Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Общество


Жизнь собачья

10.06.2017 11:10:00

Чтобы узнать, в каких условиях живут собаки на базе КП «Зооконтроль» и как их стерилизуют, «Лица» отправились на Березинскую, 60…

– Фиби родила, теперь не знаем, куда их деть. Щенята хорошенькие, а брать домой никто не хочет. Возьмите, может вам удастся их пристроить, – протягивает женщина симпатичных двортерьеров волонтеру одной из зоозащитных организаций.

– Зачем же вы сводили свою собаку, если она не породистая? – интересуется девушка­волонтерка.

– Ну, мы этот процесс не контролировали, так получилось.

– Если бы вы стерилизовали Фиби, этого бы не было.

– Как это стерилизовать? – искренне удивляется женщина. – Вы хотите, чтобы я из своей девочки сделала калеку, бесполое существо? Это ведь нарушение природы! – негодует она.

– И вы теперь будете отдавать нам всех ее щенят?

– Не знаю, это уж как получится, – отвечает нерадивая «заводчица».

Подобные диалоги уже стали привычной реальностью для зоозащитников. Далеко не всегда им удается убедить хозяев, что стерилизация – большее благо, чем появление на свет невостребованных щенков. Как показывает практика, находят своих хозяев лишь единицы дворняжек. Не всегда помогает даже милая мордочка и дружелюбный характер. Очень часто такие собачки оказываются на улице.

А вот в странах ЕС к этому вопросу относятся ответственнее. Никакого «нарушения природы» в таких операциях люди не видят, в результате там нет такого огромного количества беспризорных животных.

– Процентов 60 украинцев считают, что стерилизация это – не природно, – констатирует основатель приюта «Друг» Марина Блоховец. – Почему­то думают, что даже для щенков­переводняков найдутся «добрые руки». Но их, к сожалению, практически нет. И тогда непристроенных щенков топят…

Одними из первых в Днепре за стерилизацию собак и кошек взялись волонтеры из Общества защиты животных «Верность» и реабилитационного центра «Друг». Они оплачивают операции за собственные финансы или благотворительную помощь. В 2013­-2014 гг. волонтерам помогали немецкие ветеринары из Европейского общества защиты животных ЕТN (European Society for the Protection of Animals and Nature, с английского – Европейское общество защиты животных и природы – ред.).

– Медики из ЕТN стерилизовали собак в мобильных клиниках во многих городах Украины, – рассказывает Марина Блоховец. – Наши врачи, которые хотели перебрать опыт, ассистировали во время операций. Это была бесплатная помощь животным Украины от Европейского Союза.

– Тогда за сутки успевали стерилизовать 60­-70 собак, – вспоминает волонтер Максим Гошовский. – Всего ЕТN приезжала 3 раза. Помощи от города им не было практически никакой. Разве что отдельные депутаты обращались в некоторые службы, чтобы нам выделили автомобили для перевозки животных, – рассказал он.

– После учебы у европейцев наши днепровские медики стерилизуют собак и котов по­европейски, – говорит Марина Блоховец. – Раньше на теле животного оставался огромный шов, а после операции ему приходилось на протяжении недели колоть антибиотики. Сейчас все выглядит по-­другому. Стерилизация делается очень быстро, оставляя за собой аккуратненький шовчик. Затем собачку 3 дня нужно проколоть антибиотиками, и с ней будет все в порядке.

Волонтеры из реабилитационного центра «Друг» после стерилизации забирают животное в приют. «Верность» придерживается несколько других принципов работы. Речь идет о практике «отлов – стерилизация – выпуск». Другими словами, животное вылавливают с территории его обитания, отвозят в больницу, где, помимо стерилизации, делают прививки от бешенства, а затем возвращают обратно.

– В больнице животное находится на карантине, там его проверяют на наличие разных болячек. После «выписки» оно возвращается на место своего ареала, – говорит Максим Гошовский. – Нельзя собак, привезенных со всех концов города, выпускать в одном районе. Они вступят в конфликт с обитателями той территории, и большое количество животных погибнут. Ведь собакам свойственно, если говорить по­-жаргонному, «держать» свою территорию и не пускать туда других. Это – преимущество. Стерилизованные собаки менее агрессивные. Поэтому горожанам будет безопаснее делить с ними район проживания. Догхантеры (уничтожители бродячих собак – ред.) предлагают уничтожить всех бездомных собак. Ну, убили они пару животных, и что? На место тех обязательно придут другие, возможно, агрессивные собаки. Это одна из причин, почему «отлов-­стерилизация­-выпуск» – то, что нужно нашему городу. Это европейские стандарты. В Европе животных бездомных не так много, как у нас, потому, что этот проект работает уже достаточное количество времени. Кстати, узнать стерилизованную бездомную собаку можно по клипсе в ухе.

Что контролируют в «Зооконтроле»?

