Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Позитиффный досуг – гармоничная жизнь


Магистр симфоаранжировок рок-музыки предсказал будущее музыкальной культуры

12.04.2017 17:26:47

В апреле в трех городах Украины состоятся концерты Глеба Самойлова со всеми любимыми композициями «Агаты Кристи». Но это не будет просто ностальгическая прогулка по старым хитам. Благодаря феерическому театральному действу, световым эффектам, и, конечно, звучанию классических инструментов большого симфонического оркестра состоится полноценная реинкарнация музыки, прочтение ее именно так, как видел автор, воплощая свои мысли и устремления в музыкальную форму.

Изюминкой концертов станет оркестровая часть. Магистр аранжировок – легендарный Кирилл Уманский, знаменитый своим сотрудничеством с группами «Ария» и «Кипелов». По словам маэстро, работа непростая, ведь «композиторский талант Глеба Самойлова выходит далеко за рамки традиционного рока».

Справка

Кирилл Уманский родился в Москве. В 1981 г. окончил Музыкальное училище при Московской консерватории, в 1986 г. – теоретико-композиторский факультет Московской консерватории. Учился у Н.Н. Сидельникова (композиция), К. К. Баташова (полифония, анализ), Н. С. Корндорфа (инструментовка, чтение партитур), а также Л. И. Ройзмана и С. И. Бодюл (орган).

В 1991 г. окончил ассистентуру-стажировку по классу композиции.В 1988-1989 гг. работал в Детской редакции радио. В 1989-1998 гг. в Музыкальном училище при Московской консерватории.

С 1995 г. преподает на кафедре инструментовки теоретико-композиторского факультета, с 1998 г. – на кафедре инструментовки композиторского факультета Московской консерватории.

Ведет инструментоведение (лекции), инструментовку, чтение симфонических партитур; с 1995 г. – гармонию, полифонию, анализ.

Предлагаем отрывок из интервью с легендарным аранжировщиком, где он очень занимательно рассуждает о будущем музыкальной культуры во всем мире.

* * *

– Насколько сейчас востребован авангард в музыке?

– Здесь существуют две тенденции. Недавно проходил такой конкурс – «Ютюб», я занял на нем третье место. В жюри входили прогрессивные композиторы и музыковеды. Были выбраны сочинения умеренно-авангардные. Я себя к авангарду не причисляю, я просто вовлекаю в свою музыку современные средства. Но тем не менее это было воспринято как некий авангард. Были малоприятные отзывы, было непонимание. Но были и очень хорошие отзывы. Было приятно неравнодушие. Восприятие работает, это уже важно. Но есть и другая тенденция.

– Какая?

– В авангарде существует тенденция, которая привлекает своей необычностью. Например, есть представители технических профессий, и у них включается аналитический аппарат, и мир идей они воспринимают не хуже творческой интеллигенции. Но я не считаю, что это должно быть таким уж стимулом, чтобы заниматься авангардом. Слово «авангард» для меня вообще не имеет никакого смысла. Оно абсолютно лозунговое и политизированное, это не абсолютное понятие. Есть абсолютные понятия, например, классицизм, модернизм, постмодернизм. А вот поставангард для меня – тоже бессмысленное понятие. Авангард – это что-то новое по отношению к более старому.

– Ну хорошо, вот София Губайдулина, Альфред Шнитке – это не авангард?

– Это, я полагаю, в культурологическом смысле представители постмодернизма на его исходе. Если считать, что модернистами в классическом смысле были нововенцы, то это уже представители постмодернистского направления. А понятие «авангард» – это что-то новенькое. Для меня он не несет эстетической нагрузки. Если спросить, что входит в его структурные черты, вам никто не ответит. Скажут: «Это новое!». В свое время классицизм по отношению к барокко тоже был новым стилем. Тогда он тоже авангардизм.

– Любой последующий стиль по отношению к предыдущему можно считать авангардом.

– Всякое новое можно назвать авангардом. Например, стихи лорда Байрона. Это понятие относительное, оно сдвигаемое. Клод Дебюсси мог быть авангардистом, потому что в представлении Римского-Корсакова, который его не очень-то и признавал, он был новым и непонятым. Только не надо думать, что я при этом какой-то воинствующий консерватор! Я член ассоциации современной музыки, там собираются самые интересные и думающие люди.

Мне кажется, что сейчас идет тенденция к объединению людей, потому что нельзя придумать новый аккорд, все изобрели. Все устали от минимализма, он себя немного исчерпывал, потому что он был интересен тогда, когда была критическая масса сложной музыки, то, что называется «новая сложность», это дармштадское направление. Когда у нас только начинали работать Мартынов, Пярт, это было интересно, но сейчас это уже немного приедается, потому что соприкасается с прикладной музыкой.

В нынешней ситуации, когда принято ругать шоу-бизнес, потому что это бизнес в искусстве, я в силу определенных жизненных причин, потому что работаю аранжировщиком, думаю, что надо просто рассматривать музыкальный процесс на планете Земля. Всегда, когда человек соприкасается со звуком, это несет в себе некое единство.

– Каким образом?

– То, что делается в самом распроклятом шоу-бизнесе и в самом элитарном искусстве, имеет черты некоего единства. Например, сейчас мы можем увидеть нечто общее между симфониями Бориса Чайковского и песнями Соловьева-Седого, а когда-то это были две разные позиции. А уж что говорить, скажем, про Голландию XV века! Строгий стиль в композиции – и трубадуры, и труверы. Никому не приходит в голову, что трубадуры и труверы – это был шоу-бизнес того времени. Возможно, пройдет 500 лет, и про нас скажут, что были Алла Пугачева и Шнитке, не случайно он мечтал, чтобы одно из его сочинений она исполняла. В последний момент она почему-то отказалась, и он взял другую певицу, а в одном из произведений она просто должна была быть как персонаж.

Я не апологет конформистского примирительного синтеза по типу «пусть расцветают все цветы», чтобы был перформанс, чтобы угодить и нашим, и вашим. Человек может реагировать на то, что происходит рядом. Нельзя замкнуться и не видеть происходящего вокруг, это надо видеть и выкристаллизовать что-то свое. Тогда что-то получится, это моя точка зрения. Иначе это будет искусственный цветочек на специально набранной земельке.

– Как аранжировщику, с чем вам приходится работать?

– Многое что приходится делать. Включая и серьезные вещи, например, 22-ю симфонию Вайнберга, которую он не успел сделать, и оперу Николая Сидельникова «Бег», я сделал камерную редакцию для камерного оркестра. Но делаю аранжировки и песен, например, Серафима Туликова, работаю с некоторыми рок-группами, знаете, попадаются очень хорошие ребята и хорошие люди. Что еще очень важно и что меня вдохновляет, это оркестр. Оркестр переплавляет все. Это как в фильмах Андрея Тарковского, когда любая грязь, лужа, капающая вода – это все переплавленные эмоции. Так и в оркестре, он может все переплавлять, в него можно все вовлекать.

Итак, концерты Глеба Самойлова с симфоническим оркестром с аранжировками Кирилла Уманского пройдут:

Харьков – 25 апреля, 20:00, ХНАТОБ

Одесса – 27 апреля, 19:00, Музкомедия

Киев – 28 апреля, 19:00, МЦКИ (Жовтневий палац)

456

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
comments powered by Disqus

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.