Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Политика


Депутат Днепровского горсовета Дмитрий Хозин: «Реформы в Днепре – это шоу и провокация»

27.09.2017 16:40:40

Один из наиболее активных депутатов Днепровского городского совета Дмитрий Хозин рассказал «Лицам» о подноготной горсовета, о коррупции и псевдореформах, а также – за сколько лет областной центр можно привести в порядок.

Биографическая справка

Дмитрий Хозин родился в Днепропетровске 7 сентября 1985 г.

С 2002 по 2007 гг. учился в ДНУ имени Олеся Гончара на факультете прикладной математики, получил квалификацию «математик-программист».

С 2004г. и по настоящее время – частный предприниматель.

С 2014 – председатель правления Общественной организации «К12».

С 2015 – член Общественной организации «Платформа Громадський контроль».

Женат. Воспитывает ребенка.

Избран в горсовет Днепра от политической партии «Блок Петра Порошенко «Солидарность». Член депутатской фракции «Солидарность».

Заместитель председателя постоянной комиссии городского совета по вопросам архитектуры, градостроительства и земельных отношений.

– Что для вас стало неожиданностью после того, как вы ознакомились с «внутренней кухней» горсовета? 

– Я, на самом деле, знаю сейчас очень много подноготной городского совета. Первое, что меня шокировало, спустя несколько месяцев – это то, что никто в городском совете на уровне начальника управления и выше и, условно говоря, депутатов из большинства – абсолютно никто! – не хочет ничего делать для людей.

Грубо говоря, весь бюджет распределяется так: «Я хочу себе 300 млн грн.». Не важно на что, как и т.п. Вот хочу и все. Точно так же ведутся и коалиционные переговоры: «Мне мост отдай!». Новый мост ремонтируется совсем не потому, что он самый аварийный. Наоборот, он «ремонтируется» потому, что он самый нормальный, потому что, когда его «отремонтируют», он вряд ли упадет.

По сути, мы пребываем на большом шоу за большие бюджетные деньги. Пока основную часть бюджета выводят через «обнальные» конторы. Вот вся суть городского совета.

У депутата есть фирма, которая ставит окна. И она эти окна ставит поверх старых, поверх новых. Уже надо, может, столовую в школе сделать, а всё окна и окна.

План развития города и местная власть – это две параллельные прямые, которые не пересекаются.

– Получается, насколько я понимаю, «мне нужно 300 млн грн.», и уже потом начинают придумывать, каким способом их выводить из бюджета? 

– Соответственно, о какой стратегии города можно говорить, если каждый депутат решает: «Этот кусочек бюджета я трачу так»?

– Закон предусматривает выделение денег на исполнение наказов избирателей. Это сумма, которую депутат имеет право направить на помощь своему округу. Как Вы распорядились деньгами в этом году?

– Я изначально был против такой системы финансирования. Это чистый подкуп на своих округах. Люди не знают никого, кроме депутата своего округа, который «делает», а остальные – «не делают». Остальные, на самом деле, аналогично: подкупают людей, но только на соседних округах.

Тем не менее, программу приняли. К моему мнению не прислушались.

Я занял такую позицию: эти деньги будут распределяться на дома ОСМД (объединений совладельцев многоквартирного дома – авт.) по моему округу. Так как я депутат, имею право распределять эти деньги по своему усмотрению. Соответственно, у меня практически все дома – девяти­, десятиэтажки. Вот мы поделили сумму на количество подъездов, и люди сами (через председателей ОСМД) выбирают подрядчиков, что делать, как делать. Мне кажется, что это самый демократичный способ.

– Я слышал, что не всем депутатам дали «депутатские». То есть, например, оппозиция не могла распределять деньги, которые на каждого депутата предусмотрены. Есть такой инструмент давления?

