Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Доктор время


Русский правосек

03.01.2017 16:57:28

Если будете на Краснопольском, положите, пожалуйста, цветы или конфеты на могилу Виталия Соломкина. Она находится недалеко от мемориала Погибшим Героям АТО. Очень прошу. Потому что, кроме его побратимов, это сделать некому.

Гражданин России Виталий Соломкин – позывной «Витэк» – погиб 11 декабря в лесополосе под Светлодарском, ему было 53 (родился 16 января 1964г. – ред.). «Многочисленные пулевые ранения, повлекшие разрыв внутренних органов», – написано в справке о смерти Героя. Вполне возможно, роковые выстрелы, отнявшие жизнь у Виталия – дело рук зеленых «ихтамнетов», совершенно случайно заблудившихся в донецких степях. Но так это или нет, мы никогда не узнаем. Скорее всего, история навсегда оставит в тайне личность убийцы «Витька».

За несколько месяцев до смерти Виталий перешел из ДУК ПС в ряды 54-й отдельной механизированной бригады. Уже совсем скоро после его гибели враг попытается пойти в наступление, и война отберет еще несколько жизней наших защитников. А вот для самих боевиков такая агрессия обернется потерей позиций и еще большим, чем у нас, количеством погибших и раненых…

***

Виталия Соломкина похоронили в морозную субботу 17 декабря. Было настолько холодно, что командир 14-й резервной сотни ДУК «Правый сектор» друг «Дядько», шутя обещал дать бойцам приказ не умирать, если температура опустится ниже «-5» градусов.

Прощание с Героем началось возле морга Днепропетровской областной клинической больницы имени И.И. Мечникова. Это помещение перепутать с любым другим огромного комплекса больницы нелегко. Оно будто окутано энергией смерти и боли. Проститься с Виталием пришли его боевые побратимы из ПС. К сожалению, родных у Героя ни в Украине, ни во вражеской России нет. Бойцы и активисты «Правого сектора» стали на колени перед погибшим защитником и прокричали «Слава!» три раза. На крышку гроба  положили голубой берет с пришитым к нему маленьким российским триколором.

– Виталий проходил воинскую службу в российских десантных войсках еще во времена Советского Союза, – говорит друг «Дядько». – «Витэк» – человек интересный, многое в жизни увидел и понял. Все, что я о нем знаю – из его рассказов, мы с ним часто общались. Его мама родом из Житомирщины, а когда вышла замуж, переехала в Россию, в Москву.

Я не помню, кто «Витэк» по образованию. Знаю, что в столице РФ он работал менеджером по недвижимости и по этим делам ездил в Западную Европу. Рассказывал, о своей жизни  на протяжении 2-3 лет в Лондоне и поездке в Вену, – поведал командир.

– Он о себе много не говорил, – вспоминает побратима молодой боец ДУК с позывным «Альфа». Они с «Витэком» вместе стояли на позициях в Авдеевке. – Виталий имел московскую прописку, у него там квартира и дача были. Виталий ездил в Германию, кажется, у него в этой стране была девушка. Это то, что я запомнил, – сказал боец.

– «Витэк» в июне 2015г. нелегально перебрался в Украину через границу Молдовы на какой-то лодке. Вскоре после этого события мы и познакомились, – говорит командир «Дядько». – Он пришел в Днепровский штаб ДУК ПС, сказал, что мы имеем единого врага  ̶  сегодняшнюю кремлевскую власть и готов воевать за землю своей матери – Украину.

Виталий прошел собеседование и остался в 14-й резервной сотне, а потом отправился на базу ПС «Чонгар» для участия в операции «Общественная блокада Крыма». Там он выполнял задачи с октября 2015г. по июнь 2016г. Позже он стоял на позициях в Авдеевке и Марьинке.

