Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Не садитесь в машину к незнакомым дядям!

26.12.2008 11:56:08

А если дядя - знакомый? А если ты, будучи водителем на грузовом авто, помогал «дяде» перевозить труп до морга? И если этот «дядя» - участковый милиционер, наделенный властными полномочиями?

Как оказалось, не садитесь в любом случае…

Апостолово - самый отдаленный от Днепропетровска районный центр. Но и оттуда докатилась история о пытках жителя села Каменка, что в 20 минутах езды от Апостолово, севшего однажды по просьбе дяди-участкового в белую «Таврию».

 

Василий Васильевич Логвинюк, 1971 года рождения, житель села Каменка Апостоловского района Днепропетровщины, раньше работал трактористом, плотником. 2 года - у корейца был завскладом. Сейчас нигде не работает, временами подрабатывает у кума на фирме подсобником, шофером. На учете в правоохранительных органах не состоит, не привлекался. С 1992 года - тренер на общественных началах школьной футбольной команды Каменки.

1-ое декабря 2008г. он запомнит на всю жизнь:

«Первого декабря, в районе 13:15, я смотрел по телевизору «Мега­спорт», под калитку двора подъехала белая «Таврия». Я сразу увидел в окно и, не одеваясь, как был - в спортивных штанах и рубашке, надел калоши и вышел. Подошел к водителю, поздоровался за руку. Мало ли, может, человек дорогу узнать хочет, или тыкву, например, скупают. А он мне говорит: «Садись в машину, надо поговорить». Я: «О чем?»

В это время открывается в «Таврии» дверь, выглядывает наш участковый, Дима. Дмитрий Леонидович Петров­ский. Он говорит: «Садись, поговорим». Я говорю: «Ну сейчас, хату закрою, телевизор выключу». Он говорит: «Садись! На 5 минут».

Я сел сзади участкового. Рядом со мной сидели двое мужчин. Поехали до сельской остановки - там стояла «Таврия» участкового, с синими, милицейскими номерами. Наш участковый вышел. И тот, который сидел впереди, сказал: «Наручники» - мне одели наручники, «Пакет» - и на голову мне надели пакет полиэтиленовый черный, непрозрачный.

Мы поехали, машина петляла-петляла, остановилась. Меня вытащили из машины и бросили на землю, при этом я грудью ударился о какой-то камень, или, может быть, пенёк. Кто-то сел мне на спину, стал бить между лопаток. Другой - бил по голове, глаз выдавливал. Потом на пальцы, на два больших пальца на руках, мне надели провода и начали пропускать ток.

Били минут пятнадцать. Потом сказали: «Ты что, тупой или что?!» -  «Так а что?» -  «Тупой, да?!»

- А кто это говорил? Участковый?

- Я в пакете был, не знаю, был ли участковый при этом или не был. Но факт тот, что я в машину б не сел, если б участковый не приказал.

С полчаса прессовали. Раз я чуть слюной не захлебнулся в пакете, а второй раз чуть не задохнулся - воздух в пакете кончился. «Мы - бандиты, - говорят, - мы тебя сейчас утопим. Так что отдавай нам оружие». «Какое оружие?» - они ток подают: «Тупой, бл…?!» «Какое оружие?» - опять током бьют: «То оружие, которое пропало из квартиры Г.Т. (в этот же день, 1 декабря, был обворован дом в Каменке - ред.)» -  «Я там не был» - «Так, мы тебя сейчас закопаем тут!»

- А вы не знаете, при этом участковый присутствовал?

- Я все время был в пакете! Хотя люди, односельчане, некоторые мне говорили, что видели две белых «Таврии» стоящими в посадке рядом.

В общем, то били меня, то давали минут 5-10 передохнуть, «подумать», сами по телефону разговаривали, но я не слышал, о чем.

Опять меня буцали.

Потом говорят: «Ладно, поехали, мы тебя утопим». Заволокли меня в машину, всё в пакете. Думаю: «Топить поедут на залив, а там - по бетонным плитам ехать», но по плитам не ехали.

Мы ехали минут 15-20. Приехали, меня завели куда-то, в пакете. Позже я понял, что это Апостоловский райотдел милиции.

Завели меня, я еще на ступеньках спот­кнулся, кинули…

Через некоторое время заходит милицио­нер, говорит: «О, а это что такое?» Кто-то снял с меня пакет и наручники, может быть и он. «Я не знаю, - говорю. - Вытащили меня из дома, шьют мне, что я оружие украл». «А ты меня не знаешь?» - спрашивает. «Не». «Так я встречался с кумовой сестрой, с Аленкой. Но это было давно». Вспомнил я: Александр Жадан, он следователь. Начал он со мной играть в «доброго полицейского». А «плохой полицейский» периодически заскакивал, говорил: «Так, мне это все надоело. Сейчас повезу его в УБОП в Кривой Рог - пусть его там прессуют». Еще три милиционера заходили, угрожали. И у одного из них вся обувь в грязи, в листочках - значит, со мной в посадке был. И это было до ночи.

