Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Общество


Страсти по Советскому Союзу и Петровскому из Днепропетровска – как его отголоску (ФОТО, ВИДЕО)

31.08.2015 17:07:43

Как проходят общественные обсуждения о переименовании города – на примере Индустриального района.

Состоявшиеся на прошлой неделе в Индустриальном райисполкоме, они прошли без капли конструктива. Организованно собранные, ностальгирующие за «Совком» пенсионеры высказывали протест против декоммунизации топаньем и криками. Глава райсовета Юрий Дегтярев упорно призывал собравшихся исполнять закон и грубо пиарился перед грядущими выборами. А впрочем, произошло как всегда: покричали­покричали и разошлись. Правда, большинство ушли раньше времени – вслед за депутатом Верховной Рады Яковом Безбахом.

Началось с регистрации. Нужно было подойти к девушкам, сидящими за столами, и оставить у них свои контактные данные: ФИО, домашний адрес и номер телефона. Вот и все – дело в шляпе, а вы – полноправный участник общественных слушаний. Теперь – добро пожаловать в актовый зал, оформленный в духе советских традиций – сцена, красная штора, два фортепиано. Он почти полностью наполнен людьми. Глядя на присутствующих, складывалось впечатление, что в районе проживают одни пенсионеры. Молодых людей и студентов почти не было.

Да здравствует базар!

Процессом руководил глава Индустриального исполкома, в недалеком прошлом – член Партии регионов, ныне – член партии «Відродження» Юрий Дегтярев.

После установления 5­-минутного регламента, слово взяла секретарь городской комиссии по переименованию улиц Светлана Гладкая. Она провела ликбез, рассказав о Законе Украины «Об осуждении коммунистического и национал­социалистического (нацистского) тоталитарных режимов».

Итак, согласно Закону, депутаты городского совета должны принять решение о переименовании улиц до 20 ноября 2015г. В противном случае за них это сделает городской голова. Если же и он не справится с заданием, тогда решение примет глава области. Что же касается изменения названия города, то в течение следу­ющих трех месяцев депутаты местного совета должны будут подать список предложений в Верховную Раду. Если они его не подготовят, нардепы сами выберут новое название для городов, в названии которых прославляются деятели тоталитарных режимов, в т.ч. и Днепропетровска.

– По закону мы должны провести общественные обсуждения, но принимать решение будут «выше», – констатировала Светлана Гладкая. Стоило секретарю комиссии сказать эти слова, как немолодая публика начала возмущаться.

– Какой смысл тогда нам собираться? – прозвучал мужской голос.

– Еще ничего не сказано, а мы уже гудим, как пчелиный рой, – пытался успокоить аудиторию Дегтярев. – Давайте хотя бы поймем, о чем идет речь. Решение примут в любом случае. Стоит вопрос только как это будет – с нашим участием или без.

– Наше мнение никто не будет учитывать! – выкрикнул агрессивно настроенный мужчина.

– Закон принимал Верховный Совет, за который мы голосовали, – продолжил Ю. Дегтярев. – Все замечания нужно предъявлять лично к себе. Закон существует, он принят, подписан и вступил в действие. Несмотря на то, хороший он или плохой, его нужно исполнять. Поэтому мы можем повлиять только на варианты переименования, – закончил глава райисполкома и передал слово историку Олегу Репану.

– Граждане предложили назвать улицу Вакуленчука в честь Стромцова – директора Днепровского машиностроительного завода. Это решение приняли на общественных слушаниях, и именно оно пойдет к депутатам. Переименование необходимо. Мой коллега когда­то высказал очень хорошую мысль о банальности зла. Я, например, живу на улице Косиора. Мы, вроде бы, и внимания не обращаем на ее название. Вот это и есть та самая банальность зла. Косиор как­то сказал: «Крестьяне хотели нам объявить войну, не сдавая хлеб по государственным ценам, и мы им показали, что такое голод». Этот человек уничтожил миллионы наших предков.

– Что за маразм вы несете?! – возмутилась бабулька из зала. В препирательствах истек 5­минутный регламент.

– Мы должны научиться слушать друг друга. Личное мнение каждого должно быть высказано и услышано. У меня тоже есть что сказать. Тут была цитата по поводу Косиора, она и мне режет ухо, не нравится, – попытался «воспитать» публику Дегтярев.

– Предоставьте историку слово, пожалуйста, – попросила женщина средних лет. Сказано – сделано. Олег Репан продолжил свое выступление.

– Нежелание слушать и попытки закрыть рот оппоненту – это один из элементов тоталитарного мышления, – рассказывает ученый. – Теперь поговорим о том, что предлагает комиссия. Мы, в рамках топонимической реформы, выбрали несколько направлений. Первое – свойственно для правого берега – возвращение исторических названий. Второе – это введение на карту города фамилий местных деятелей, которые присоединились к развитию нашего края.

– Зачем нам это рассказывают? Время уже вышло! – возмутилась пожилая женщина. После этих слов историк положил микрофон. Репана дополнила представитель комиссии Елена Иваницкая.

