Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Записки красными чернилами


Исповедь одинокой голубой креветки (ФОТО)

11.01.2016 17:23:05

4 декабря, Днепропетровский театр им. Горького, суперкомедия от Виталия Малахова «Он моя сестра».

Несмотря на позиционируемую нами терпимость, толерантность и любовь к ближнему, мы всегда живем во власти стереотипов и предвзято (а иногда и просто враждебно) относимся ко всему, что хоть на полшага отступает от привычного и общепринятого. Нет-нет, я совсем не собираюсь читать мораль современному обществу, просто констатирую факт: сюжет спектакля «Он моя сестра» – это история вот такой нетерпимости, но вынужденного сосуществования, которое (и тут уже нужно делать поправку на доброту сценаристов), вопреки всем бедам и злосчастьям, вдруг оканчивается хорошо. Побеждает дружба! Хотелось бы сказать – настоящая и мужская, но тут есть свои «но» – дружба получается, конечно, настоящей, но вот мужской ли?

Итак, перед нами два героя, два соседа в маленьком, тесном домике где-то… в любом городе, любой страны мира. Всюду есть такие дома, где соседи сосуществуют так тесно, что стоит одному чихнуть у себя в гостиной, из-за стены обязательно послышится: «Будь здоров!», а если другому захочется послушать музыку, от гремящих басов будет подпрыгивать посуда на кухне у первого.

В таком тесном маленьком домике соседствуют двое: старый полицейский и красавец-мужчина (и по роли, и по жизни) – Рой, роль которого исполняет Анатолий Хостикоев, и Полли – недоразумение в перьях, артист эксцентрического жанра, напевающий старые бульварные песенки и разгуливающий по дому в платьях (образ воплотил Владимир Горянский).

Владимир Горянский уже не впервые удивляет днепропетровских зрителей своими воплощениями. То он робкий, стеснительный молодой жених из гоголевской комедии «Женихи», а тут и вовсе – голубая креветка (образ, который сам себе приписывает Полли – вот такая себе глубоководная креветка, которая половину жизни – одного пола, а вторую – другого).

Вообще персонаж Горянского получается одновременно и смешной, и трагичный – чего стоит этот болезненный монолог, в котором тело ассоциируется с клеткой. «Птицу называют птицей, а не клетку, в которой она живет!» - драматично восклицает Полли, объясняя, какой процесс самоидентификации он переживает, чувствуя себя женщиной в мужском теле. Понимает ли его герой Анатолия Хостикоева, суровый пожилой полицейский Рой? Едва ли. У него свои проблемы – он влюблен, но любимая женщина не рядом, да и вряд ли нуждается в нем, наверное, ее больше интересуют деньги. И Рою, похоже, и не нужно понимать Полли. Вот в чем секрет терпимости и толерантности. Не понимать нужно, а просто – дружить, любить, помогать, испытывая банальные человеческие чувства – доброту, сочувствие, взаимовыручку. На это способны все – и полицейские, и голубые креветки…

Стоит сказать еще кое-что: из числа многих спектаклей постановку комедии Виталия Малахова «Он моя сестра» выделяет и наличие декораций, а не просто условные стол, стул и две подушки, как в большинстве других современных пьес. Тут на сцене буквально воссоздан этаж жилого дома, с двумя квартирами и площадкой с балконом между ними – конструкция, внутри которой персонажи надменно хлопали иллюзорными дверями или подслушивали у замочных скважин, расходились по своим углам и уединялись в своих комнатах.

И второе, что греет душу театрала – очень-очень приятно видеть на сцене Анатолия Хостикоева – мужчину видного, замечательного актера, которого в любом амплуа наблюдать интересно. Так, в пьесе «Он моя сестра» Анатолий Георгиевич очень проникновенно читает стихи: простая сцена, мгновение, эпизод, а трогает какие-то невидимые струны сердца. Ждем в гости еще и еще, готовы видеть в любой ипостаси! 

2112

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

По теме:


Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.