Есть люди, которые говорят: «Я пришел сюда воевать, а не окопы рыть». Некоторым бойцам приходится объяснять, что окопы – тоже часть войны, а копать приходится больше чем стрелять. А Виталий это прекрасно понимал без объяснений, так же хорошо, как и осознавал, что российский телеканалы нагло врут. Ведь он Западную Европу собственными глазами видел. Плюс Виталий еще был буддистом по вероисповеданию. Мы в гроб положили и его четки. Как «Витэк» стал буддистом, я не знаю. Это был его выбор, но нам он не мешал иметь общие идеалы, цели и двигаться в одном направлении, – сказал командир.

– Он никому свою религию не навязывал, – вспоминает «Альфа». – Он каждый день мог стоять на голове по полчаса. Для упражнений «Витэк» выбирал любое место и время. Например, прошел дождик, он расстелет коврик и занимается йогой. Кстати, стойка на голове – это часть йоги. Как-то решил попробовать с ним сделать упражнения, стал на голову, но меня только на пару секунд хватило, а «Витэк» даже разговаривать в такой позе мог.

Он был очень спокойным человеком и никогда не матерился.  Иногда мы общались, а у меня совершенно случайно мат вылезал.  Виталий мне объяснял, что это плохо, и я при нем старался таких слов не употреблять, – поделился «Альфа».

– Очень вкусно готовил, – рассказывает о Виталие Соломкине администратор НВР «Правий сектор» Ляля Евтушенко. – Парни могли открыть тушенку, намазать ее на хлеб – их такая еда вполне устраивала, но только не «Витэка». Он не любил полуфабрикаты и предпочитал им полноценную пищу. Он обожал чистоту. Помню, когда он находился на базе ПС в Днепре, попросил меня привезти пылесос. Спрашиваю: «Зачем он тебе нужен?», на что Виталий отвечает: «Ты же видишь, сколько здесь пыли». Действительно, в помещении базы ремонт неизвестно когда делался, оно напоминало коробку с потолком и стенами. Ведь дышать пылью – вредно для здоровья, поэтому «Витэк» хотел навести порядок. Он и хлопцев из-за уборки гонял. Был очень хозяйственным, все сортировал и по местам раскладывал, – вспомнила она.

– За такие качества я «Витэка» комендантом базы назначил, – говорит друг «Дядько». – Позже он был на Чонгаре кладовщиком. Еще он в штаб военно-общественной блокады Крыма входил, – рассказал командир 14-й резервной сотни ДУК ПС.

– Как-то приехала на базу, а он в броннике бегает, – вспоминает Ляля Евтушенко. – Интересуюсь: «Зачем ты его надел?». Он говорит: «Я так поправился, наверно, меня скоро воевать отправят, вот и хожу в броннике, чтобы похудеть и привыкнуть к нему». Это было еще в середине 2015г.  В октябре поехал на блокаду Крыма и больше туда (на базу ПС в Днепре – ред.)  не возвращался,  – констатировала Ляля Евтушенко.

– «Витек»  – человек военный, – рассказывает «Альфа».  – В России служил в десанте. Нашу войну называл неправильной. В его понимании война – это когда можно освобождать территорию. А мы просто с сепарами снарядами перекидывались. Ему это не нравилось, он хотел решительных действий: идти в наступление и освобождать Донбасс, но таких приказов по понятным причинам никто не давал. У нас же типа Минские договоренности. 

Еще запомнился момент, когда мы в Авдеевке под артобстрел ночью попали. Тогда сепарская машина приехала, отстрелялась, а затем поменяла позицию, чтобы мы их не засекли. Так сепары перемещаются. По рации мы получили команду спрятаться в подвал, а он маленький. Нас тогда было человека четыре, если зайти всем вместе – неудобно даже пошевелиться. Но, в конце концов, мы так и сделали.

