Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Из-за 270 миллионов Днепр превращают в пустыню

23.08.2017 16:17:03

Возможно, активность защитников городских деревьев остановит дровосеков. А может – останется только переименовать Днепр в Лысопетровск, или Пыльнопетровск, и посоветовать его жителям переехать лет на 50 в более пригодные для жизни места.

Даний матеріал був розміщений на інтернет­порталі Zabeba.li, але був знятий через шість годин за обставин, що не можна пояснити нічим іншим, окрім тиску на редакцію осіб, що зацікавлені в нерозповсюдженні викладених далі фактів. Ми засуджуємо – і засуджували завжди – будь­які прояви утисків свободи преси та висловлюємо співчуття і підтримку редакції Zabeba.li, що опинилася у стані підцензурного видання і не має можливості протистояти тому тиску, що чиниться на неї.

В последние годы Днепр из некогда зелёного города всё более становится городом голым и пыльным. До недавнего времени этот процесс объясняли нехваткой денег для надлежащего ухода за существующими зелеными насаждениями и высадки новых.

Ситуация изменилась. После децентрализационных реформ денег в городском бюджете изрядно прибавилось. Немалая их часть достаётся ответственному, в том числе, за насаждения Департаменту благоустройства и инфраструктуры Днепровского горсовета, который подчинён неоднократному фигуранту коррупционных скандалов, заместителю мэра Михаилу Лысенко.

С начала 2017 года Департамент благоустройства и инфраструктуры проводит 8 тендеров на работы, связанные с зелёными насаждениями. Сумма, выделенная на эти 8 закупок, – первая из которых объявлена в конце прошлого года и завершена в январе, а две последних проходят сейчас, – составляет 275.656.000 гривен.

Читателя могут удивить формулировки этих тендеров про «поточний ремонт зелених насаджень». Ремонт дерева – как это? Но тут следует вспомнить, что по нашему законодательству зелёные насаждения в городах – элемент благоустройства той же правовой категории, что и канализационные люки, и уличные фонари, и тротуарная плитка.

А сами цифры могли бы порадовать. Большие расходы на зелёные насаждения – необходимая вещь для индустриального города в степной зоне. Тем более – города, который сильно страдает от их нехватки, а масштабы этой нехватки велики. Инвентаризация зелёных насаждений за все годы Независимости не проводилась ни разу, и точными данными не располагает никто. По весьма приблизительным цифрам, озвученным главой Коммунального предприятия (КП) «Міськзеленбуд» Юрием Фоменко летом 2016 года, по нормам на одного жителя должно быть 50 кв. м. зелёных насаждений, а в Днепре в наличии – приблизительно 14 кв. м. на жителя, меньше трети от положенного.

Впрочем, за осень и зиму 2016­17 годов, запомнившиеся горожанам массовыми спилами деревьев и «обрезками насмерть», – с нарушением всяческих норм и падающими на прохожих ветками, – этот показатель ещё сократился.

Однако ознакомление с тендерами явно показывает: планы Департамента благоустройства прямо противоположны потребности города в зелёных насаждениях. Основное место в списках запланированных работ занимают сваливание и удаление деревьев, обрезка и омоложение бензопилой.

Департамент благоустройства не слишком аккуратен в документах – в части тендеров количество подлежащих спилу деревьев не указано, зато в одном указано количество древесины в кубометрах. Тем не менее, стоимость работ из ранее сфотографированных актов даёт возможность подсчитать общую цифру. Итак, по подсчётам активистов организации «Экоднепр», в случае финансирования работ во всём намеченном объёме речь, идёт о спиле 3.000 деревьев и калечащей обрезке для 15.000 деревьев.

Вторая операция, в исполнении КП «Міськзеленбуд» и его подрядчиков, влечёт за собой первую, т.к. под названиями «санитарная обрезка» и «омоложение» они выполняют убийство деревьев – «кронирование» до состояния столба. Подрядчики КП «Міськзеленбуд», получающие древесину в свои руки для «утилизации», заинтересованы срезать как можно больше. С дерева удаляются все ветки, оставшиеся от дерева столбы, в большинстве своём, засыхают в промежуток от года до трёх, после чего удаляются как бы на законных основаниях. Оба спила оплачивает бюджет, и деньги горожан дважды успешно переходят частным предприятиям за не то, что ненужную – откровенно вредную работу.

