Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Удобное новомосковское «правосудие»

30.11.2016 15:39:46

Моральные уроды и оборотни не имеют права работать в правоохранительных органах, дискредитируя их и опуская доверие общества к этим органам ниже плинтуса!

2 ноября 2016 года стал вторым днем рождения для Полуева Виталия и Кулебы Николая из Новомосковска и праздником для украинского правосудия. Индустриальный суд г. Днепр снял с них обвинения в убийстве и оправдал.

Таким образом, дело так называемых «новомосковских маньяков» лопнуло, назначенных прокуратурой «маньяков» признали полностью невиновными.

Но вопросы остались, так как к убийству человека прибавились преступления прокуратуры Новомосковска по незаконному лишению свободы ни в чем неповинных людей и фальсификации раскрытия тяжкого преступления.

В этом уголовном деле, как в зеркале, отразилась вся суть современной украинской репрессивной государственной машины с карательным уклоном, унаследовавшей весь негатив советской прокуратуры и правосудия, отягченной всевластием заносчивых местных «божков» в лице прокуроров и судей, которые так и не поднялись до уровня Закона и верховенства права, а остались в плену дремучего провинциализма. 

Напомню вкратце историю этого уголовного дела, о котором не раз писала газета «Лица». 25 августа 2012 года в лесном массиве недалеко от кафе «Голливуд» на территории Орловщанского сельсовета Новомосковского района произошло убийство молодого человека Т. (фамилию из этических соображений не указываю). После неумелых и непрофессиональных безуспешных поисков преступников по горячим следам местных «пинкертонов», в дело непосредственно вмешалась Новомосковская прокуратура, которую торопило областное начальство.

В результате в головах прокурора города Степанова и его заместителя Клименко родился выход из ситуации и нарисовался сюжет убийства, был определен и назначен на роль «преступника» студент Днепропетровского техникума В. Полуев. Мотивировку придумали настолько убедительную, что в нее поверили и пострадавшие и даже сама областная прокурорша Н. Марчук, которая благословила Степанова на «раскрытие» преступления по высосанной из пальца версии. И не только благословила, но и пообещала Степанову кабинет в областной прокуратуре, если дело дойдет до суда и будет обвинительный приговор.

16 октября этого же года в Днепропетровском техникуме задерживают В.Полуева, увозят его в Новомосковский горотдел и начинают с ним «работать», пока родители не обнаружили пропажу сына и пока не нашлись адвокаты.

Вобщем, мясники и костоломы в Новомосковском горотделе милиции справились с задачей и получили от Полуева «признательные показания». Поработали с ним так «эффективно», что так и не решились показать его адвокату. Думаю, что в это время В. Полуев сам себя не узнал бы в зеркале.

На что не пойдешь ради кресла в облпрокуратуре!

Экспертиза, которая была проведена на следующий день по требованию адвоката, подтвердила свежие побои на лице и теле Виталия Полуева.

Быстро «слепив дело», зампрокурора Клименко сдал его по­скорому в Новомосковский суд и отрапортовал в область, что с заданием справились досрочно, раскрываемость повысили и готовы к работе на новом уровне.

Вскоре Степанов действительно занял кабинет в аппарате облпрокуратуры. Там особенно нуждались в специалистах по «кройке и шитью» уголовных дел. А в это время с подачи прокуроров СМИ протрубили о раскрытии дела, поимке «маньяков» и уже крутили по телевидению ролики о злодеях­преступниках, формируя общественное мнение против невиновных парней. 

И покатилась неспешно судебная телега… А в это время обвиняемые сидели в СИЗО, осваивая взрослую школу жизни.

О том, как Новомосковский суд рассматривал это уголовное дело в составе судей Крохмалюк И., Сороки О. и Дубовенко И., лучше говорить словами судей Апелляционного суда Днепропетровской области, который отменил приговор суда первой инстанции от 27 января 2014 года о назначении наказания В.Полуеву в виде лишения свободы на 11 лет, а Н. Кулебу – на 4 года, и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Апелляционный суд установил, что суд первой инстанции принял приговор с существенными нарушениями требований КПК, что помешало принять законное и обоснованно решение, и это является основанием для его отмены.

Так, в своем определении Апелляционный суд указал, что и В. Полуев и Н. Кулеба еще на досудебном следствии отказались от своих признательных показаний, заявив, что к ним применялись незаконные методы, что подтверждается выводами экспертизы, а свидетели защиты подтвердили, что В. Полуев в указанное прокуратурой время совершения преступления в лесу – был дома, где праздновал годовщину свадьбы своих друзей, и преступления совершить не мог. Н. Кулеба в это же время вообще находился в с. Орловщина. У обоих были свидетели (таксист, подвозивший Кулебу, продавцы магазина и киоска, где совершали покупки Полуев и Кулеба в с. Орловщина). Эти алиби подсудимых суд не проверял и не принял во внимание!

Далее, суд первой инстанции совершенно не принял во внимание существенные расхождения в показаниях свидетелей потерпевшего и не удосужился их проверить.

Апелляционный суд в своем определении отметил, что он не понимает, как один и тот же нож, ставший орудием убийства, мог быть причастным к убийству и в то же время непричастным (!), а суд первой инстанции в связи с этими расхождениями принимает этот нож как доказательство и в то же время исключает его из доказательств без пояснений (!). Апелляционный суд вообще установил, на основании выводов судебной медико­криминалистической экспертизы, что нож, принятый Новомосковским судом как доказательство, вообще не имеет отношения к убийству! Но ведь с результатами этой же экспертизы были знакомы и судьи первой инстанции, но прокуратура просила суд закрыть глаза на эти «мелочи», ведь… очень хотелось в новый кабинет в облпрокуратуре.