– Комиссия работает все время. Город – это живой организм, время от времени в нем появляются улицы и переулки, которым нужны названия. На карте Днепропетровска 2.402 улицы, под действие закона попадают 278. Это только 11 % от общего количества.

4­3% улиц вернут их исторические имена. Улицы, которые имеют магистральное значение, назовут в честь украинских деятелей. Также на карте появятся названия, посвященные нашей европейской интеграции – Краковская, Пражская, Берлинская, – констатировала Иваницкая.

Появление на карте Днепропетровска улиц, наименованных в честь европейских столиц, спровоцировало присутствующих на… топанье. Кто­то даже выкрикнул «Бандера!». Елена Иваницкая попробовала продолжить:

– В нашем городе, вследствие колонизации, существует 4.000 улиц, которые носят названия российских городов – Байкальская, Читинская, Ижевская. Мы приняли решение, что их имена оставляем.

– Какой вы ВУЗ оканчивали и в каком году? – перебивает мужчина 55 лет.

– А как это относится к вопросу?

– В советское время?.. – не может он угомониться в желании получить биографическую справку.

Паспорта менять не надо

Несмотря на балаган, царивший в актовом зале, некоторые представители громады задавали весьма актуальные вопросы. Женщина лет пятидесяти поинтересовалась: «Если Днепропетровск переименуют, нужно ли будет вносить изменения в документы»? Ей попробовал ответить член городской комиссии по переименованию Олег Черненко:

– Ни в какие документы вносить изменения не нужно: ни на имущество, ни на наследство, ни в документы купли­продажи, ни в какие другие.

Если идет речь о паспорте, данные о новом названии улицы и города будут вноситься, когда владельцу пришло время сменить фотографию. Денег за эту услугу с вас никто не возьмет, все бесплатно. В подзаконных актах раньше была установлена сумма за оформление прописки – 0,85 грн. Сейчас это нуль копеек! Но если вы переехали жить с одной улицы на другую, только в том случае вам придется оплатить эти 85 копеек за прописку, – сказал О. Черненко.

Однако и такой ответ не удовлетворил разгневанных пенсионеров, кто­то выкрикнул: «Не верим!»

Слово взял представитель исполкома Ленинского района, активист Евромайдана Валерий Казачков.

– Я знаю людей, которые проживают на бывшей улице Кирова. Если кто забыл – она уже переименована – в честь Олеся Гончара. Но в их документах до сих пор еще стоит старое название. И все они получают пенсии.

Помню ссору с московитом, который назвал Украину Новороссией! Я его, естественно, послал, но в ответ он мне предложил прогуляться по городу: «На вашей Украине есть улицы Косиора, Кирова, – это все наши люди», – сказал мой знакомый. Когда мы меняем топонимику, то загоняем Советский Союз еще дальше в гроб, – рассказал он.

Речь евромайдановца пришлась не по вкусу какой-­то старушке, и она подошла к президиуму.

– Как вам не стыдно?! Вы же все выросли в Советском Союзе! Сейчас весь зал встанет и уйдет! – крикнула грозно бабулька.

Чтобы не жить в Староновокодацке

Днепропетровск, Сичеслав, Днепро, Днепрополь, Днепроград, Скифослав – это возможные новые названия нашего города.Почти все из них не понравились участникам обсуждений, громада пенсионеров бурно высказала свое несогласие, крича «нет!». По душе людям – только старый, но уже противозаконный «Днепропетровск».

– Я свое мнение тоже выражу: я родился там, где я родился, – пытается «не навязывать свою точку зрения» Дегтярев.

– Хотел бы высказаться по поводу названия города, – подхватил слово Олег Черненко. – Комиссия проголосовала за 4 названия: Днепрослав, Сичеслав, Днепро, Днепровск. Никто никому не запрещает вносить свои предложения, но по закону Днепропетровск быть Днепропетровском больше не может.

К микрофону подошел молодой парень и, несмотря на разъяснения, предложил оставить городу старое имя.

– Новое имя для Днепропетровска – Днепропетровск. Он назван или в честь святого Петра или в честь петроса («камень» по­гречески – авт.), но не в честь Петровского. И рыбку съели и на диету сели. Думаю, это всех устроило бы.

– Мы имеем право вносить любые наименования, но «Днепропетровск» – по закону, не подлежит рассмотрению, – противоречит сам себе Юрий Дегтярев. – Это может быть отдельное мнение. Пожалуйста, выносите его на рассмотрение депутатов ВР. А то будет так же, как с бюллетенями: избиратели поставили галочку напротив моей фамилии на недавних парламентских выборах, хотя я снял свою кандидатуру (Юрий Дегтярев был самовыдвиженцем по округу №24, но снял свою в пользу Вадима Гетьмана от Блока Петра Порошенко – ред.). Таких было не мало, эти люди испортили бланки.

– Когда мы разрабатывали названия, одна из основных позиций была: не манипулировать сознанием, – вернулась в дискуссию Елена Иваницкая. – Нельзя улицу Фабрициуса­революционера переименовать в честь Фабрициуса­композитора. Таким образом хотят поступить и с Днепропетровском. Аналогичная ситуация сложилась в Ильичевске Одесской области. Там есть разумники, которые предлагают город «пере­именовать» в честь Святого Ильи.