Стерилизуют животных в Днепре не только волонтеры. Для этих целей в 2013 г. создали Коммунальное предприятие «Обращение с бездомными животными» Днепровского горсовета. Позже КП переименовали в «Зооконтроль». Если вкратце, в его обязанности, кроме стерилизации, входит лечение бездомных животных, регуляция их численности, а также внедрение принципов гуманного отношения к бродящим хвостатым. По уставу, сотрудники предприятия должны вести электронную базу домашних животных Днепра, регистрировать их и чиповать. Тела умерших или погибших четырехлапых также утилизирует КП «Зооконтроль».

Следует отметить, что по данным «Верности», за первые полтора года существования КП стерилизовало до 20 собак. При этом в 2014 г. на содержания предприятия из бюджета Днепра потратили миллион гривен.

В 2015 г. на потребности КП выделили 1,6 миллионов, но ситуация фактически не менялась. Поэтому, в 2015 г. должности лишился директор КП Олег Ширмаков, исполняющим обязанности директора назначили Юрия Чижмаря. А с октября 2015 г. КП возглавил Олег Кучин.

База, где проводят стерилизацию, находится в Днепре по адресу ул. Березинская, 60. Балансовая стоимость её составляет 1.098.110 грн. На территории находится административно­бытовой комплекс со складом и подвалом, проходная, помещение насосной, теплый и холодный склады, трансформаторная подстанция, ангар металлический, др.

В декабре 2016 г. КП на 3,3 млн грн закупило автомобили для перевозки животных.

По официальным данным, с начала 2017г. «Зооконтроль» стерилизовал 1.000 бездомных собак. Средняя стоимость операции – 170 грн. Всего в городе живет 6.000 бездомных собак. Решить проблему с ними планируют за 4 года. Такую статистику на пресс­-конференции озвучил заместитель мэра Днепра Михаил Лысенко.

* * *

Чтобы узнать, в каких условиях живут собаки на базе КП и как их стерилизуют, «Лица» отправились на Березинскую, 60. Двери открыл охранник, вскоре вышла женщина, представившая Оксаной и координатором базы. Показать территорию и рассказать о стерилизации она отказалась, сославшись на то, что у животных, которые находятся на карантине, может быть бешенство. Но если получить разрешение от руководства КП, то на базу можно пройти.

Дальше были звонки в «Зооконтроль», приемную Михаила Лысенко и пресс­-службу горсовета. В конце концов, директор коммунального предприятия Олег Кучин дал понять, что не желает «Лицам» показывать базу.

– К сожалению, коммунальное предприятие на полную силу не работает, – рассказывает зооволонтер и евромайдановец Максим Гошовский. – В основном, в Днепре происходит стерилизация животных благодаря инициативе активных граждан и волонтеров. Конечно, сотрудники КП выезжают и вылавливают животных, – на дорогих автомобилях, которые они прикупили, – но существует одна большая проблема: нет профессиональных обловщиков. Есть люди, которых просто научили пользоваться петлей.

Максим стал заместителем Олега Кучина, но когда понял, что на предприятии мало что меняется, написал заявление об увольнении.

– Когда я шел на должность, надеялся на изменения. Для себя решил: «Если я пробуду полгода и увижу, что все остается на прежних местах – уйду. К сожалению, так и произошло. Одна из причин плохой работы предприятия – отсутствие достаточного финансирования. Как пример – ситуация с закупками оборудования через систему «ProZorro». Мы подводили людей, которые шли нам навстречу. Они предоставляли товары, а деньги получали только через несколько месяцев. Я вдобавок был главой тендерного комитета, мне приходилось отзваниваться и говорить что­то в стиле: «Деньги в горсовете застряли, но вы товар все равно нам поставьте, а мы вам потом как­нибудь денежку отдадим». Так не делается. Мне было стыдно перед этими людьми. Думаю, недофинансирование происходило и из­-за бюрократии. Коммунальное предприятие подчинялось департаменту жилищного хозяйства горсовета.

Не согласна с Максимом Марина Блоховец.

– Я в «Зооконтроле» бываю достаточно часто, мы стерилизуем там наших животных. Приют «Друг» безумно благодарен КП. На данный момент на коммунальном предприятии есть около 12 вольеров для содержания собак. Даже если их было б 100, думаю, их все равно бы заполнили. Волонтеры в КП каждый день тягают животных. Да и сами сотрудники предприятия ловят и привозят собак на базу, – рассказала основатель приюта «Друг».

Как живется собакам в ЕС?

Основатель приюта «Друг» Марина Блоховец часто бывает в Европе и общается с коллегами­волонтерами.

– В приюте «Друг» 350 собак. Сколько содержат животных в европейских?

– Наши коллеги из Европы вообще в шоке, как мы справляемся с таким количеством бездомных четырехлапых. У них от силы 5 животных в месяц поступает. В «Друге» мы принимали бы 50 собак в день, наверное, если б могли всех принять.

В европейс­ких приютах живот­ных значительно меньше. Например, Антверпен в Бельгии – город большой. Но 20­-30 бездомных собак в приюте – уже много. Условия для животных там создали отличные. Я бы хотела, чтобы в наших детских больницах было подобное.

