Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Анатолий Гриценко: «Кое-кого придется взять за «жабры»…кого-то придется посадить»

23.03.2018 15:52:06

Откровенное интервью лидера политической партии «Громадянська позиція» Анатолия Гриценко.

21 марта лидер политической партии «Громадянська позиція» Анатолий Гриценко с рабочим визитом побывал в Днепре, дав интервью нескольким телевизионным каналам и встретившись с партийным активом.

В ответах на вопросы журналистов, Анатолий Гриценко был, как всегда,  прямолинеен и лаконичен.

– Анатолий Степанович, будете ли Вы баллотироваться на пост президента Украины в грядущих выборах 2019 года?

Планирую. Я знаю, какое будет сопротивление этому, в первую очередь, со стороны олигархата. Олигархи на сегодня контролируют и держат монополию целых отраслей украинского хозяйства с единственной целью: зарабатывать, вывозить заработанный капитал из страны, оставляя в Украине разруху и руины.

Я понимаю, что это будет опасная работа для меня: кое-кого придется взять за «жабры» заставить заплатить стране, которую обворовал; кого-то придется посадить в места не столь отдаленные, поскольку люди в отношении определенных персон ощущают несправедливость. Но я к этому готов.

– Что движет Вами в стремлении стать президентом   страны?

Если порошенки или яценюки думают, что это их страна, то они ошибаются. Это наша с вами страна. Я тут родился, мои дети тут родились, в отличие от их детей, которые бегут с Украины за рубеж. Для них Украина – это та территория, где они зарабатывают, но с которой они в любую минуту готовы сбежать в Швейцарию, Лондон или Израиль.

У меня же другая история. Хорошо это или плохо, но у меня нет никакого бизнеса. У меня нет оффшоров, слепых трастов, счетов за границей.

Я убежден, что олигархат во власти – это катастрофа для страны. Если это олигарх-хищник, который работает на прибыль, то, говоря языком рыбака, он, как тот окунь: его уже вытаскиваешь с крючка, а он продолжает есть все, что двигается.

Раскрадывание страны на фоне войны – это уже мародерство. Придумали «Роттердам +» - украли десятки миллиардов. Олигархи, владельцы всех облэнерго, заработают в год+30 млрд грн за наш с вами счет.

– А что такое, по-Вашему, коррупция?

Когда я студентам Киево-Могилянской Академии, где преподаю, предлагаю охарактеризовать коррупцию одним словом, то они долго гадают и называют коррупцию: «кража», «взятка», «правонарушение». Я им говорю, что коррупция – это убийство. Это определение ООН.

Почему убийство? Потому, что когда крадут миллиардами, то по всей стране вырастают десятки тысяч могилок по всей стране тихо и без салютов, без гимнов и «героям слава».

К кому-то не доехала скорая помощь – человек умер. Кого-то таки скорая помощь привезла в больницу, но там не оказалось современного оборудования, которое могло бы спасти человеку жизнь. Кто-то разбился на уничтоженных коррупцией дорогах. Кто-то, доведенный до отчаяния, не может создать семью – негде жить. Кого-то убили правоохранители, которые работают вместе с криминалом. Сколько людей погибло от наркотиков и алкоголя? Сколько бойцов АТО уходят из жизни, не найдя себе применения и понимания на мирной территории? 

Я убежден, что воровство такими масштабами убивает людей. И я хочу это остановить.

Меня учили родители, первая учительница, командиры тому, что работа – это дело чести. Командир должен заботиться о своих подчиненных, должен жить по честным правилам.

Когда я вижу, что из страны выезжают миллионами самые молодые, самые умные, самые образованные, то я понимаю, что это надо остановить. Я готов к этой работе, понимая, что она сложная и небезопасная.

– Анатолий Степанович, что приоритетнее: разобраться с коррупцией или с войной в Украине?