Институт национальной памяти Украины выступил с официальным заявлением: ни Днепропетровска, ни Ильичевска на карте Украины не будет. Если вы не принимаете участия в голосовании за другие названия города, вы просто теряете свой голос. Потом останетесь в каком­то Новостарокодацке. Потому что такое название (теоретически – ред.) примет Верховная Рада, вы понимаете?! – взывала член комиссии по переименованию.

– Чего вы не пригласили депутатов? – возмущается мужчина средних лет.

–Депутаты не ходили на комиссию, – ответил общественный активист Андрей Бут.

– Где Безбах, он показался хоть раз? Мы голосовали за него.

– Безбах сидит в зале, – ответили мужчине.

Тем временем обсуждения продолжались, к микрофону пригласили молодую девушку.

– В зале присутствуют только пенсионеры. Сюда не пришли работающие и те, кто защищают нашу землю. Понимаете, они сейчас не имеют права голоса. Я сегодня отпросилась с работы. Хочу высказаться по поводу названия. Предлагаю Сичеслав­на­Днепре. Кто­-то будет называть город Днеп­ром, а кто-­то – Сичеславом, – сказала она.

Затем слово передали заместителю главы Индустриального райисполкома Ольге Сичкарь.

– Тут говорят о подмене понятий. Я приехала в 1981г. в Днепропетровск и даже не подозревала, что он был назван в честь Петровского, я думала, это просто название. Кто отрыл этот «замечательный» факт, я не знаю.

– Плохо учили историю! – ответили ей активисты.

Дегтярев вступился за Сичкарь, вспомнил молодость своей матери и в двадцатый раз попытался «не навязывать свое мнение»:

– Вопрос стоял «Днепропетровск» или не Днепропетровск. Я говорю: да, Днепропетровск. Моя мама работала старшим лаборантом в ЦЗЛ ЮМЗ. Когда делали памятник Петровскому, лично она отливала формы и создавала этого Петровского. Это тоже часть моей истории!

Нищий парламентарий на старой машине

Вдруг, откуда ни возьмись, в зале «материализовался» депутат Верховной Рады Яков Безбах. Нардеп признался, что не поддерживает декоммунизацию и категорических против новых названий для Днепропетровска. Вдобавок он поведал о своем бедственном материальном положении:

– Я всегда честно и добросовестно голосовал, и за каждую нажатую кнопку готов ответить, – заявил голосовальщик за диктаторские законы Януковича, или «законы 16 января». – Я не знаю, откуда у других миллиарды, я за себя говорю. Я нищий сегодня! Я работаю честно и добросовестно! Я живу в некачественном районе, езжу на старой машине. А на каких машинах вы ездите? Можно выйти и посмотреть. Я не голосовал за этот закон (о декоммунизации – ред.), потому что вначале было сказано: если вы не проголосуете, все равно будет так, как это надо!

Что же касается Днепропетровска, моя точка зрения тут однозначная – только Днепропетровск! Других названий я не знаю и просто знать не хочу!! – практически кричал Безбах.

Тут депутата прервали: в зале чуть не началась драка. Девушку, которая предложила назвать город Сичеславом ­на ­Днепре, схватили за руки агрессивные пенсионерки. Рукоприкладство удалось прекратить благодаря своевременному вмешательству участника АТО Олега Чистоплотцева. Он перевел внимание пенсионерок на себя.

– Вот оно: обращение с молодежью агрессивных совков! – возмутился кто-­то в зале.

– Не надо нас провоцировать! Чего вы провоцируете? – возра­зила пожилая женщина.

– Это – мои избиратели, – защитил агрессивных бабулек парламентарий Безбах.

На общественных обсуждениях досталось и самому Безбаху. Житель улицы Тверской по имени Анд­рей упрекнул его и за поддержку «законов 16 января», и за обращение в сейм Польши с просьбой признать Волынскую резню геноцидом поляков. После таких обвинений Якова Безбаха, как ветром сдуло. А подавляющее большинство пенсионеров покинуло обсуждение вслед за ним. В зале осталось много пустых стульев…

P.S. Перед началом общественных обсуждений я у сотрудников исполкома поинтересовалась, откуда люди узнали о мероприятии. По их словам, громаду информировали на местном телевидении и в газете «Наше місто». Кроме того, на подъездах жилых домов расклеивали специальные листовки.

Я живу в Индустриальном районе. Только мои родные почему­-то об общественных слушаниях ничего не знали, и на дверях в мой подъезд обещанное объявление отсутствовало.

И еще, как правильно сказал Юрий Дегтярев, закон нужно исполнять, и неважно, хороший он или плохой. Топать ногами и кричать «ганьба» – особого труда не составит, а вот выступить с инициативой – под силу далеко не каждому. Ибо она – инициатива – во времена «Совка» была наказуема. Невольно вспоминается биб­лейская притча о том, как Моисей водил еврейский народ 40 лет по пустыне – после долгого рабства…

2707

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

По теме:

Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.