Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Лицо власти


Преступление без наказания. Наследие прокурора Кузьменко

27.12.2018 01:53:04
 

«А люди все роптали и роптали,
А люди справедливости хотят…»

В. Высоцкий.

 

В своих прошлых публикациях я рассказывал о молодом и амбициозном прокуроре, руководителе третей городской прокуратуры Днепра, Кузьменко Анатолии Сергеевиче; о его противоправном бездействии, приведшем к заморозке досудебного расследования в одном уголовном деле и увенчанным грубым неисполнением решения следственного судьи. Там же, в конце, я упомянул об инициированном мною уголовном деле по фактам неоднократного уклонения прокурора Кузьменка А.С. от обязанности исполнить судебные решения.

http://www.litsa.com.ua/show/a/43438

https://blogs.korrespondent.net/blog/politics/4001927/

https://blogs.korrespondent.net/blog/politics/4009003/

Настало время поведать о том, какое продолжение получила данная история и какие усилия прикладывает Днепропетровская областная прокуратура с тем, чтобы отмазать зарвавшегося прокурора от уголовной ответственности.

Но сперва - немного о том, как парни из «простых семей», с посредственным баллом на аттестации и сомнительной мотивацией к госслужбе, становятся не просто прокурорами, а начальниками прокуратур. А также об участии главного прокурора Днепропетровщины Виктора Матвийчука в карьере Анатолия Кузьменко.

Напомню, 21 августа 2015 года, во исполнение требований ЗУ «О прокуратуре», с целью проведения четырехуровневого открытого конкурса кандидатов на административные должности в местных прокуратурах, Генеральным прокурором Украины Шокиным был издан приказ о создании в Днепропетровском, Киевском, Львовском, Одесском и Харьковском региональных центрах конкурсных комиссий. Под это дело США и другие международные доноры предоставили финансирование для разработки соответствующих тестов.

Конкурс на занятие должностей руководителей местных прокуратур, их первых заместителей и заместителей проводился с сентября по ноябрь 2015 года и состоял из четырех этапов. Кульминацией стал четвертый этап – собеседование, которое закончилось 21 ноября и рассеяло все сомнения по поводу «объективности» конкурса. Те соискатели, которые по итогам первых двух этапов находились на последних местах, вдруг вышли в лидеры.

https://kompromat1.net/articles/27997-fasadnaja_reforma-fars_rezuljtaty_otbora_mestnyh_prokurorov

Наблюдатели отмечали формальный подход в работе конкурсных комиссий к проведению данного этапа, постоянные нарушения Положения о проведении конкурса, отсутствие кворума для проведения заседаний, сомнительную репутацию членов комиссии, их подыгрывание определенным кандидатам, активное лоббирование кандидатур действующих или бывших прокуроров, протягивание устоявшихся дуэтов нынешних руководителей и их замов, фальсификацию рейтинговых списков после двух этапов тестирования, подделывание протоколов заседаний конкурсных комиссий.

«Результаты субъективного собеседования полностью нивелируют итоги более или менее объективных двух первых этапов. На лицо – явное протягивание «нужных» кандидатов, причем абсолютно неважно то обстоятельство, что они умудрились заработать критично низкие баллы» - такова была общая реакция общественности на результаты конкурса.

http://prokurorska-pravda.today/novosti/item/952-osobennosti-sobesedovaniya-kto-budet-rukovodit-mestnymi-prokuraturami-kievschiny

http://prokurorska-pravda.today/novosti/item/963-osobennosti-sobesedovaniya-kto-budet-rukovodit-mestnymi-prokuraturami-chast-4

—-

Одним из «нужных» кандидатов, выбившихся в «лидеры», оказался и наш теперешний герой - Анатолий Кузьменко, показавший до собеседования 13-й результат (71/56,7/127,7) и, тем не менее, получивший должность руководителя Днепропетровской местной прокуратуры № 3.

В начале 2016 года активисты попытались обжаловать его назначение. 14 января 2016 года в Окружном административном суде г. Киева состоялось заседание по иску к Днепропетровской конкурсной комиссии. Истец просил суд отменить результаты конкурса от 17 ноября 2015 года, признать противоправным и отменить решение (приказ) Генеральной прокуратуры Украины о назначении руководителем Днепропетровской местной прокуратуры № 3 Днепропетровской области Анатолия Кузьменко, а также решение прокуратуры Днепропетровской области о назначении первого заместителя и заместителя руководителя Днепропетровской местной прокуратуры № 3 Днепропетровской области.

http://oask.gov.ua/node/1651

Члены конкурсных комиссий был назначены Верховной Радой, накануне четвертого этапа конкурса, 08 октября 2015 года – большей частью из числа депутатов, лояльных к действующей власти. Так, в состав Днепропетровской конкурсной комиссии вошли народный депутат от группы «Возрождение» Андрей Шипко, народный депутат от фракции «Блок Петра Порошенко» Константин Усов, а также адвокат Ярослав Рябчий.

http://iportal.rada.gov.ua/meeting/stenogr/show/6009.html

Чем снискал милость этих «замечательных» людей молодой непримечательный прокурор Кузьменко – мы вряд ли узнаем. А вот о том, по какой причине за последние три года у прокурора области Виктора Матвийчука не возникло желания провести в отношении Кузьменко служебное расследование, не говоря уже о том, чтобы представить Кузьменко на увольнение – можем порассуждать.