– Практически все депутаты мечтают о двух вещах. Первое – заработать как можно больше. Их вообще не интересуют люди. Второе – переизбраться на следующий срок, чтобы заработать еще больше денег. Филатов (городской голова Днепра – авт.) понимает эту мотивацию депутатов и он либо кому­то подписывает депутатские деньги, либо не подписывает. У меня, например, в том году половину денег не подписали. В этом году, на данный момент, нет еще ни одного подписанного распоряжения. «Пиарьтесь сами на этом!». Мне же ключевое – чтобы люди что­то получили. Я готов не продвигаться, свою фамилию не рассказывать. Но округа депутатов, которые имеют отличную точку зрения от Бориса Филатова – это округа «выж­женной земли». То есть, там ничего не делается. И Борис Альбертович пытается всячески показать: «Видите, какой у вас плохой депутат!». Хотя на самом деле это его обязанность (подписать выделение «депутатских» денег на каждый округ – ред.), но он не выполняет. Я, как депутат, расписал уже все 2 млн грн. через дома с ОСМД на этот год, но мне ни одна копейка не подписана, потому что мэру не хочется.

– То есть, вы рассчитываете, что нужно столько­то денег на такой­то дом. Пишите мэру, а он – может подписать распоряжение о выделении денег, а может и не подписать?

– Если технически, там есть еще бюджетная комиссия, через которую все прошло. То есть, они проверили – ошибок нет.

Но застревает у Бориса Альбертовича, в его кабинете. Санжара (Александр, заместитель городского головы Днепра – авт.) отвечает: «А Вы с ним встретьтесь». Встретиться с ним нереально, потому что он то в отпусках, то в каких­то бессмысленных поездках.

– А депутатам, которые с ним «в одной лодке», он подписывает без проблем?

– Более того, если «депутат голосует», то у депутата есть ряд привилегий. Помимо этих двух млн грн. (на исполнение наказов избирателей на каждом округе – авт.): есть еще около 20­30 млн грн. дополнительных, которые депутат тратит по своему усмотрению. Может вывести себе через свои фирмы на «обнал».

– Предлагают ли в городском совете деньги за принятие тех или иных решений? О каких суммах, по слухам, идет речь? Или договариваются по­другому?

– Есть депутаты малозначительные. Они в коалиции, но они особо своих «тем» не имеют, либо мало имеют. Таким депутатам дают теневую зарплату. Из того, что я слышал, части «тушек» выдают $3 тыс. Это пять человек. Они эти деньги получают и не спрашивают, за что мы голосуем, как мы голосуем. Они приходят и голосуют. Аналогична ситуация у части людей в «Укропе».

Есть депутаты ключевые. Они хотят много, они хотят миллиард накопить к концу каденции (в течение пяти лет – авт.) на своих счетах. Соответственно, это люди, которые сами платят зарплату менее значительным депутатам и воруют в более значительных масштабах. Такие депутаты имеют свои «темы». У них есть свои подрядчики, оформленные на родителей, на детей и т.д. Они на этом зарабатывают. Там уже десятки, сотни миллионов гривен. Я думаю, что очень просто судить о каждом депутате по тому, что хорошего человек сделал. Вот если вы переберете всех депутатов, то – особо ничего. Кроме какой­то мелкой работы на округе, по сути – для переизбрания. Они ничего за два года депутатства толком не сделали.

– Этот горсовет реформаторский, если сравнивать с предыдущим?

– Есть ключевая вещь, которая является позитивной в плане реформ. Произошла децентрализация. Абсолютно не благодаря местным советам. Ее провели на национальном уровне. Это было одним из обещаний во время революции. Соответственно, наш бюджет с 3­4 млрд грн. вырос до 11 млрд грн. в этом году. Если раньше, при регионалах, бюджет развития был копеечный, то сейчас он громаднейший. Есть огромнейшие бюджеты на ремонты дорог, улиц. Если раньше все это воровала киевская власть, строилось Межигорье, то сегодня такие межигорья строятся в каждом городе отдельно, небольшие.

Качество реформ вызывает очень большие сомнения. Я считаю, что это все шоу и провокация. Если проследить за любой информацией о любой реформе, то вначале говорится одна информация, потом – другая, потом – третья, а потом о реформе забывают.

– То есть, ни одна сфера в Днепре не реформируется, я имею в виду комплексно?

– У нас есть псевдореформы – это МАФы. Или ремонты выдают за реформы. На самом деле, это не реформа. Реформа – это подходы в ремонте, подходы в сборе, увеличении бюджета.