Это не единственные проблемы в Украине. В действительности, ключевая проблема – это экономика. Мы говорим о том, что люди не будут выезжать из страны, оставаться здесь тогда, когда у человека будет достаток, будет возможность реализовать себя в этой стране. Когда будет справедливость и безопасность. У украинцев должны быть достойные зарплаты и пенсии, чтобы люди не чувствовали себя брошенными. Ответ на все эти вопросы один – развивающаяся экономика.

Другого нет. А другое – это брать в долг: уже набрали в долг столько, что нечем расплачиваться. Если не будет экономического роста в стране, мы не сможем бороться ни с коррупцией, ни с внешним врагом. Тогда мы слабые, то нам диктуют, как жить, кто угодно. Угорцы, поляки и румыны уже поднимают против Украины голос. Поэтому необходимо стать сильными экономически.

Для этого в буквальном смысле слова носить на руках того, кто берет на себя ответственность создавать рабочие места. Предприниматель – человек, который дает работу, – это важнее всего. И эту проблему надо решать в первую очередь.

В решении вопроса войны я бы приложил все усилия к тому, чтобы ее завершить. Это будет не временное перемирие, в течение которого убивают людей каждый день, а мир на достойных для Украины условиях.

На сегодня наша партия не у власти, мы не можем принимать решение. Кроме официальных путей поиска мирного решения конфликта есть еще и такие формы, как создание неофициальных групп, в которые вошли люди, и я в том числе, имеющие опыт в сфере безопасности, миротворческой миссии. Мы уже строим планы, как максимально быстро достичь мира и перевести в спокойное русло жизнь сначала на ныне оккупированных территориях Донбасса, а потом и Крыма. Это может занять по времени  несколько лет.

Это непросто, т. к. наиболее деструктивную позицию занимает Россия: «их там нет», «оружие из супермаркета», «внутренний конфликт», «гражданская война» и т. д. - эта мантра продолжает звучать из уст россиян.

Но ситуация меняется благодаря введенным санкциям против России на конкретных людях из окружения Путина, которым трудно будет путешествовать, что-то покупать за границей, учить свое чадо за рубежом и пр. Понемногу позиция меняется.

Единственный вывод, который я сделал – с этой властью никто уже не хочет иметь дело: и Россия, и Запад. Вопросы экономики, коррупции и войны будет решать уже новая команда.

– Недавно Вы выступили с инициативой встречи с представителями оппозиции. Что обсуждали? Готовы ли собеседники к сотрудничеству?

Ситуация с Саакашвили показала, что любого из нас можно ломать, топтать, унижать и относиться по-хамски. Поэтому поводу представителями нескольких политических сил было сделано совместное заявление.

Формирование команды на перспективу – непростой процесс. Мы договариваемся долго. Но, говоря по-человечески, даже в жизни найти свою вторую половинку тяжело. А когда мы говорим о партиях и о согласовании интересов, то это тоже не так легко.

Но я приложу максимум усилий, чтобы действенная команда была сформирована. И даже победа на выборах – это только 10% успеха. Потом, чтобы сделать то, чего ждут люди, понадобится 90% труда.

Мы ведем переговоры с такими политическими силами, как: «Самопомич», «Народный контроль», Европейская партия Украины», «Демократический альянс», «Рух новых сил». Также работаем с беспартийными отдельными деятелями, которые себя проявили: Чумак, Фирсов и др.

Если мы говорим об объединении страны, то необходимы представители всех украинских регионов: Днепр, Одесса, Николаев, Херсон, Закарпатье и Галичина – тогда будет понимание, что это действительно цельная команда. Мы уже сталкиваемся с тем, что некоторых приходится уговаривать работать в правительстве: многие ощущают даже физическую угрозу расправы. Выдержать давление и противостоять этому может не каждый.

Сегодня главная проблема – недоверие к власти. Это, в действительности, катастрофа. И если власть будет думать одно, говорить второе, делать третье, то доверия не будет. Если власть будет ездить на престижные курорты, когда ее народ сидит в окопах, то доверия не будет.

