Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Общество


Евросуд приравнял к пыткам бесчеловечные условия в следственных изоляторах

07.09.2016 16:22:26

Новые прецеденты в практике Европейского Суда должны помочь в защите прав заключенных.

Проблема ненадлежащих условий содержания в местах лишения свободы и нарушения прав человека актуальна не только для Украины, но и для других стран мира. Многие случаи вылились в прецедентные решения Европейского суда по правам человека.

Так, дело «Ананьев и другие против России» (жалобы №№42525/07 и 60800/08) касалось жалоб 3-х россиян на то, что они содержались под стражей в следственных изоляторах до рассмотрения их уголовных дел в бесчеловечных и унижающих достоинство условиях. Суд усмотрел в этом нарушение ст. 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции.

В порядке ст. 46 (исполнение постановлений Суда) Суд решил, что правительство России должно:

  • улучшить материальные условия содержания под стражей, оградив туалеты в камерах и убрав «реснички» с камерных окон, а также увеличив частоту помывок;
  • поменять применяемое нормативное регулирование, а также практику и отношение;
  • обеспечить применение содержания под стражей как меры пресечения исключительно в абсолютно необходимых случаях;
  • установить максимальную вместимость для каждого следственного изолятора;
  • обеспечить возможность эффективного обжалования жертвами ненадлежащих условий содержания под стражей и получения ими соответствующей компенсации.

Об этом проинформировала «Судебно-юридическая газета», проанализировав самые интересные дела ЕСПЧ по данному вопросу.

Среди дел, касающихся вопроса переполненности камер, нужно отметить дело Mandic и Jovic vs Slovenia (№№5774/10 и 5985/10) и Strucl and others vs Slovenia (№№5903/10, 6003/10 и 6544/10).

Дело касалось условий содержания в тюрьме Любляны (Словения). Во время отбывания наказания заявители в течение нескольких месяцев находились в камерах, в которых на каждого заключенного приходилось по 2,7 кв. м площади, а средняя температура в августе достигала 28°C. Большую часть своего времени заявители вынуждены были проводить в камерах.

Суд усмотрел в этом нарушение ст. 3 Конвенции, посчитав, что подавленность и трудности, которым подверглись заявители, превысили неизбежный уровень неудобств, присущих лишению свободы. Таким образом, в деле имело место унижающее достоинство обращение.

Что касается обыска заключенных с полным раздеванием, то этот случай представлен в деле Iwańczuk vs Poland (№25196/94).

Во время предварительного заключения Кшиштоф Иванчук попросил разрешения голосовать на парламентских выборах 1993 г. Охранники сказали ему, что для этого придется раздеться и дать себя обыскать. Заявитель снял с себя всю одежду, кроме нижнего белья. В этот момент охранники смеялись над ним, делали унизительные замечания по поводу его тела и вербально оскорбляли его. Затем заявителю приказали раздеться донага. Он отказался сделать это и был отправлен обратно в камеру, так и не получив права проголосовать.

Суд посчитал, что указанное поведение должно быть квалифицировано как унижающее достоинство обращение, нарушившее ст. 3. Учитывая спокойное поведение заявителя под стражей и тот факт, что он не обвинялся в насильственном преступлении, не был рецидивистом, не было причин опасаться, что он начнет проявлять агрессию. Поэтому следует констатировать, что требование о раздевании, адресованное заявителю, не было оправдано необходимостью и соображениями безопасности.

В отдельных случаях обыски с раздеванием могут быть необходимы для обеспечения безопасности в учреждении и предупреждения беспорядков. Тем не менее, они должны проводиться в надлежащей форме. Поведение, направленное на то, чтобы вызвать чувства униженности и неполноценности, как в настоящем деле, демонстрирует неуважение к человеческому достоинству заключенных.

В деле «Преминины против России» (жалоба №44973/04) речь идет о жестоком обращении с заключенным, подозревавшимся во взломе системы онлайн-безопасности одного из банков, со стороны сокамерников и сотрудников исправительного учреждения. Заявитель также жаловался на несвоевременное рассмотрение его ходатайства об освобождении из-под стражи.

Суд установил в этом деле два нарушения ст. 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), в т. ч. отсутствие эффективного расследования, и нарушение §4 ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность).

Гигиенические условия содержания в камере стали предметом рассмотрения в деле «Калашников против России» (№47095/99).

Валерий Калашников обвинялся в растрате и присвоении денежных средств. В предварительном заключении он провел почти 5 лет, а в 2000 г. был оправдан. Он жаловался в ЕСПЧ на условия содержания в следственном изоляторе. В частности, утверждал, что его камера была переполнена: на 17 кв. м располагались 24 человека. Будучи окружен курящими людьми, он сам вынужден был стать пассивным курильщиком. Кроме того, он не мог нормально спать, потому что свет и телевизор в камере никогда не выключались. Камера была наводнена тараканами и муравьями. Заявитель приобрел разные кожные заболевания и грибковые инфекции, вследствие чего лишился ногтей на руках и ногах.

Признав, что ничто не указывало на наличие у властей намерения унизить гражданина Калашникова, Суд, тем не менее, постановил, что условия содержания под стражей в этом деле должны быть квалифицированы как унижающее достоинство обращение, нарушающее ст. 3 Конвенции. Среди аргументов в поддержку такого вывода фигурировали сильная переполненность камер и антисанитарная обстановка, их пагубное влияние на здоровье и благополучие заявителя, а также длительность его нахождения в таких условиях.

По поводу переполненности камер Суд подчеркнул, что ЕКПП установил размер в 7 м² на заключенного в качестве приблизительного, желательного стандарта.

И, наконец, вопрос принудительного кормления отображен в деле «Невмержицкий против Украины» (№54825/00).

В период между 1997 и 2000 гг. Евгений Невмержицкий провел 2 года и 10 месяцев под стражей в предварительном заключении. В следственном изоляторе он приобрел разные кожные заболевания, состояние его здоровья значительно ухудшилось. Срок его содержания под стражей продлевался 5 раз, ходатайства об освобождении отклонялись, несмотря на то, что максимальный срок содержания под стражей, предусмотренный законом, истек. В период содержания под стражей Е. Невмержицкий несколько раз объявлял голодовку и подвергался принудительному кормлению.

Суд установил в этом нарушение ст. 3. Такая мера, как принудительное кормление, не может считаться унижающей достоинство, если она необходима для спасения человеческой жизни. Однако государство-ответчик не доказало, что принудительное кормление в случае с гражданином Невмержицким было вызвано медицинской необходимостью, и Суд пришел к выводу, что эта мера была произвольной.

Процессуальные гарантии в отношении сознательного отказа заявителя от пищи соблюдены не были. Более того, использование при кормлении наручников и расширителя для рта, а также введение резиновой трубки в пищевод были равносильны пытке.

1946

Всё по теме: Европеец
Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

По теме:

Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.