Парковки. Вроде как зашел иностранный инвестор, который оказался… одноклассником Писаренко (Сергей, бывший директор КП «Горавтопарк» Днепровского горсовета – авт.). Естественно, все продолжается, как и было.

Объективности ради надо сказать, что есть и какие­то маленькие победы, но они незначительны. Вот ProZorro, которое приняли еще в прошлом созыве, кое как выполняется. Ну, спасибо, хоть мы видим, как вы воруете.

Вот запустили новые троллейбусы. Хотя на следующей неделе сломался кондиционер, а еще через день он стал ходить не по графику. Но это уже нюансы нашего городка.

Тот же мусор. С одной стороны, у нас сейчас крайне низкий тариф на мусор, инвесторы не хотят заходить. Но сейчас один из депутатов выявил желание заняться мусором. И начинают создавать оболочку иностранного инвестора, как это было с парковками. Но на самом деле, ни один инвестор сегодня не зайдет. Они тоже читают Facebook и видят, что у нас в городе происходит. Окупаемость мусорных заводов составляет десятки лет. Кто придет в Днепр, когда сегодня мы говорим одно, завтра – другое, послезавтра – третье. Люди прекрасно понимают, что в любой момент мы можем сказать: «А мы передумали тариф повышать». Тут без депутатского лобби сложно запустить какой­либо бизнес. А если с депутатским лобби, значит – на выкачку денег, а не на реформу.

– Горсоветом приняты два ваших решения: программа поддержки ОСМД и бюджет участия. Тяжело было их продвигать, ставили ли палки в колеса?

– Крайне сложно, но реально. Для того, чтобы принять программу поддержки ОСМД, мы собирали огромные форумы, обсуждали с людьми. ОСМД на сегодняшний день – процентов 25 многоэтажек. Мы приводили этих людей, проводили флеш­мобы, привлекали народных депутатов, известных активистов со всей Украины. Соответственно, мы заставили городской совет эту программу реализовать, потому что иначе бы депутаты чувствовали себя дискомфортно, под прессингом. Это было одним из моих ключевых обещаний, когда я шел на выборы. Я приоритет отдаю эффективным собственникам, т.е. ОСМД. Грицай (Владислав, директор Департамента жилищного хозяйства Днепровского горсовета – авт.) затянул программу (поддержки ОСМД – ред.) на три месяца, сорвав при этом ремонт крыш, потому что люди до осени не смогли их отремонтировать. Ну, и в частности, часть домов отказались, потому что сказали: «Слушайте, ну мы устали так работать». Грицай – это враг № 1 в сфере ОСМД. Лысенко (Михаил, заместитель городского головы, директор Департамента благоустройства и инфраструктуры Днепровского горсовета – авт.) – враг № 2, Филатов – № 3. Все, что можно не сделать или напакостить. С ЖЭКов они кормятся, там уже зашли «нужные» компании, которые ассоциируются с нашими ТОП­чиновниками. Грубо говоря, это огромнейшие деньги. Например, один Ленинский (новое название – Новокодацкий) район платит  100 млн грн. ЖЭКовским компаниям, «Энергии ТМ». На сколько делается (на сколько гривен производятся работы или оказываются услуги – ред.)? Я думаю, миллионов на пять. Ездят три машины по всему району.

– Как Вы оцениваете качество исполнительной власти горсовета?

– В связи с очень низким качеством Филатов постоянно пытается привлечь какие­то видные фигуры, чтобы они подняли имидж и создали впечатление качества. Та же Яника Мерило. Ей платят теневую зарплату, по моему мнению. Соответственно, она пытается отработать эти деньги, рассказывая об электронных инновациях, которых, по сути, в городе практически нет. Карта МАФов, которая не особо соответствует действительности. Зачем она? До сих пор нет прозрачной программы установки МАФов. Это какие­то недоинновации.

