Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Общество


Кто поможет? (Крик о помощи)

06.09.2016 15:38:19

Мне кажется, что сделан первый шаг к отнятию у несчастных самого дорогого – жилья.

Не могла пройти мимо стоящей на диком солнцепеке на четвереньках неопрятно, по-зимнему одетой пожилой женщины.

Все это происходило недалеко от 7-ой городской больницы. Я не ошиблась в том, что женщина имеет связанные с преклонным возрастом психические отклонения и что она находилась (не лечилась) именно в этой больнице и не может сама найти дорогу обратно, проведя несколько дней на улице…

По дороге в больницу я расспрашивала ее, где она живет, как ее зовут, ее фамилию, есть ли родственники.

После продолжительных настойчивых взываний к совести заведующего отделением, старушка была отправлена на место, откуда она сама ушла и ее никто не остановил.

В палате пребывали обделенные общест­вом люди, вперемешку мужчины и женщины, там стоял смрад. Хотя хорошо, что есть хоть такое пристанище для таких несчастных. Где их могут кое-как помыть, переодеть в чистое, обрезать значительно отросшие завернутые ногти, дать постель и еду. Иначе они просто погибнут, ведь они изгои и им некуда идти. Хорошо, что сейчас не зима.

Никогда не забуду истощенного параличом безмолвного скрюченного дедушку, лежащего у стены. Он уже ничего не требовал, спокойно доживал свой век. На бледном лице выделялись только живые темные выразительные без упрека глаза. А ведь у него есть сын. Со слов сопалаточников, он его сюда и привез. Хочется верить, что есть и Божий суд, и всем воздастся по их заслугам на земле.

В больнице несколько лет пустует половина 1-го этажа, и для таких несчастных там можно организовать бесплатный приют. Тогда будет понятно, что государство о таких заботится. При этом не надо будет создавать антисанитарию в терапевтическом отделении, и тягать их на 3-й этаж. А если что – врачи, медперсонал и инфраструктура рядом.

В этот же день я поехала по указанному бабушкой Людой адресу. Может, пока она скиталась по улицам и больницам, ее ищут родственники? К сожалению, дома №71 по бывшей ул. Ленина (ныне – ул. Воскресенская) в Днепре нет. Ленина заканчивается 46-м домом и упирается в стадион.

Спасибо, что бабушка помнила свою точную фамилию. Через милицию мне удалось пробить по регистрации ее место жительства, куда я и отправилась ранним утром следующего дня. В выходной день у дома можно побеседовать с соседями, узнать ситуацию.

Соседка рассказала, что такая женщина действительно жила, но потом куда-то исчезла, то ли в дом для престарелых, то ли еще куда.

В момент беседы с соседкой с балкона 2-го этажа в палисадник полетели арбузные корки. Возмущенная моя собеседница подняла шум, призывая соседа к совести. Этим самым соседом и оказался 31-летний внук бабушки Люды.

Я постучала в металлическую дверь квартиры. Её распахнул изможденный голодом неопрятно одетый мужчина. В нос пахнул смрад грязного захламленного жилища. Я побрезговала заходить внутрь и попросила хозяина спуститься во двор.

– В «Бухенвальд» (31-е отделение психиатрической больницы на Игрени) я больше не лягу! – повторял Петр, отказавшийся от государственной помощи по инвалидности.

Я не специалист в психиатрии, но у молодого мужчины есть психические отклонения. Он не агрессивный, легко идет на контакт. Петя рассказал, что учился в обычной школе до 9 класса, а потом – на токаря. Работал грузчиком.

После знакомства с внуком надежда на его помощь по уходу за возможно возвращенной домой бабушкой Людой померкла.

Также я узнала, что его мама – единст­венная дочь несчастной старушки, умерла, оставив сыну в наследство 1-комнатную квартиру, которую сердобольная родственница сдает за 2 тысячи гривен в месяц. Часть этих денег высчитывает за сделанный за свои 36 тыс. грн. после смерти матери  ремонт, а остаток – 900 грн. в месяц отдает Пете. Он за ними приходит во двор и расписывается в специальной тетради, т.к. в квартиру она его не пускает. Родственница также якобы оплачивает коммунальные услуги в этих двух квартирах.

Хочу добавить, что паспорт с $15 у Петра насильно забрал неизвестный. А бабушка Люда уже около 6 месяцев не получает пенсию, т.к. банковская карточка для получения пенсии у нее отсутствует. У них обоих отсутствуют паспорта.

Мне кажется, что сделан первый шаг к отнятию у несчастных самого дорогого – жилья.

Прошу откликнуться юристов, небезразличных людей и государственных служащих, которые получают зарплату за то, что социально защищают беспомощных. Хочу надеяться, что, не на бумаге, вместе мы сможем им помочь.

Имена в статье изменены. Мои данные – в редакции.

Наталья Викторовна, г. Днепр

2289

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.