, как Днепропетровский Областной Производственный Строительно-Оформительский Комбинат. Так предприятие называлось в начале девяностых и занималось оно ремонтом и художественным оформлением кафе и ресторанов. Сегодня прежний профиль практически утрачен. Чем же заняты бывшие оформители?
Гости города, случайно забредшие на Театральный бульвар, испытывают настоящий шок. Рядом – изумительно красивый главный проспект, любовно отреставрированные фасады исторических зданий, сверкающие витрины бутиков. А в двух десятках шагов – стилевой разнобой «пластмассовых» павильонов, теснота несусветная. А еще – грязные обшарпанные палатки книжного рынка, где кроме контрабандных российских книг, торгуют пиратскими компакт-дисками. И это под боком у замечательного театра имени Шевченко, аккурат напротив памятника молодому Кобзарю! В каком еще городе такое возможно? Представляете Львовскую оперу, окруженную лоточниками? Я, например, сколько ни силился, представить не смог.
Большинство перечисленных объектов арендуются частными предпринимателями, но принадлежат упомянутому ЗАО «ДОПСОК». Сдача в аренду имущества – таким стал один из основных видов деятельности экс-оформителей.


Кое-что о первоначальном накоплении
Сначала бывший начальник РСУ, а позже гендиректор и председатель правления ЗАО «ДОПСОК», по воспоминаниям его коллег, был эдакий рубаха-парень (выражение цензурное, не оскорбительное – прошу учесть заранее). Любил помечтать в коллективе о светлом рыночном завтра. Часто повторял что-то наподобие: «Мы должны обеспечить свою старость и будущее наших детей». Был скромен, эксклюзивными костюмами и дорогими иномарками не увлекался. Но коммерческая деятельность в специфических украинских условиях способна растлить кого угодно.
По слухам, которые смахивают на правду, урвать жирный кусок драгоценной площади в центре города Николаю Царенко помог бывший вице-губернатор по торговле Валентин Брязкало – фигура, как нам кажется, достаточно одиозная. Дальше началось бессистемное, по мнению автора, строительство палаток и павильонов, которые тут же сдавались в аренду. Подобная, с позволения сказать, предпринимательская деятельность хотя и не вызывает симпатий, но все же законом не запрещена. Да никто и не собирается на страницах газеты предъявлять Царенко претензии в связи с посредничеством, нарушениями земельного законодательства, санитарных норм или того хуже – периодической дачей взяток работникам контролирующих и иных государственных органов. Статья в газете и статья Уголовного кодекса все же, разные вещи. Повторимся, что не доказано судом, того не было и – баста! Как бы кому ни хотелось опорочить честное имя Николая Григорьевича. Впрочем, есть странные, очень странные совпадения, о которых нельзя не сказать.
Кому-то из западных воротил приписывают крылатую фразу: «Я готов отчитаться за каждый свой миллион, кроме первого». Откуда появился этот самый первый миллион у нашего героя, – большая загадка. От акционеров ЗАО «ДОПСОК» приходилось слышать разные версии. Вот одна из них.
В середине девяностых предприятие взяло крупный кредит, чтобы рассчитаться с киевскими партнерами. Но сделка внезапно сорвалась. По крайней мере, так Царенко объяснил подчиненным, сказав что-то вроде: «Нас кинули». Непогашенный кредит пришлось отдавать по частям в течение трех лет. Эти годы стали для работников «ДОПСОКа» настоящим испытанием.
– Царенко буквально молился на коллектив, уговаривая нас потерпеть, – рассказывает Лидия Соловьева. – Зарплату фактически не платили. Вместо нее время от времени выдавали колбасу и другие продукты, которыми по бартеру рассчитывались с нами арендаторы. И тут мы стали замечать, что как раз в этот период у Николая Царенко завелись деньги.
Наблюдения, как известно, к делу не подошьешь. Но в коллективе зародилось подозрение, что с гендиректором киевляне на самом деле рассчитались – наличными, а погашение кредита он переложил на плечи коллег. Понятное дело, это предположение могло оказаться неточным и даже клеветническим. Поэтому автор его совершенно не разделяет. Но нехорошие слухи среди части акционеров ходят по сей день. Это – неоспоримый факт.


Слухи смешные и не очень
Но все потенциальные прегрешения Николая Григорьевича блекнут перед тем, в чем его обвиняют бывшие члены трудового коллектива, до сих пор остающиеся акционерами, и которые вынуждены были объединиться в общественную организацию «Гражданская ревизия». Это ни больше, ни меньше – незаконное завладение акциями, в результате чего у Царенко образовался контрольный пакет. Хотя уставом предприятия доля гендиректора ограничивалась 15 процентами.
«Гнусная клевета!» – наверное, воскликнет Николай Григорьевич, когда прочтет эти строки. И мы легко готовы с ним согласиться. Ведь акционеры еще в 1999 году подписали изменения к уставу, согласно которым всякие ограничения с главы «ДОПСОКа» снимались. Правда, активисты из «Гражданской ревизии» утверждают, что подписывали совершенно иной текст, а листочек с пунктом о снятии ограничений был вклеен позже. Да и людям якобы никто толком не разъяснил, к каким последствиям приведет поставленный наспех автограф. Какие наивные! Рынок – на то и рынок, чтобы объегорить... извините, оговорился, обойти ближнего в честной конкуренции.
А самое страшное обвинение заключается в том, что Царенко скупал акции у... мертвых душ. В буквальном смысле этого слова. Например, по словам Лидии Соловьевой, бывший юрист предприятия Леонид Гуменюк, владевший 2% акций, скончался в сентябре 1999 года, а заявление о передаче акций от его имени заверено в январе 2000 года. И таких примеров несколько. Как это могло произойти – непонятно, ведь мертвые даже пальцем пошевелить не могут, не то, что в документе расписаться. Не иначе, как недоброжелатели решили подставить бывшего шефа. А вдруг это правда?
Уже который год акционеры пытаются доказать свою правоту в суде и жалуются во всевозможные инстанции вплоть до администрации Президента. Говорят, писем отправлено около 450. Но только жалобы, по старой традиции, спускаются на места. А с днепропетровскими правоохранителями, опять-таки по слухам, у Царенко полный ажур. Кто-то даже договорился до того, что Николай Григорьевич, кстати, член комиссии по строительству, архитектуре и земельным отношениям горсовета, уже не одному милицейскому чину, прокурору и судье помог с выделением земельных участков. А недавно родилась и вовсе смешная сплетня – якобы наш фигурант в виде «спонсорской помощи» поставил облуправлению СБУ мебели на 70 тыс. грн. Это ж надо до такого додуматься! Да разве стала бы уважаемая спецслужба принимать дар от какого-то коммерсанта? Это ж коррупция в чистом виде, а с этим сейчас строго.
Тем не менее, скандал вокруг «ДОПСОКа» и его руководителя разгорается. В минувшее воскресенье, например, на 9 канале в программе «Новые губернские хроники» о нем рассказали ТАКОЕ, по сравнению с чем наша заметка напоминает невинные детские шалости.


P.S. Мы обещаем читателям следить за развитием ситуации и в недалеком будущем, возможно, вернемся к обозначенной теме.

2202

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.