Если начальник департамента и выше, я считаю этих людей чистыми коррупционерами. Туда, к сожалению, невозможно на сегодняшний день пробиться честным, нормальным людям, которые бы хотели что­то делать. Были по началу надежды на Санжару, на Миллера (Владимир, заместитель городского головы, директор департамента экономики – авт.). Но когда люди оказываются в такой системе, они либо будут съедены, либо выкинуты. Как это произошло с Погребовым (Дмитрий, занимал должность первого заместителя городского головы Днепра с декабря 2015 года по апрель 2016­го – авт.). Остальные смирились, все «в доле», «на заработках».

Если говорить о чиновниках высшего звена, то это «оборотни». На работе они – с дешевыми машинами, с кнопочными телефонами.

Есть ключевые сферы, которые крайне коррупционны.

Теплосети. Это установка счетчиков, которые считают не так, как должны бы считать. На самом деле, люди должны были меньше платить этой зимой, у нас есть по этому поводу расследование.

ЖЭКи и Водоканал. По Водоканалу куча неучтенной воды, неправильно тратятся средства, по ЖЭКам – я уже говорил, «Энергия ТМ» и другие компании. На самом деле, у людей просто изымается квартплата, а ничего, по сути, им за это не делается, кроме символической уборки.

Благоустройство – это третья, такая крупная вещь: ремонты дорог, проектные работы. Выделяются огромнейшие деньги, хотя мы видим, что спустя год, например, на Победе аллея рассыпалась.

Земля – крайне коррупционное направление. Каждую сессию мы принимаем ряд решений, за которые платят коммерческие структуры, платят люди. Для людей – тысячи долларов, для коммерческих структур – до $100 тыс.

Образование: школы и садики. На самом деле, на детях зарабатывают по полной программе, начиная от питания заканчивая ремонтами. У нас каждое окно в школе, наверное, уже трижды поставлено. И по депутатским, и за родительские взносы и из бюджета. Некоторые директора сразу смотрят, что из бюджета делается, и на это же собирают (с родителей – ред.).

Мертвые души. Одна из ключевых проблем. У нас в каждом коммунальном предприятии огромное количество мертвых душ. Они оформляют всех родственников, причем выдают зарплаты по 30 тыс. грн. Та же помощница Филатова была оформлена в коммунальном предприятии Каховского (Александр, начальник управления торговли горсовета, возглавлявший КП «Управление по организации контроля в сфере благоустройства и размещения внешней рекламы» – авт.).

Пополнение уставных фондов коммунальных предприятий. Это одна из больших коррупционных схем. Туда выводятся миллионы. Они уже невидимы ProZorro. Соответственно, люди вообще не знают, как тратятся бюджетные деньги.

– Ваше отношение к мэру и к секретарю? Секретарь горсовета говорил, что будет ко всем равно относиться, ему самое главное объединить депутатский корпус. Городу повезло с мэром?

 – Все еще не повезло. Никакого равного отношения у секретаря к депутатам нет. Фирмы, ассоциируемые с ними, осваивают ключевые подряды. Как я могу к ним относиться? Я шел изначально не зарабатывать в городской совет. Соответственно, я отношусь плохо к тем, кто на нем зарабатывает.

– Получается, что если не будут воровать, то приблизительно в три раза больше смогут ремонтировать и делать, чем сейчас делают?  

– Если бы не воровали, то бюджет был бы, по моим оценкам, не 11 млрд грн., а минимум в два раза больше – 22 млрд грн. Потому что огромнейшие суммы денег не доходят до бюджета.

Когда приходили к власти, я оценивал, на сколько за пять лет вообще реально привести город в порядок. Мы строили большие планы, разрабатывали стратегию и мы посчитали, что, в принципе, за 2­3 года наш город будет вполне сопоставим с городами Польши и Литвы. Мы можем сделать все дороги, можем сделать все внутридворовые дороги, все ключевые точки отдыха горожан, решить большинство транспортных проблем и проблем ЖКХ. Это два­три года. Но это, естественно, при идеальных условиях, когда все работают на результат.

Антон Филиппов

Здійснено в рамках проекту за підтримки Фонду розвитку ЗМІ Посольства США в Україні. Погляди авторів не обов'язково збігаються з офіційною позицією уряду США. / Supported by the Media Development Fund of the U.S. Embassy in Ukraine. The views of the authors do not necessarily reflect the official position of the U.S. Government.

563

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.