Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Прослушивая судебную аудиозапись

17.07.2016 14:14:36

Говорят, все наши судьи со дня на день станут честными. Им повысили зарплату, сделав её даже больше, чем у депутатов Верховной Рады. Теперь вот ждут… Может, честность в них вдруг проснётся, а может, совесть где­-то возьмётся…

Об одном таком совестливом и честном хочется рассказать. Есть в Заводском суде Камянского (Днепродзержинск) судья Дячков Сергей Васильевич. Бывший прокурор. Знаю его уже давно. Он из категории тех людей, о которых говорят «тютя­-матютя» или «ни рыба ни мясо», что согласно словаря синонимов – ни богу свечка ни черту кочерга, ни два ни полтора, ни пава ни ворона, ни то ни се, никакой, неопределенный, ни пришей ни пристегни, ни в городе богдан, ни в селе селифан, и т.д.

Обычный усатый мужичёк, внешне похожий на Пинзеныка (если кто помнит). По говору и по виду – дерёвня­-дерёвней, а вот творит такие чудеса и фантастические романы в виде судебных решений, что знаменитые писатели­-фантасты Терри Пратчетт и Питер Уоттс отдыхают в тени бамбука и нервно курят трубку.

Чего только стоит его одно выражение, которое довелось слышать во время судебного заседания: «Решение должно соответствовать не истине, а материалам дела». Ну, а эти самые материалы он со своими секретарём и помощником только успевает «подшивать».

Не буду заострять внимания на том, что листы дела нумеруются простым карандашом, т.к. это известная практика, а вот малоизвестная практика, применяемая в делах Дячкова – опись документов, находящихся в деле. В этой описи не указываются ни даты, ни регист­рационные номера, сдаваемых участниками процесса документов.

У него нужно обязательно брать повестку с отчётливым почерком его секретаря Ирины Владимировны Тур о дате следующего судебного заседания. Потому что даже глазом не моргнёт и сварганит протокол судебного заседания, на которое вас приглашал, а вы не явились. И узнать об этом судебном заседании вы сможете только при ознакомлении с делом через каких­то пару месяцев.

Кабинет судьи Дячкова насквозь пронизан лицемерием и показной набожностью. Будучи православного вероисповедания, он с Ириной Владимировной обвешался большими иконами, то ли защищаясь от помощника судьи Жени, то и дело упоминающего Аллаха, то ли давая народу понять, что мелкие купюры там не ходють, т.к. иконы усыпаны янтарём, за который, как мы знаем, льётся даже кровь.

Так вот, где только мельк­нёт тень Сергея Васильевича, там обязательно творятся нехорошие дела. То мошенники у людей отбирают жильё, и там маячит нос Сергея Васильевича и его друга нотариуса Жидкова, а то просто закрывает уголовные дела, как рассказывал народный депутат В.Куприй в отношении «печально известной «Компании по управлению коммунальным жильем» (КУКЖ), которая, нажившись на 3 млн гривен, обанкротилась, оставив на плечах горожан свой ​​миллионный долг».

Спит Сергей Васильевич спокойно. Иногда, правда, ноги ломает, а иногда подшофе находится на работе, очевидно, отмечая соответствующее материалам дела решение.

В декабре 2011г. газета «Лица» опубликовала материал «Дело «черного» нотариуса из Днепродзержинска», рассказывая о семье Литвиновых, попавшихся на удочку мошенников, провернувших мнимую сделку купли­продажи 3-­комнатной квартиры в центре города за 10 тысяч долларов. Фактически, люди взяли кредит в 10 тысяч долларов, из которых вернули половину, а в счёт погашения оставшейся суммы отдали двухэтажную дачу.

Но участникам данной сделки этого показалось мало, и они решили отобрать квартиру, выбросив на улицу семью Литвиновых, состоящую из четырёх человек – Ларисы Максимовны, 1929 г.р., её дочери Людмилы, 1957 г.р., и внуков – инвалида Станислава, 1986 г.р., и Владислава, 1977 г.р.

И вот, пройдя продолжительный судебный процесс о признании договора купли­продажи недействительным, Сергей Васильевич разродился своим решением, в котором он отказывает в иске Литвиновых к Свечниковой.

Весь судебный процесс пересказывать не буду. Скажу только, что в 2011 г. милиция провела экспертизу справки о составе семьи Литвиновых, в которой отсутствовал инвалид (недееспособный) Станислав, а сама справка находилась в нотариальном деле по заключению договора купли­продажи квартиры. Экспертиза подтвердила, что справка сделана на принтере, и сами Литвиновы были признаны следствием потерпевшими. Дальше милиция взяла тайм­аут, а судья Дячков вынес свой вердикт.