Посмотрите сами на пометки на деревьях, которые делаются для удобства малоквалифицированных работников, которых нанимают фирмы­субподрядчики. Кресты (на предназначенных к спилу под корень деревьях) и горизонтальные полосы (на предназначенных к удалению всех ветвей) являются источником точной информации о планах попильщиков. Приведём лишь один пример того, что можно увидеть по такой разметке: поголовной обрезке должны подвергнуться каштаны и липы на улице Андрея Фабра, акации на одной стороне проспекта Пушкина, часть улицы Старокозацкой тоже «запланирована пострадавшей». Квартал вокруг облсовета, сквера Героев и военного госпиталя, таким образом, планируется окружить мёртвыми и умирающими столбами.

Свободу рук в этом вопросе Департаменту благоустройства и инфраструктуры даёт уже упомянутое отсутствие инвентаризации насаждений. Когда каждое дерево существует вне официального поля и «обнаруживается» в документах «посмертно» – при составлении акта на удаление – легко объявить его аварийным задним числом.

При этом до инвентаризации финансирование зелёных насаждений производится на 100% от норматива, а после – по фактическому наличию, которое у нас, как мы помним, менее 1/3. Создаётся ситуация, когда те, кто должны провести инвентаризацию насаждений, заинтересованы в том, чтобы её не проводить.

Исполнители расправы с деревьями указаны в тендерной документации. Победителем уже завершённых тендеров является КП «Міськзеленбуд».

Среди поданных им документов имеется справка о субподрядчиках, в которую закон обязывает вносить те предприятия, которым планируется передать работы на 20 и более процентов от суммы тендера. В пяти из уже прошедших тендеров, – за исключением самого маленького, на сумму 5 миллионов 541 тысячу гривен, – присутствует постоянная тройка подрядчиков:

ТОВ «Комбуд­Еко 77» под руководством бывшего главы Красногвардейского райкоммунхоза Александра Коршунова, «прославившееся» осенним уродованием тополей на Аллее влюблённых;

 – ТОВ «Міськзеленбуд» – частная фирма, имитирующая коммунальное предприятие и набирающая неквалифицированный персонал за 4.000 гривен с необязательным официальным оформлением;

 – ТОВ «ЮТС». Последняя фирма появилась на рынке позже всех из тройки и начала деятельность со спила и обрезки деревьев на территории образовательных учреждений Шевченковского района осенью 2016 года на деньги отдела образования райсовета. Глава отдела на тот момент находилась в достаточно тёплых отношениях с местными партийцами партии «Укроп», чтобы официально получать материальную помощь от депутата областной рады Андрея Смирнова, адвоката под делу Геннадия Корбана.

Вид работ для фирм­субподрядчиков в тендерной документации указан один и тот же: «звалювання та видалення дерев з навантаженям та вивезенням». Три подрядчика, не менее 20% каждому – минимум 60% выделенных на уход за зелёными насаждениями сумм планируется отдать на спиливание деревьев!

Следует заметить, что большую часть нареканий горожан на работу КП «Міськзеленбуд» можно считать необоснованной. Заказчик работ, распорядитель бюджетных средств и балансодержатель зелёных насаждений – Департамент благоустройства и инфраструктуры горсовета. Исполнители большинства самых диких спилов – частные фирмы. КП «Міськзеленбуд» работает так, как и задумано организаторами схемы. То есть – выступает прокладкой между городским бюджетом и сом­нительными подрядчиками.

Характер взаимоотношений между этими фирмами и КП «Міськзеленбуд» описан в определении Бабушкинского суда от 2 июня текущего года. Согласно текста этого определения, посвящённого обыску в КП «Міськзеленбуд»:

«В ході досудового розслідування по кримінальному провадженню було встановлено <…>,  що видалена деревина не оприбутковується згідно норм бухгалтерського обліку, натомість, транспортується спеціальною технікою Департаменту благо­устрою та інфраструктури, КП «Міськзеленбуд» ДМР в місця подальшої переробки за адресами <…>.

На  вказаних адресах проводиться заготівля дров різних порід дерев, виготовляються дошка, брус, паливні брикети та пелети з подальшою реалізацією лісопродукції за готівкові та безготівкові кошти суб’єктами підприємницької діяльності.

