Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Дело Лесного как тест реформы правосудия

07.12.2016 16:12:26

Когда до донецкого судьи Кленцаря дошло, что «вещдока» в сумме 400.000 долларов США нет и не может быть, он увидел зацепку и шанс вернуть это дело в пятый раз в суд первой инстанции, а заодно и показать «бендеровцам», кто в доме хозяин.

Одной из первейших реформ, с которой и надо было начинать сразу после Революции Достоинства, должна была стать судебная реформа. Потому что только суд может вертеть законом как дышлом. И эту проблему надо было разрубить как гордиев узел. Однако не сталось, не судилось.

Помимо того, что в интересах правящих олигархов была изменена база исчисления судебного сбора, из-­за чего суды просто стали недоступны для большинства населения Украины, абсолютно не поколебала реформа «смычку» судов, прокуратуры и правоохранительных органов, не привела к «нулевой» толерантности судей к коррупции. Разумные сроки судебного следствия превращаются в почти пожизненные сроки несвободы без приговора. А потому не приветствуются оправдательные приговоры.

Лакмусовой бумажкой может служить дело экс­-головы Петриковской райгос­администрации летчика Петра Лесного, в котором много дыма без огня и много шума из ничего, растянувшегося на долгих 12 лет: три обвинительных приговора, три апелляции, отменявшие эти приговоры, а конца еще не видно. Уже и журналиста Бориса Матющенко, который с первого дня развенчал в публикациях фальшивость этого дела и сопровождал его на протяжении всех двенадцати лет, нет в живых (см. последнюю статью Б.Матющенко «Прокурорський «розпис» одного петриківця»ред.).

Давно уже нет в живых и облпрокурора Шубы, который, как злой демон, играл судьбами людей ради своего личного обогащения, в том числе был «режиссером» и «сценаристом» этого уголовного преследования. А дело Лесного не только живет, но и может иметь продолжение благодаря «реформированному» Апелляционному суду Днепропетровской области.

Как я и предполагал в одной из своих публикаций, представителям прокуратуры, подавшим апелляцию на оправдательный приговор мужественного и честного судьи Царичанского районного суда Ю.А. Бойко, по причине отсутствия в природе 400.000 долларов США, приписанных по сценарию Шубы взяткой Лесному, которые за версту минуя Лесного оказались у нечистых на руку оборотней в прокурорских погонах, ничего не оставалось делать, как проводить в судебном заседании Апелляционного суда гипнотический сеанс внушения судьям, подкрепленный сеансом спиритизма с «духами» обл­прокуратуры.

С самого начала заседание по рассмотрению прокурорской апелляции 1 декабря не заладилось. Бурную реакцию присутствовавшей в суде общественности в лице АТОшников, правозащитников, журналистов вызвало начало заседания, которое открыл на русском языке председательствующий судья Кленцарь В.Б. Реакция общественности была естественной и соответствовала духу времени. Неестественной была реакция коллегии судей, которые пригрозили «навести порядок» в зале суда. В воздухе запахло предмайдановской грозой. Слава Богу, судьям хватило ума вовремя остановиться в своем азарте, ведь в зале находились журналисты.

А причина отступления судьи Кленцаря от процессуальных норм стала объяснимой, когда открылся его послужной список. Сам он родом с Донбасса. В 2002 году назначен пожизненно судьей Апелляционного суда Донецкой области, и в этой должности пребывал спокойно и безмятежно до 2014 года. Его карьера успешно формировалась благодаря «гибкости» во времена «расцвета» губернаторства В. Януковича на Донбассе и его премьерства в Киеве.

Но после Революции Достоинства, бегства Януковича и с началом АТО не заладилось «судейство» у В. Кленцаря. Стали идти жалобы в ВККСУ в 2014, 2015 годах. И в 2016 году он переводится в Апелляционный суд Днепропетровской области.

Поэтому стала понятна реакция Кленцаря на замечание общественности с требованием вести дело согласно закона на государственном языке. Что в принципе нашло отражение на ходе рассмотрения дела в заседании суда. Когда до Кленцаря дошло, что «вещдока» в сумме 400.000 долларов США нет и не может быть, он увидел зацепку и шанс вернуть это дело в пятый раз в суд первой инстанции, а заодно и показать «бендеровцам», кто в доме хозяин.

Для этого коллегия судей удалилась в совещательную комнату. О чем они совещались и с кем еще, возможно, «советовались» (телефонное право пока никто не отменял), знают только они. Только по выходу из совещательной комнаты судья Кленцарь стал настаивать в заседании, что суд первой инстанции не изучил вопрос о местонахождении денег. Стал витать в воздухе дух отмены оправдательного приговора. На этом был объявлен перерыв по делу № 1­-3/11 – до 10:00 19-­го декабря.

Может, перерыв сделан в расчете, что общественность расслабится, потеряет бдительность, а тогда уже не видать оправдательного приговора Лесному до конца своей жизни, как это делалось в судах Донбасса с неугодными, во времена Януковича?!

Но высшим пилотажем перенесения Кленцарем его донецкого опыта в днепропетровский Апелляционный суд стало проведение заседания судебной коллегии без секретаря судебного заседания (!). Были судебные распорядители, а секретаря не было. Так и неизвестно, включена ли была аудиофиксация заседания, кто вел протокол заседания, полномочный ли был вообще состав суда?

И почему Кленцарь настолько тихо вел заседание, что жужжание мухи было слышнее голоса судьи? Что вообще это было: репетиция заседания коллегии Апелляционного суда по рассмотрению апелляционной жалобы прокурора или имитация судочинства? Не исключено, что отсутствие секретаря заседания задумано было специально. Значит, в этом деле в Апелляционном суде есть свой сценарий, отличный от процессуального кодекса.

А нам продолжают рассказывать байки об успехах судебной реформы. Нет, «сколько волка ни корми – он все в лес смотрит».

Василий Сухов

684

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
comments powered by Disqus

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.