– Как бывший министр обороны, как Вы можете оценить ситуацию в украинской армии на сегодня?

Первое. Вполне очевидно, что наша армия приобрела военный опыт. Армия поднимается. Но хотелось, чтобы была продумана кадровая политика, чтобы «старые» кадры не засиживались в Генеральном штабе и давала дорогу молодым.

Второе. Вполне очевидно, что тогда, когда рейтинг партии «Громадянська позиція» был 2%, нас никто не трогал. Но, как только по закрытым опросам моя фамилия вышла на второе место, сразу пошла команда «фас», и по всем областям и по всем телеканалам спускается одна команда: «Гриценко злостный коррупционер», «он уничтожил армию», «все раскрадывал» и т. д.

Я понимаю, что это делается с подачи Порошенко, и я ему лично и прямо в глаза сказал: «Это делает человек, который смотрит на армию как на способ заработка». Когда вы посмотрите на военные заказы, кому они идут, то сразу станет ясно, что там торчат уши приближенных к президенту людей, которые  зарабатывают на этом миллиарды.

Что такое армия для меня? Я в 15 лет ушел из дома из небольшого шахтерского городка на Черкасчине, чтобы закончить обучение в суворовском военном училище с медалью. Стал авиационным инженером, учебу закончил тоже с медалью. Честно служил в армии 25 лет. Потом стал министром обороны Украины. А в армии я состоялся, я получил знания, там состоялся мой характер. Там меня воспитали, научили. И нужно быть последним идиотом, чтобы, став министром, ставить перед собой цель уничтожить армию своей страны и придумывать, как бы ее распродать.

Такая ложь впервые прозвучала в мой адрес еще в 2014 году, хотя знали, что это абсолютная ложь. И я ответственно заявляю, что ни одного уголовного дела по тем фактам, в которых меня пытаются обвинить, не было и нет. Но как только рейтинг Гриценко поднимается, сразу идет команда «фас» и меня снова пытаются очернить.

Надеюсь, что люди с этим разберутся.

Блиц-вопросы 

– Что лучше война или плохой мир?

Добрый мир.

– Переговоры или бескомпромиссность?

Там, где нарушаются жизненные принципы, необходимо вести переговоры. А, например, с Чикотло, который убил 52 человека, переговоры недопустимы – нужно расстрелять в лоб.

 Что важнее: деньги или власть?

Ни то и не другое. Для меня важнее: честь, совесть, доверие людей.

 Играть в команде или быть игроком-одиночкой?

Конечно, в команде.

– Когда Вы в последний раз плакали?

Это было бесконтрольно с 7:30 в марте 2014 года, когда был взят в плен мой сын в Крыму, когда уже окружали наши военные части, а он в составе автомайдана уехал в Крым помогать украинским семьям. Последний звонок его был: «нас преследуют и стреляют», а потом неделю от сына ничего не было слышно. Гадалки говорили разное: жив-мертв, и даже указывали место, где его могила. И в то утро, когда сын позвонил и сказал, что его освободили из плена, я плакал.

– Что поможет Украине?

Мы действительно в сложной ситуации, но она не критическая. В 40-е годы была полностью разруха в стране, но люди смогли сконцентрироваться, организоваться и построить все то, что есть у нас. Можно сделать многое, если искать пути решения проблем, актуальных вопросов.

Мы должны сменить власть. Мы не африканская страна, чтобы разрешить кому-то менять правителей в своей стране. Украинцы должны пойти на выборы и не продавать свой голос. Даже во время войны на выборах явка была 50% – это на выборы не пришел каждый второй. Нельзя не идти на выборы, а потом звонить мне по телефону и говорить: «Гриценко, поднимайте майдан, потому что власть преступна». Такого я не понимаю. Надо приложить усилия к тому, чтобы власть была неприступной.

Интервью газете «Лица» предоставила

пресс-служба политической партии «Громадянська позиція»

в Днепропетровской области

1271

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.