«Витэк» говорит мне: «Залезь в подвал и сиди там!».  Я ему отвечаю. «Вы думаете, я боюсь или не такой как Вы?». На что услышал: «Я уже свою жизнь прожил, мне сколько лет? Если я умру – не так печально будет. А ты – пацан молодой. Я нахожусь в другой стране, пересек границу на лодке, официально меня тут нет. Я умру, и обо мне никто не вспомнит, но тебя дома ждут брат и родители, найдешь девушку себе. Поэтому, иди в подвал». Мне тогда 18 лет было, совсем недавно 19 исполнилось.

«Витэк» несмотря на российский паспорт, считал себя украинцем. Он стоял плечом к плечу с нами, был надежным побратимом. Мне очень больно, что я его теперь никогда не увижу, – констатировал «Альфа».

– Когда мы с Виталием  на базе разговаривали, он рассказал о своих планах написать книгу или статью об украинском и российском фольклоре, – вспоминает Ляля. – Он сравнивал их. «Витек» изучал украинский язык и даже пытался на нем разговаривать, и у него понемногу получалось. Хотел даже стать гражданином Украины, – сообщила она.

– Именно из-за этого он пошел в 54-ю бригаду и подписал контракт, – рассказывает друг «Дядько».  – Служба в ВСУ давала хоть маленький, призрачный шанс получить такой желанный украинский паспорт. Он принял решение перейти в 54-ю бригаду во время  лечения в Мечниково. У Виталия тогда была травма колена, приобретенная в Марьинке. Таковы реалии, что на позициях люди чаще травмируются, чем получают ранения. После его перехода в 54-ю  мы, к сожалению, потеряли контакты. У Виталия изменился номер телефона. С октября мы ни разу не общались.

А 13 декабря наш бывший боец, который перешел служить в 54-ю бригаду, сообщил, что поступило распоряжение отправить тело Виталия в Москву на захоронение. Дальние родственники из Украины принимать погибшего отказались, а близких здесь у него не было. Мать и бабушка Виталия, которые жили в Житомирской области, давно умерли. Когда мы узнали эту новость, сделали все, лишь бы «Витэка» похоронили в Украине. Он воевал за нашу страну и имеет право покоиться в этой земле.

Как видим,  украинское государство не ценит тех людей, которые кладут за него свои жизни. Принять решение об отправке тела погибшего бойца в страну агрессора на захоронение – редкий маразм. Если бы так случилось, в лучшем случае на могиле Виталия стояла табличка с номером.  Кстати, побратим, который нам сообщил о гибели «Витэка»,  тоже не имеет украинского гражданства, он из Латвии.

Нам (бойцам ДУК ПС с украинским гражданством – ред.) тоже нелегко, но у нас хотя бы есть семьи, знакомые, друзья, в конце концов, нам есть, где жить. Ребятам с других стран тяжелее, у них фактически нет никакой финансовой поддержки. Они становятся заложниками ситуации. Конечно, мы им обеспечивали средства на еду и проезд в транспорте, но это –  нестабильно. Они искали более постоянное обеспечение и переходили в подразделения ВСУ, – констатировал командир.

***

Из морга процессия отправляется на Краснопольское кладбище.

Под звуки похоронного марша гроб с Виталием товарищи несут на руках. Его ставят недалеко от уже подготовленной для захоронения ямы. Побратимы по очереди подходят прощаться. Командир «Дядько» разрезает ножом путы (обычно это делают родные умершего, но их нет!). Работники ритуальной службы забивают гвоздями гроб, а затем на веревках несут его к яме. Начинается погребение. Правосеки бросают на гроб замерзшую землю. Оркестр играет «Ще не вмерли України», а ребята с автоматами делают холостые залпы.

После похорон командир «Дядько» с бойцами «Правого сектора» заехали в церковь, потому что в портмоне покойного остались деньги. Собратья не нашли ничего лучшего, чем отнести их в храм. Родных у «Витэка», к сожалению, не было.

***

Именно так может выглядеть одиночество. Поэтому, если будете на Краснопольском, положите цветок на могилу Героя. Кроме молитв, это единственное, что мы можем для него сделать.

 

Ирина Сатарова

1758

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.