Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Медицина с доктором Пономаренко


Медицинская реформа – куда мы идем?

22.03.2018 15:37:23

Начнем с того, что любая деятельность человека укладывается в простую формулу, известную каждому обывателю: «товар-деньги-товар». Именно так живет человеческая популяция многие тысячелетия.

Несмотря на то, что многие «товароведы» все еще не определились с вопросом, что является товаром в медицине – на бытовом уровне все всем уже давно понятно со времен египетских жрецов и китайских императоров. За лечение врач всегда получал гонорар. Правда, выглядел он по-разному.

В Египте гонорар врача определялся так – больной оплачивал серебром вес своих волос после болезни. Если болезнь была длительной, то волосы отрастали больше. Таким образом, врач был экономически заинтересован в продолжительном лечении.

В Древнем Китае врачи, лечившие элиту, получали жалование до тех пор, пока пациенты были здоровы, то есть фактически оплачивалось собственно состояние здоровья. В этом случае врач был экономически заинтересован в здоровье пациента.

Хотя основной целью здравоохранения является именно здоровье человека, общество умышленно (неумышленно) создает проблемы при оценке стоимости этого товара, ссылаясь на то, что здоровье плохо измеримо и трудно поддается оценке в деньгах. Выражаясь просто – платить за услуги врачей не хотели всегда!

Однако, если следовать логике – именно оценка здоровья человека в денежном выражении определяет цену человеческой жизни, как ни кощунственно это звучит. Ярким примером эта цена наличествует в военной медицине (при оказании медицинской помощи). Нет денег, и количество 300-х очень быстро уменьшается, а количество 200-х – наоборот, растет, как бы при этом ни выла машина пропаганды. Деньги в данном примере – это лекарства, медицинское оборудование и денежное довольствие врачей. Учитывая, что явное определение цены здоровья человека и человеческой жизни противоречит традициям, культуре и серьезно и справедливо критикуется обществом, была найдена некая лазейка.

Социум в качестве товара предложил рассматривать медицинские услуги, а систему здравоохранения определить как организованную деятельность, в ходе которой осуществляется производство этих услуг. Ну что же, давайте с этим согласимся…

А, что нам еще остается делать?

Попробуем выстроить систему.

Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) (S. Hakansson, В. Majnoni, D'Intignano, G.H. Mooney, J.L. Roberts, G.L. Stoddart, K.S. Johansen, H. Zollner) предложила классификацию, по которой различается три первичных типа систем здравоохранения:

1 – государственная, или система Бевериджа;

2 – система, основанная на всеобъемлющем страховании здоровья, или система Бисмарка;

3 – негосударственная, рыночная или частная система здравоохранения.

Как видите, все просто: их всего три!

Если пользоваться данной классификацией, то в Украине, на данный момент, существует смешанная система – государственная и частная, при полном отсутствии развитого страхового элемента рынка. Ну, «що маємо – те маємо». В головы граждан Украины давно уже вдолбили, что «у нас особый путь».

Теперь попробуем разобрать все три модели, чтобы в наших головах знания преобразовались в некую систему, систематизируем мысли, так сказать.

Для государственной модели здравоохранения характерно предоставление медицинской помощи преимущественно на платной основе, за счет самого потребителя медицинских услуг (поскольку любое государство – это паразит на теле социума, деньги оно получает путем элементарного грабежа, по-научному – налогообложения). Эта модель характеризуется исключительной ролью государства! Население страны получает медицинскую помощь бесплатно. Таким образом, государство – главный покупатель и продавец медицинской помощи («жизни», «здоровья»… – как хотите). Частному сектору здесь отведена второстепенная роль, как правило, под контролем государства (лицензирование).  Эта модель с 1948 г. существует в Великобритании. Она характерна также для Ирландии (1971 г.), Дании (1973 г.), Португалии (1979 г.), Италии (1980 г.), Греции (1983 г.) и Испании (1986 г.). Еще эту форму здравоохранения называют «бюджетной».

Смешанная модель (система Бисмарка). Данная модель здравоохранения опирается на принципы смешанной экономики, сочетая в себе рынок медицинских услуг с развитой системой государственного регулирования и социальных гарантий, доступности медицинской помощи для всех слоев населения. Она характеризуется в первую очередь наличием обязательного медицинского страхования всего или почти всего населения страны при определенном участии государства в финансировании страховых фондов. Государство здесь играет роль гаранта в удовлетворении общественно необходимых потребностей всех или большинства граждан в медицинской помощи независимо от уровня доходов, не нарушая рыночных принципов оплаты медицинских услуг. Роль рынка медицинских услуг сводится к удовлетворению потребностей населения сверх гарантированного уровня, обеспечивая свободу выбора и суверенитет потребителей. Многоканальная система финансирования (из прибыли страховых организаций, отчислений от зарплаты, государственного бюджета) создает необходимую гибкость и устойчивость финансовой базы социально-страховой медицины. Наиболее ярко данная модель представляется здравоохранением ФРГ, Франции, Нидерландов, Австрии, Бельгии, Голландии, Швейцарии, Канады и Японии.