Мало того, суд первой инстанции самостоятельно, в нарушение норм КПК исключил из числа доказательств 31 (!)протокол обысков и осмотров места преступления и т.д., в то время как сторона защиты просила дать оценку этим доказательствам, поскольку они свидетельствовали о невиновности подсудимых. Аналогично суд первой инстанции самостоятельно исключил из числа доказательств выводы по 35 (!)экспертизам, потому что они просто разваливали прокурорскую версию.

Далее просто цитата из определения Апелляционного суда: «Суд первой инстанции, не дав надлежащей оценки доказательствам, как того требует закон, одним росчерком пера принял решение, которое удобно суду, что недопустимо, лишил сторону защиты оснований для признания возможной невиновности их подзащитных» (выделено мною авт.).

Аналогичным образом было исключено из числа доказательств 30 постановлений о признании и приобщении вещественных доказательств (!). По словам стороны защиты, были исключены именно те документы, которые подтверждают невиновность обвиняемых и которые указывают, что ни по месту проживания обвиняемых, ни по месту проживания их близких родственников, доказательств вины не было найдено.

Более того, не только нож как доказательство орудия преступления не подходит, но и огнестрельное устройство (или пневматическое устройство – суд так и не определил, из чего стреляли) не было найдено! Суд так и не установил обстоятельства смерти потерпевшего, так как из приговора неясно, когда это было и чем именно были нанесены телесные повреждения.

Суд пропустил мимо ушей просьбу В. Полуева о приобщении к материалам дела результатов его проверки на полиграфе, проведенной во время его нахождения в ИВС, с целью проверки правдивости его показаний.

Апеляционный суд посчитал, что приговор Новомосковского суда принят на противоречащих доказательствах, которые не только не дополняют друг друга, а наоборот, удаляют истину по делу – в связи с неполнотой, однобокостью судебного следствия и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Более того, суд вообще не брал во внимание все доказательства, которые свидетельствовали о непричастности обвиняемых к преступлению и, чтобы не раскрывать сути этих документов, экспертиз и свидетельств, суд ничтоже сумняшеся просто указывал, что они не имеют значения для установления фактических обстоятельств криминального производства.

Суд проигнорировал ходатайства защиты о допросе в судебном заседании представителя телефонной компании «Киевстар» об определении места положения телефонов обвиняемых в предполагаемое время преступления.

И т.д., и т.п… 

Таким образом, судя по отсутствию доказательной базы виновности обвиняемых, приходишь к выводу, что доводы Новомосковского суда под председательством судьи Крохмалюк были взяты с потолка, а приговор полностью отвечал хотелкам местной прокуратуры.

Конечно же, такой приговор Апелляционный суд не мог не отменить и отправить дело на новое судебное рассмотрение. Тем более, на дворе уже стоял февраль 2015 года, областной прокурор Н. Марчук ушла в небытие вслед за Партией регионов, в стране начались изменения, и просто так тупо судить людей судьи уже боялись.

В результате судебного следствия, 2 ноября 2016 года коллегия Индустриального районного суда г. Днепр в составе Мачуского О.Н. (председательствующий), Слюсар Л.П., Марченко Н.Ю., учтя все замечания Апелляционной инстанции, вынесла оправдательный приговор Виталию Полуеву и Николаю Кулебе за недоказанностью совершения ими данного уголовного преступления.

При этом в приговоре Индустриального районного суда, что нельзя не отметить, имеются ссылки на практику Европейского суда по правам человека.

Впереди – рассмотрение апелляционной жалобы, которую подаст прокуратура, ведь ей как­то надо оправдываться в фальсификации уголовного производства и незаконном привлечении к уголовной ответственности невиновных людей, принудительном незаконном нахождении их в неволе. Ведь В. Полуев и Н. Кулеба находились под стражей  с 16.10.2012г. по 15.07.2015г., то есть 2 года 9 мес. Или – 1.003 дня и ночи! 

Конечно же, большая заслуга в оправдании Виталия и Николая принадлежит адвокатам­правозащитникам Днепропетровской правозащитной группы Бразалук С.С., Прудовскому В.Д. Мы с первого дня задержания ребят сопровождали это дело, неоднократно выезжали в тот лес, облазили его вдоль и поперек, нашли дополнительные доказательства непричастности ребят к этому преступлению, – чего не сделали местные следователи, потому что они выполняли указания новомосковских прокурорских оборотней в погонах.

Но помимо моральной ответственности перед невинно обвиненными и отсидевшими в СИЗО, с поломанной судьбой и здоровьем, В. Полуевым и Н. Кулебой, эти оборотни должны понести еще большую ответственность перед матерью убитого Т. Ведь ее убедили, что поймали именно тех – убийц ее сына, что они сами признались и что мать убитого получит с убийц 500 тысяч гривен.

Своими безответственными действиями и обещаниями преступники и мошенники в погонах нанесли непоправимый дополнительный моральный ущерб матери и должны понести суровое моральное и другое наказание в соответствии с законом.

Моральные уроды и оборотни не имеют права работать в правоохранительных органах, дискредитируя их и опуская доверие общества к этим органам ниже плинтуса! И каждый из них должен ощутить на себе весь гнев народа и понести кару полной мерой, вместе с конфискацией незаконно приобретенного коррупционным способом имущества. Только тогда можно говорить о начале настоящего очищения правоохранительных органов.

Василий Сухов

898

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
comments powered by Disqus

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.