22 июня 2016 г. «ни свечка ни кочерга», забыв про Бога и его суд, забыв про чёрта с его пеклом и специальным местом для негодяев­-взяточников судей, забыв про какой-­никакой Закон, и даже о судебной аудиозаписи, провёл судебное заседание, 23 июня зачитал вводную и резолютивную часть, а 29 июня выдал свой перл, в частности:

«Третя особа: Наливайко М.О. вважав, що позов задоволенню не підлягає, суду пояснив, що він є власником ломбарду «Наливайко та Ко». До їх ломбарду неодноразово звертався Литвинов В.Ю. Так у 2008 році до нього звернувся Литвинов В.Ю., який прохав надати йому позику у розмірі 10.000 доларів США, пояснив, що ці гроші вони з матір’ю хочуть вкласти у бізнес. Він знав, що його друг, чоловік Свічникової А.О., мав можливість надати таку позику, що і було зроблено.

Деякий час Литвинов В.Ю. повертав позику, а коли перестав це робити, вони дійшли домовленості щодо укладення договору купівлі­продажу належної Литвиновим квартири. Так, він із дружиною свого друга, Свічниковою А.О., приїхав до нотаріуса Жидкова В.Ю., де він і познайомив її з продавцями. Він знає, що гроші позивачам передавала Свічникова А.О. в кімнаті для розрахунків у нотаріальній конторі, як зазначали сторони, – це 10 тис доларів США».

В то время, как на аудиозаписи судебного заседания от 27.11.2015 г., начиная с 06 минуты 30 секунды записи, это третье лицо Наливайко говорит: «Ко мне обращался Владислав, что он хочет заложить квартиру… Нет, не «хочу продавать», – «хочу заложить»… Изначально был разговор о том, чтоб её заложить… Когда делали договор купли­продажи, то был разговор о том, что эта квартира залаживается на шесть месяцев… была договорённость между Литвиновыми и Свечниковой… Они платили проценты».

После этих слов Сергей Васильевич начинает кашлять, пытаясь сказать Наливайко, что, дескать, дебил, что ты говоришь, а затем встаёт и нервно ходит вокруг своего рабочего стола. Наливайко, не понимая судейского намёка и, очевидно, думая, что судья просто отсидел то, на чем сидел, продолжает откровенно рассказывать о подлинных событиях.

Следующий файл – запись судебного заседания начинается в 14:22:17. Литвинова – Наливайко: «Почему Вы присутствовали при сделке как не участник процесса?» Наливайко отвечает: «Я присутствовал, потому что Вы говорили, что Вы будете платить проценты. … Он мне отдавал проценты. Я передавал их часть Свечниковой, часть – оставлял себе. Это длилось на протяжении пяти­шести месяцев… Потом перестали платить проценты… Дачу я приобретал совершенно независимо от Свечниковой».

Далее – Наливайко о Свечниковых: «Они хотели улучшить свои квартирные условия».

Закора – Наливаку: «Если людям нужна была квартира для улучшения жилищных условий, почему, как мы видим из Вашего рассказа, они соглашаются, чтоб дать эти 10 тысяч долларов в залог квартиры?»

Наливайко: «Ну, потому что им платят проценты. Поэтому».

Закора: «То есть, люди хотели обогатиться? Да, я так понимаю? Думали, чтоб заработать на этом деле?»

Наливайко: «Ну, какой дурак не хочет заработать?!»

Дячков опять посылает сигнал Наливайку своим кашлем, но вошедший в азарт Наливайко его уже не воспринимает, и выдаёт новые подробности той сделки, признанной в конце концов Дячковым действительной.

Закора: «Вот Вы тут говорили, что какую­то часть, там 5­6 месяцев, точно уже не помните, отдавали часть этого залога. А какую сумму отдавали Свечниковой, а какую брали себе?»

Наливайко: «Не помню».

Закора: «Скажите мне, пожалуйста, а какое отношение Вы имели к этим деньгам? Почему Вы брали себе? Почему не отдавали все деньги Свечниковой?»

Наливайко: «А что, я дурак – бесплатно работать?».

Закора: «Вы решили и на Свечниковой заработать, и на Литвиновой заработать, так?»

Наливайко: «Ну да».

А теперь, после прослушивания аудиозаписи, найдите, как говорится, «десять отличий».

Согласно решения судьи Дячкова, деньги позычал муж Свечниковой и именно с ним рассчитывались Литвиновы.

Хотя Наливайко в суде чис­тосердечно признался, что Владислав Литвинов рассчитывался за взятый займ именно с ним. Да и с кем ему было рассчитываться, если это самое третье лицо, Наливайко, и давало кредит в 10.000 долларов США, а Свечникову представило как свою родную сес­тру для заключения договора купли­продажи во избежание особого внимания к Наливайко со стороны правоохранительных органов.

Вот так умеет сочинять Сергей Васильевич Дячков перлы под названием судебное решение.

Впереди – апелляционный суд. И, разумеется, Литвиновы надеются на то, что там всё­таки будут судьи, а не «родные братья» Дячкова Сергея Васильевича. А вот автор статьи считает, что анекдот от Верховной Рады, что судьи станут честными, просто смешон. А вы как считаете?

Маргарита Закора

1979

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.