Граждане стран ЕС носят в приюты корма и другую еду. В Украине достучаться до людей очень тяжело.

Самый большой приют в Европе находится в Берлине. В нем нашли свой дом полторы тысячи животных. Собак там, в среднем, 290. А еще – кошки, лошади, др.

Я была в приюте под Амстердамом. Он очень красивый, там стоят статуи Будды и фонтаны. Помню, собак было штук 40. Из них половина – из Румынии и Греции, где ситуация с бездомными собаками напоминает украинскую. Но поскольку Румыния и Греция являются членами ЕС, животных могут на официальном уровне перевезти в Нидерланды. Насколько мне известно, приюты Германии тоже забирают собак из более бедных стран Европы.

Еще одно значительное отличие европейских приютов от наших – наличие ветеринарной клиники на их территории. Это очень облегчает работу. Да и условия для волонтеров в европейских приютах гораздо лучше. Они приходят, чтобы погулять с животными, социализировать их, возможно, искупать и расчесать. В Украине волонтеры делают всю работу за государство, начиная от отлова и, иногда, стерилизации и заканчивая уборкой г*на в вольерах. Это – огромная разница.

– Действительно ли в Германии за собак требуют платить налоги?

– Да, это так. Размер налога зависит от породы собаки, количества животных у хозяина и района страны. Налоги обосновываются тем, что создаются парки для собак, где ставят специальные урны для фекалий, возле них кладут кульки для уборки. Работают люди, которые убирают. Могу сказать, что такие налоги только в Германии, о подобной практике в других странах я не знаю.

– Как собаки становятся бездомными?

– Это либо животные хозяев, у которые после смерти не осталось родственников, либо безответственных людей. Например, в европейских странах есть запреты на содержание тех или иных бойцовских пород собак. Некоторые люди заводят таких животных, минуя запреты. Если о питомце узнают правоохранители, его конфисковывают. Иногда и сами хозяева не справляются с такими собаками и сдают их в приют.

Кстати, животных­потеряшек в Европе отправляют в отделы полиции, где для них предусмотрены вольеры. Затем правоохранители ищут хозяев собачки, если их не находят, передают в приют.

– Какая в Европе ситуация со стерилизацией?

– Значительно отличается от украинской. В основном, собак из приюта «Друг» берут в семьи в страны ЕС. Животных отправляем стерилизованными. Об этом просят их новые хозяева, потому что цены за эту операцию Евросоюзе выше. В странах богатой Европы, таких как Германия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург, она обходится в 300 евро, в Чехии – 150 евро. В Украине – в среднем в 350 грн., ведь нам, как волонтерам, клиники предоставляют хорошие скидки. Пожертвования на стерилизацию животных отправляют их будущие хозяева.

Самое главное: согласно европейскому законодательству, домашняя собака должна быть стерильной. Все, кто желают разводить породистых животных, создают официально зарегистрированный питомник и платят налоги. В Европе нет так называемых «черных заводчиков». У нас же в каждом третьем дворе овчарок, мопсов, пекинесов поразводили, а потом их раздают куда угодно. Я за 5 лет своей работы не встречала ни одного случая, чтобы в европейских домах плодили вот так щенков.

В Европе породистый щенок стоит от 500 до 1.500 евро. У нас же за 1.000 грн можно купить кого угодно. Почему­то некоторые наши люди не в состоянии сделать у себя дома ремонт, или оплатить услуги репетитора ребенку, но покупают дорогих собак. А когда животное оказывается «переводняком», отдают его нам в приют. У нас люди за модой гонятся, а не друзей ищут.

– Как часто Вы отправляете животных в ЕС?

– В среднем, из приюта «Друг» 10­-12 собак в месяц едут в Европу. Оформить документы нелегко, это трудоемкий процесс, поскольку Украина не является членом ЕС.

Со дня «бронирования» собачки до ее отправки домой проходит 4 месяца. Животному нужно провести анализ крови и т.п., а также оформить бумаги. В основном, в Европу едут инвалиды: одноглазые, трехпалые и двулапые. У нас их не берут вообще. Обычно украинцы принимать в семьи собак без породы не хотят. Иногда у нас бывают и породистые, их пристроить не проблема. Кстати, последнее время выбрасывают много такс.

Если в приюте появляется лабрадор, пудель или другая породистая собачка, сразу находится человек 30, желающих ее усыновить. Но когда мы говорим, что отдаем только стерилизованное животное, остается только 2 человека от силы.

– То есть, украинцы не хотят брать вообще беспородных животных?

– Берут максимум 2 дворняги в месяц, и то их обычно в частном секторе сажают на цепь. Правда, с котами стало за последний год проще. Нам очень помогает Польша, их частные фундации, такие как мы – приют «Друг». Когда началась война, они стали принимать от нас животных. В Польше их берут на передержку и ищут нашим собакам и котам хозяев.

Думаю, если бы не европейцы, мы бы приют «Друг» давно уже закрыли…

Ирина Сатарова

2829

Всё по теме: Европеец
Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

По теме:

Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.