А где-то в два-час ночи они устали, вывели меня в коридор и приковали наручниками к батарее…»

…А в это время

(из заявления сестры Василия Васильевича, Ольги Васильевны Леонюк, прокурору Апостоловского района):

«1 декабря 2008 года пропал мой брат Логвинюк Василий Васильевич, позвонила его жена и сообщила мне это. Я приехала к ним домой около 17 часов, и мы стали его искать. Мы звонили по знакомым и родственникам, но никто не знал, где он. Звонили в милицию, в больницу, в морг, но его нигде не было. Утром 2 декабря мне позвонила жена брата и сообщила, что он уже дома. Мы узнали, что он всю ночь был в милиции у нас в отделении. Его избивали, над ним издевались, он весь в побоях. … Просим привлечь виновных работников милиции».

 

«…Когда начало светать, стали милиционеры сходиться. «Ну что, говорить будешь?» - «Не знаю я ничего!» В общем, в конце концов, заставили меня подписать, что я где-то украл металл.

- И вы подписали?!!

- Да. Но число я не ставил, или, может, ставил?.. Утро я уже смутно помню…

Около девяти зашел наш участковый, Петровский. И - ко мне, аж белеет, синеет, трусится. «Вася, что с тобой?» -  «Ничего, - говорю. - Все нормально». -  «А чего ты побитый? Чего руки опухшие?» - «Все нормально, - говорю. - Если можешь, позвони жене, скажи, что все в порядке со мной». - «Хорошо». Никто, конечно, никому не позвонил.

А все потому, что супруга моя в это время стояла возле РОВД и разговаривала с ГАИ­шниками: «Хлопцы, никто в аварию вчера не попадал?» Она увидела участкового, бросилась к нему, но тот: «Я ничего не знаю!» - и убежал.

Потом меня вывели во двор РОВД, посадили в машину к какому-то милиционеру. Он по дороге спрашивает: «Что ты будешь дома говорить?» -  «Скажу, что загулял». -  «Нет, ты скажи, что тебя райотдел какой-то из Кривого Рога взял за кражу металла. Понял?» - «Понял».

В 20 минут десятого 2-го декабря он меня выгрузил в Каменке. Не на остановке - там стояли люди, а чуть ниже».

 

Мама Василия, Анна Ивановна Логвинюк:

«У вівторок я поїхала в міліцію у Апостолове. Але заяву мою вони не прийняли і записувати мою фамілію не захотіли. Один міліціонер каже: «А чого ви тут кричите, тут не базар!» Я кажу: «Так на базарі не б'ють. Дайте мені того, кто вигукав мого сина!» Мовчать.

Ми з дочкою, сестрою Васі, пішли туди, де участкових кімната. Кажу: «Дайте мені вашого начальника. Як це так, викрали мою дитину!» Мовчать.

Як я там матюкалася! Якби я була винувата, а вони невинуваті, то посадили б мене на 15 суток.

Я їздила цілий тиждень до РОВД, і ніяк участкового не визивали. А у понеділок (8 декабря - ред.) мене прийняв заступник керівника РОВД. Визвали Петровського (участкового Каменки - ред.): «За що ти мого сина бив?» - «Я його не бив» - «Дай мені тих, хто бив. Я тобі не простю, що ти його вигукав. То, може, ти обворував дім Г.Т., а на мого сина вішаєш?! Не получиться!»

 

Начальник РО милиции Апостоловского района Василий Кобец:

«Логвинюк не подозреваемый, а свидетель по краже из дома Г.Т. Это преступление из особо тяжких - сумма ущерба более 200 тысяч гривен. Логвинюк проверялся, отрабатывался на причастность к этому преступлению.

По поводу того, что нарушался порядок доставки, содержания, нарушались его права - таких данных у меня нет. Ни Логвинюк, ни его близкие, ни какие правозащитники в райотдел по поводу недозволенных методов обращения с Логвинюком не обращались - это я вам 100% говорю.

По почте вчера пришло из райпрокуратуры указание провести по этому факту служебное расследование. Я поручил своему заместителю по работе с персоналом его провести. Срок на это - 10 дней.

- По журналу регистрации доставленных и задержанных Логвинюк не проходит?

- Однозначно нет.

Кстати, в течение последних двух лет господин Логвинюк, еще совместно с некоторыми товарищами, занимались кражей металлических изделий как на территории Каменского, так и на территории других сельсоветов. Это ст. 185 ч.ч. 1, 2 Уголовного кодекса.

- А скажите, у вас работает Александр Жадан?

- Да.

- Он сейчас присутствует в райотделе?

- Сейчас в райотделе его нет - он находится в Кривом Роге.

- Скажите, участковый села Каменка - ваш родственник?

- Это имеет какое-то отношение к делу?

- Самое прямое.

- Какое?

- Если он ваш родственник (как говорят селяне, это ваш двоюродный брат или племянник), то можно подразумевать, что вы будете стоять на его стороне при любых обстоятельствах.

- Этого нельзя подразумевать по одной простой причине. Мы проводим служебное расследование, которое не является ни базой, ни основанием для принятия решения прокуратурой. Прокуратура проводит свое расследование. А согласно правил проведения служебных расследований, как наших, так и прокурорских, и проверок, вообще, доследственных по любым заявлениям, мы просто обязаны провести у себя служебное расследование. Хотя это не догма и не обязательство.

- То есть вы не ответите на этот во­прос?

- …Да, это близкий мне человек».

Алена Гарагуц, Василий Сухов

9355

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.