Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Путь в Европу из столицы рейдерства

24.10.2016 17:03:46

Рейдерский захват проходит успешно тогда, когда преступники работают в спайке с госорганами: судами, силовиками, исполнительной службой, государственными регистраторами, плюс бездеятельность работников захватываемых предприятий.

Рейдерство (от англ. raid, набег, или raider, налётчик) – это недружественное поглощение предприятия против воли его собственников, имеющих преимущественное положение в данном предприятии, и/или его руководителя.

Гламурным такое определение понятия «рейдерство» считает председатель Общественной правозащитной организации «Гражданская защита» Станислав Заморский. Он говорит, что рейдерство – это самая настоящая война, которая, по его мнению, является неотъемлемой частью современного бизнеса на постсоветском пространстве.

«Рейдерство, на мой взгляд, – это элемент военных действий, приводящий к некому перераспределению ресурсов, благ и активов. Само по себе слово не имеет чёткого определения и является абстрактным названием определённого процесса перераспределения», – говорит правозащитник.

Заморский, вместе с коллегой – главой Днепропетровской областной общественной организации «Днепропетровский координационно­экспертный центр по вопросам регуляторной политики» (ДКЭЦРП) Алексеем Андреевым, рассматривает рейдерство как перманентный процесс в нашей стране с момента приватизации.

«Некогда Днепропетровск называли столицей украинского рейдерства. Схемы захвата ак­ционерных обществ 10­- или 20­-тилетней давности выглядели так. Некое акционерное общество начинает скупать акции какого­то другого акционерного общества и таким образом овладевает несколькими процентами пакета.

Но на несуществующем собрании акционеров «рисуется» вместо 1% акций, к примеру, 60%. На основании этого меняется директор захватываемого АО на своего человека. Потом идут в районный суд нашего города. Он выдаёт решение: признать это собрание состоявшимся, а выборы директора – произошедшими. То есть суд фактически легализовывает эту подделку, – говорит Алексей Анд­реев. – Решение суда поступает в исполнительную службу. Вместе со своими вышибалами, рейдерская организация под предводительством госисполнителя силовым образом вламывается на предприятие.

Выкидывают директора, получают ключи от сейфа, меняют счета, получают доступ к финансам. Потом, через процедуру потери реестра акционеров, переписывают реестр (который на то время был в бумажном виде) и легализуют его, опять­таки, с по­мощью решения суда».

Уже при Януковиче играть в законность перестали. Захваты проводились нагло и грубо: на предприятие просто присылали «своего» человека, и, не пере­оформляя права собственности или передачу пакета акций, этот «смотрящий» начинал контролировать финансовые потоки захваченного предприятия.

На сегодня схемы немного видоизменились, однако суть остаётся той же. Как правило, рейдерский захват проходит успешно тогда, когда преступники работают в спайке с госорганами: судами, силовиками, исполнительной службой, государственными ре­гистраторами.

Ещё развязывает руки захватчикам практически повсеместная бездеятельность работников захватываемых предприятий, которым всё равно, кто будет управлять ими, однако об этом немного позже.

Украинский автор блога на Ютюбе «Работа и Жизнь в Польше, как она ЕСТЬ!» Михаил Конев, уже много лет работающий в странах ЕС, на мой вопрос о рейдерстве ответил дословно: «В Польше давно уже другая культура, скандал с рейдерством будет показан везде, полетят головы больших чинов… Конкретных примеров не приведу – сомневаюсь, что можно будет их найти».

Ему вторит и Адам Сауер (AdamSauer) программный директор Фонда солидарности Польши: «Насколько я знаю, в Польше не было сильных проблем с рейдерством. Может, что­то было в 90­е, но это не сравнится с тем, что происходит в Украине».

Подобное мнение высказывает и украинский предприниматель, который последние несколько лет ведёт свой бизнес в Польше, Андрей Назаренко: «Не сталкивался с таким (с рейдерством – ред.) в Польше за 5 лет работы».

Что позволяет полякам и прочим европейцам избегать такого явления как рейдерство?

«Защита собст­венности», – говорит юрист Олег Несинов. Он объясняет, что на Западе это более широкое понятие, чем у нас. К тому же, нарушение законов, касающихся прав собственности гражданина, может рассматриваться в Европейском суде по правам человека.

Председатель правления Днепропетровского ТО ВПОО  «Союз аудиторов Украины» Михаил Крапивко на вопрос о том, что европейцам помогло побороть рейдерство, отвечает: «Очень надёжная правовая система, в том числе судебная. А также защищённость реестров субъектов предпринимательской деятельности. Однако в основе этого вопроса всё же лежит – судебная система».

Такая точка зрения эксперта понятна и логична, стоит вспомнить описанную выше правозащитником Андреевым серую схему рейдерского захвата, где именно суды легализовывали результаты мошеннической деятельности «прихватизаторов».

В завершении самое время вернуться к середине этого материала и вспомнить отношение сотрудников захватываемого предприятия к факту захвата. Им было плевать, многие думали, что разницы нет, какое руководство сидит в кабинетах. Но зачастую случалось так, что новые хозяева быстро делали предприятие банкротом и оно просто исчезало с лица земли.

Покойся с миром, памятник архитектуры днепропетровский «Детский мир»!

Но сегодня уже люди поняли, к чему приводит наплевательское отношение к насильственной смене руководящего состава предприятия. Хорошей иллюстрацией этого являются протесты жителей села Попасного (Новомосковский район Днепропетровской области) против смены собственника Фермерского хозяйства (ФХ) «Дар». «Лица» уже писали, как работники фермы, да и простые селяне бросились защищать ФХ от рейдеров.

Юристы, правозащитники и эксперты сходятся во мнении, что проблему рейдерства необходимо решать комплексно. Это и инициированное Минюстом создание совместной с полицией группы по борьбе с рейдерством; и судебная реформа, которую худо­бедно под строгим надзором мирового сооб­щества начали проводить украинские власти; и активная позиция гражданского общества по отношению к рейдерам и реализуемым им схемам; и твёрдая законодательная база по защите собственности.

Евгений Березень

1904

Всё по теме: Европеец
Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

По теме:

Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.