Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать


ПРИПЛЫЛИ! Почему рейдеры не дают покоя лодочной станции «Зозуля?»

02.04.2010 12:02:53

В лихие 90-е они шли на дело с огнестрельным оружием. При сегодняшнем несовершенном законодательстве рейдеры могут оставить «огнестрелку» и, вооружившись фальшивыми документами, преспокойно прибрать к рукам понравившийся кусок земли. Подобное чуть не случилось с общественной организаций владельцев маломерных судов «Зозуля», которая расположена в экономически выгодном месте - между жилмассивом Солнечный и Усть-Самарским мостом. Видимо, в планы захватчиков входило построить здесь очередной капиталистический рай в виде элитного клуба или ресторана, лишив пенсионеров возможности за малую аренд­ную плату (70 гривен в месяц) кататься на собственной лодке.

Травля лодочной станции велась по двум фронтам: слева напирали рейдеры, справа... недобросовестные СМИ. Одна из днепропетровских газет дала непроверенную информацию, приписав председателю «Зозули» захват десяти соток общественной земли для постройки особняка и бассейна.

При осмотре «особняка» я увидела металличе­ское сооружение вроде сарая, в которое может прийти любой лодочник, и столы для приготовления еды собакам, которые охраняют имущество организации. Не капитальное строение, которое на территории лодочной станции запрещено, а именно маленький вагончик, без каких-либо удобств, без канализации и водопровода.

Новое руководство - новые правила?

О подробностях захвата «Лицам» рассказала бухгалтер лодочной станции, Лариса Мороз. «Шестого ноября 2009 года я поехала в единое окно (госреестр на Правде), чтобы сдать отчет. Но у меня его не приняли. Сказали: «У вас поменялось руководство, этот отчет не подходит». Так лодочники узнали, что без их ведома и общего собрания председателем стал некто Доманов О. С. На вопрос, почему такое произошло, в «едином окне» ответили: «Так новые владельцы пришли с печатью и протоколом собрания, вот мы и перерегистрировали общественную организацию!»

«Словно предчувствуя недоброе, на выходных я вывезла из бухгалтерии все документы и печать, сделала несколько ксерокопий документов», - продолжала Лариса. Вместе с председателем, Виктором Морозом, Лариса поехала писать заявление в Самарскую прокуратуру. В это время и произошел рейдерский захват лодочной станции, о чём по мобильному телефону сообщила сотрудница станции Елена. Помочь людям отвоевать свою землю отказались и милиционеры - «Сотрудники на выезде, и, вообще, машин не хватает». Председатель и бухгалтер помчались на станцию, под воротами которой выстроился целый автопарк иномарок. По территории «Зозули» бродили около 30 человек, одетых в чёрное. «Мы - ваше новое руководство. Мы тут уже три месяца работаем. Всем стоять!» - прозвучал чей-то громкий голос. Причём «работали» данные граждане весьма неочевидно - до этого их никто никогда не видел, ибо вход на станцию осуществляется по специальным пропускам с фотографиями. Лариса, подходя к бухгалтерии, услышала реплику одного из захватчиков: «Ну не тварь? Она же все документы вывезла!» После этого лодочники стали собираться в вагончике на окраине станции. Попадали на свою собственную территорию через забор - через ворота было не пройти. К тому времени из бухгалтерии уже пропали компьютеры и много личных вещей. Вскоре появилась и новая охрана, которой, как выяснилось, руководил Артем Хмельников, председатель молодёжного совета при горсовете Днепропетровска, к тому же адвокат.

Прибывшая на место милиция повела себя крайне странно: первым делом начала брать объяснительную с... председателя, оставив без внимания захватчиков, успокаивая уже собравшуюся к тому времени толпу лодочников словами: «Ну, мы разберемся».

Далее история приобретает черты плохого детектива: неизвестные угрожали запершейся в бытовке бухгалтеру физической расправой, обещали поджечь дом, если Лариса не отдаст печати общественной организации.

Как сказал Николай Черненко, член общества лодочников, председатель собрания: «С того дня пошла настоящая осада». Причем, таинственные «люди в черном» оказались... строителями из Подгородного. «Ну, нам сказали: поохраняете - заплатим», - объяснил кто-то из них сотрудникам станции. Рейдеры рассчитывали на одномоментность - но не вышло.

Поскольку Лариса так и не отдала захватчикам печать, они подали в разрешительную систему заявление о том, что старая печать пришла в негодность. После этого была оперативно «откатана» вторая печать, и состоялась перерегистрация. «А мы со своей печатью - оп! - и обратную перерегистрацию», - улыбается Лариса. Как просто, оказывается, в нашей стране перерегистрировать общественную организацию!

По закону и по совести

С течением времени дело приобретало всё более закрученный вид: в начале марта на станции объявился Хмельников с юристом и гордо заявил: «У нас есть решение суда, что ваше собрание не легитимное, потому что... все двести человек не платили членские взносы». Как при этом организация могла просуществовать такое длительное время - вопрос. Ведь за 13 лет действу­ющую администрацию причала знают везде: и в Управлении земельных ресурсов, и в налоговой, и в пенсионном фонде, и в СЭС, и в банке, и в экологии, и в судоходной инспекции и во многих отделах горисполкома. Про нее даже говорят: «О, кукуше­чка прилетела!». Но если с вышеперечисленными структурами у лодочников сложились отношения, то с Самарским РО ДГУ ГУМВД всё оказалось намного сложнее. Лейтенант милиции Никитенко признал, что «09.11.09 была попытка рейдерского за­хвата лодочной станции», но состава преступления самарская милиция не обнаружила, т.к., по их мнению, с изгнанием охраны рейдеров с территории конфликт исчерпан.

«В законодательстве долгое время существовал ряд пробелов, а именно: отсутствие обязательства органов госрегистрации сообщать старым владельцам о перерегистрации. Кроме того, процессуальное законодательство не требует, чтобы судебные документы посылалась сторонам дела с описью, в результате чего законный владелец предприятия не получит сообщения о рассмотрении дела и заседание про­йдёт без него. Таким образом владелец лишается права оспаривать претензии рейдеров. Также отсутствует специальная защита документов, что упрощает процедуру создания фиктивных бумаг», - комментирует Яна Мкртчян, заместитель главы правления Днепропетровской областной общественной организации «Центр защиты прав человека и развития личности».

Днепр размерзся, скоро сойдут на воду лодки, и детективная история вполне может получить продолжение. Но рейдеры могут получить достойный, не только правовой, но и физический отпор: один раз на лодо­чной станции уже чуть не произошло сражение, сдержанное председателем Морозом. Но если каждый из двухсот обиженных возьмёт в руки весло - захватчикам несдобровать.

Ксения Чубук

2417

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
comments powered by Disqus

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.