Третья модель – частичное здравоохранение. Здесь главным инструментом удовлетворения потребностей в медицинских услугах является рынок медицинских услуг. Ту часть потребностей, которая не удовлетворяется рынком (малообеспеченные слои населения, пенсионеры, безработные) берет на себя государство путем разработки и финансирования общественных программ медицинской помощи. Наиболее ярко она представлена здравоохранением США, где основа организации здравоохранения – частный рынок медицинских услуг, дополняемый государственными программами медицинского обслуживания бедных «Medicade» и пенсионеров «Medicare». Такую модель обычно называют платной, рыночной, американской, иногда – системой частного страхования.

Теперь, когда мы разложили по полочкам все существующие системы здравоохранения, следует ответить на вопрос: «Какая система здравоохранения будет эффективна для Украины?».

Общемировой опыт показывает, что страна с переходной экономикой имеет характерные черты, присущие экономике переходного периода:

В условиях спада производства и роста безработицы, которые влекут за собой ухудшение качества жизни, потребность в медицинских услугах возрастает. Поэтому функционирование лечебно-профилактических учреждений нуждается, в первую очередь, в бесперебойном финансировании. Следовательно, в переходный период, с характерным для него дефицитом государственного бюджета, рассчитывать на эффективность государственной модели организации системы здравоохранения не приходится.

Низкий уровень доходов населения и высокие темпы инфляции будут значительно ограничивать платежеспособный спрос на медицинские услуги со стороны частных лиц. Спад производства и ориентация на выживание не позволят фирмам осуществлять добровольное страхование своих работников.

Поэтому использование рыночной модели в условиях переходного периода приведет к тому, что значительная часть населения не сможет получить необходимую медицинскую помощь. Особенно это касается таких социально незащищенных слоев населения, как пожилые люди, инвалиды, дети, поскольку это – группы с наименьшими доходами, но с наибольшими потребностями в медицинском обслуживании. Столь негативные последствия в период экономико-политических реформ чреваты социальным взрывом.

Как уже отмечалось, в переходный период потребности людей в медицинском обслуживании возрастают. Для обеспечения минимально необходимого объема финансирования лечебно-профилактических учреждений требуется консолидировать все возможные источники привлечения средств. В условиях дефицита государственного бюджета и низких доходов населения, только социально-страховая модель с многоканальной системой финансирования (из прибыли страховых организаций, отчислений от зарплаты, государственного бюджета) способна решить эту задачу. «Так куда же нам стремиться?» – спросите Вы. На мой взгляд, показательной является реформа национального страхования в Великобритании.

«Акт о национальном страховании» был принят в Великобритании 15 января 1911 г. и первоначально, подобно аналогичным законам других стран, не предусматривал внесения страховых взносов полностью за счет государства, что является наиболее социально справедливой формой страхования.

Акт 1911 года установил для одной группы застрахованных страхование без взносов. Право на все пособия имели рабочие самой низкооплачиваемой категории с заработком 1,5 шиллинга в день, которые ничего не вносили в кассу общества. Пособия им формировались из взносов предпринимателей, других более высокооплачиваемых рабочих, дотаций государства.

Для других категорий застрахованных Акт сохранял принцип взаимопомощи, смягчая его лишь предписанием выделения субсидий и дотаций из государственного бюджета.

Таким образом, Акт 1911 г. впервые в Великобритании закрепил законодательно принцип общественной солидарности, когда богатый платит за бедного, здоровый – за больного.

Страховые взносы в Великобритании (а также в странах континентальной Европы) собирались через почтовые ведомства путем покупки специальных марок, затем эти средства поступали к страховым комиссарам в страховые комиссии. Последние и распределяли полученные суммы (фактически, налоги) между всеми обществами взаимопомощи в зависимости от численности застрахованных за минусом средств, предназначенных на пополнение резервного фонда и содержание центральных органов страхования.

Спустя неполных 2-х лет (в 1913 г.) была проведена реформа национального страхования в Великобритании, в результате чего государство стало покрывать расходы, связанные со страхованием на случай болезни и инвалидности, из бюджета.

Чтобы государство было в состоянии брать на себя такого рода расходы, понадобилось сравнительно широкое определение его компетенции, подводящее английскую систему страхования на случай болезни и инвалидности к идеалу страхования – «страхованию без взносов», что и стало в последующем в Великобритании главной предпосылкой реформы 1948 г. и создания бюджетной Национальной службы здравоохранения.

То, что происходит на Украине сегодня никак нельзя назвать реформой здравоохранения. Процесс «деньги идут за пациентом» – всего лишь красивый слоган, скрывающий сокращение штатов в бюджетном секторе. Реформа здравоохранения начнется в Украине только тогда, когда 450 «народных представителей» единогласно (включая Добкина, Савченко, козака Гаврилюка и прочих) проголосуют за переход из «системы Бевериджа» в «систему Бисмарка».  А пока все, что происходит и произошло, назовем бесхитростно «Игры разума для преумножения бабла».

Может, грубо – но правильно.

Игорь Пономаренко,

кандидат медицинских наук,

врач ультразвуковой диагностики высшей категории

 

 

 

676

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.