<…> Встановлені наступні суб’єкти господарювання: ТОВ «Комбуд­ЕКО 77»,  ТОВ «Міськзеленбуд», ТОВ «Юкрейн Технікал Сервіс», які пов’язані зі службовими особами Дніпропетровської міської ради та КП «Міськзеленбуд» ДМР».

Можно посочувствовать жертвам сомнительных операций КП «Міськзеленбуд» и подрядчиков с городской древесиной, – сильно загрязнённой, запрещённой для сжигания в жилой зоне и подлежащей утилизации, – а вовсе не продаже «налево». Новомодный твердотопливный котёл может обернуться вопросом «доктор, а откуда это у меня?» и для владельцев котла, и для их соседей.

Кто-­то может попытаться найти утешение в том, что деревья пилят – но что­-то же и сажают!

Действительно, в двух тендерах присутствует ещё один имитатор коммунального предприятия – ТОВ «Дніпрозеленбуд», уже с другим видом работ: «посадка дерев та кущів».

Но с посадкой в Днепре дела обстоят весьма печально. Основной породой по новым тендерам выбран дуб – дерево прекрасное, но медленно растущее и весьма капризное в нашем климате. Если из саженцев, посаженных в этом году, вырастут дубы, то оценить их красоту можно будет лет через 50. Если вырастут. Увы, приведённое в состояние прокладки между бюджетом и «связанными с должностными лицами горсовета фирмами», КП «Міськзеленбуд» не обеспечивает ухода за посадками. Во всяком случае, робиния, она же белая акация, в наших условиях весьма успешно размножается самосевом – но в руках КП «Міськзеленбуд» её саженцы погибают. По нашим наблюдениям, из пяти высаженных на проспекте Яворницкого саженцев выжил один.

Действующий приказ Государственного комитета по вопросам жилищно­коммунального хозяйства устанавливает для нашей климатической зоны норму приживаемости саженцев в 93%. Департамент благоустройства и инфраструктуры имеет основания ставить перед исполнителями работ по своим тендерам вопрос о ненадлежащем уходе за посадками, но не делает этого. Срок проверки приживаемости – как раз в августе, и читатель может сам оценить, выживает ли среди увиденных им на улице саженцев 9 из 10.

Говорят, что под достаточно сильным дождём суп можно есть практически бесконечно. Высаживать год за годом саженцы взамен погибших можно до тех пор, пока в бюджете города хватает денег это оплачивать.

Спил и обрезка деревьев удобны с точки зрения освоения и вывода бюджетных средств. Закупка саженцев, да и вообще любых материалов – лишние бухгалтерские хлопоты. Выделять деньги на спил, оставляя заботу о расходных материалах и утилизации древесины на совести подрядчика – самое простое. Правда, как показывает приведённое выше судебное решение, вызывает неприятное внимание правоохранительных органов.

Очередная волна удаления деревьев накрыла город уже сейчас. Самое худшее, – обрезка многих тысяч деревьев насмерть, – по опыту прошлого года, ждет Днепр осенью и зимой. И надежды остановить катастрофу зеленых насаждений города выглядят пока что бледно. Люди, которые должны следить за состоянием коммунальной собственности, судя по развитию событий, и есть те самые «службові особи Дніпропетровської міської ради» из судебного решения. Следить за честностью и компетентностью себя самих за счёт бюджета – весьма комфортное занятие. Городские власти положение дел устраивает – во всяком случае, заместитель мэра Лысенко сложившуюся практику  уничтожения деревьев публично защищает.

Собственного желания отступиться от возможности вывести 162 миллиона гривен на счета связанных фирм не проявил пока никто из участников схемы.

Полиция, вызываемая на место спила деревьев, проходящего с явными нарушениями, чаще всего отвечает, что какие­то документы у спильщиков есть, а в подробностях она не разбирается.

Возможно, следующая городская власть решится на дорогостоящую и трудоёмкую программу быстрого восстановления зелёных насаждений.

Возможно, активность пока малочисленных защитников городских деревьев примет формы, способные остановить дровосеков.

А может быть – останется только переименовать Днепр в Лысопетровск, или Пыльнопетровск, и посоветовать его жителям переехать лет на 50 в более пригодные для  жизни места.

P.S. Автор благодарит Елизавету Аверину, общественную организацию «Довкілля–Право–Людина» и общественную организацию «Экоднепр» за неоценимую помощь в написании этой статьи.

Дмитрий Долинский

4036

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

По теме:


Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.