—-

Как известно, Матвийчук долгое время делал карьеру в областной прокуратуре Херсонской области под руководством некого Кузьменко Андрея Дмитриевича. Отношения последних, судя по всему, выходили за рамки чисто профессиональных. Так, например, в СМИ можно найти материалы коррупционного скандала, связанного с крышеванием Андреем Кузьменко и его первым заместителем Виктором Матвийчуком детальности ОПГ, уничтожившей оросительную систему в Новотроицком районе Херсонской области, причинив государству ущерб на сумму 18 млн. грн.

http://pro-test.org.ua/index.php?id=5005&show=news&newsid=91033

После майдана, когда новая власть всячески демонстрировала свое единство с народом, выставляя под радостное улюлюканье толпы старых проворовавшихся чиновников, Кузьменко Андрей Дмитриевич был уволен с занимаемой должности (люстрирован) приказом ГПУ № 1479к от 23 октября 2014 года. Тогда же под раздачу попал и другой Кузьменко: заместитель прокурора Днепропетровской области Кузьменко Сергей Анатольевич – папа нашего героя.

Матвийчук в марте 2014 года был назначен 1-м заместителем начальника УСБУ в Херсонской области. Но Херсонский Евромайдан быстро припомнил ему старые делишки и, спустя неделю после своего назначения, Матвийчук был уволен. Однако уже через год, когда страсти вокруг люстрации чиновников немного поутихли, о Матвийчуке вспомнили. И вот, 03 апреля 2015 года, приказом тогдашнего генпрокурора В. Шокина Матвийчук был назначен прокурором Днепропетровской области.

Кузьменко-младший же в 2014-ом трудился на посту заместителя прокурора г. Днепропетровска. И дела у него, судя по декларации за 2014 год, были неважнецки. А вот с приходом в 2015-ом Матвийчука на должность прокурора Днепропетровской области дела у Толика резко пошли в гору – как в карьерном, так и в финансовом плане.

http://gromko.dp.ua/articles/prokuratura-ili-biznes

https://akcent-media.tv/roskoshnaya-zhizn-prokurorov-dnepra-kak-popast-v-chislo-izbrannyh/

Триумвиратом Виктора Матвийчука, бывшего заместителя прокурора Херсонской области Андрея Кузьменко и бывшего заместителя прокурора Днепропетровской области Сергея Кузьменко, вероятно и можно объяснить невероятный выход в финал и удержание на высокой должности на протяжении последних трех лет Кузьменка-младшего.

Подобные прокурорские союзы являются не только взаимовыгодными, но и хорошо сбалансированными. Вновь назначенному прокурору области фактически за ноль денег передается наработанный предшественником «крышуемый» бизнес. Взамен уходящий, через трудоустроенного родственника, сохраняет долевое участие - хоть и в меньшем объеме, но все же прибавка к пенсии. Трудоустроенный родственник, мальчик на закланье, руками которого и будет осуществляться сбор и доставка подати, является, по сути, носителем взаимного компромата - своеобразной гарантией от поползновений для передающей и принимающей стороны. Стоит ли удивляться, что при таком раскладе трудоустроенному родственнику со стороны вновь назначенного областного прокурора предоставляется полная свобода действий и бездействий, а также прикрытие на случай внезапно нагрянувшей проверки Генпрокуратуры.

—-

УГОЛОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В ОТНОШЕНИИ АНАТОЛИЯ КУЗЬМЕНКО

18 октября 2017 г. следственным судьей Бабушкинского районного суда г. Днепропетровска Литвиненко И.Ю. было вынесено определения (далее – ухвала), обязывающее руководителя Днепропетровской местной прокуратуры № 3 рассмотреть мое ходатайство от 21.08.2017 г. об отстранении прокуроров Васик М.М., Лопацька К.В. и Красун А.Ю. от процессуального руководства в уголовном деле № 12016040670002523.

http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/71660244

Спустя два месяца с момента вынесения данной ухвалы, не получив подтверждений ее исполнения, был вынужден обратиться в прокуратуру Днепропетровской области с заявлением про вчинення керівником Дніпропетровської місцевої прокуратури № 3 Кузьменко А.С. бездіяльності, що має ознаки злочину, передбаченого ст. ст. 367 та 382 КК України. В заявлении, среди прочего, упомянул и две другие ухвалы, касательно внесения в ЕРДР ведомостей по фактам преступного бездействия следователей ДВП ГУНП в Днепропетровской области, которые Кузьменко также не исполнил.

На мое заявление областная прокуратура предоставила ответ за подписью М. Березюка - начальника відділу процесуального керівництва у кримінальних провадженнях слідчих регіональної прокуратури. Из ответа облпрокуратуры следовало, что ведомости о преступлении по моему заявлению в ЕРДР внесены не были, так как в них (ведомостях) М. Березюк, вместо признаков преступления усмотрел незгоду із діями окремих працівників Дніпропетровської місцевої прокуратури № 3 під час виконання ними своїх професійних обов’язків.

Уж не знаю, является ли употребление слова «тупица» допустимым с т. з. журналистской этики – как по мне, данный эпитет в адрес М. Березюка, по сравнению со всеми остальными вероятными кандидатами на троп, звучит как комплимент. Кто эти загадочные окремі працівники и является ли неисполнение судебных решений их професійним обов’язком – в ответе не уточняется.

26 декабря 2017 года обращаюсь в Жовтневый районный суд г. Днепропетровска зі скаргою на протиправну бездіяльність керівника прокуратури Дніпропетровської області, яка полягає у невнесенні відомостей про кримінальне правопорушення до Єдиного реєстру досудових розслідувань після отримання заяви про кримінальне правопорушення.

Видимо в облпрокуратуре спохватились и, дабы «замять» по-скорому, пнули Кузьменко А.С. в бок - после чего последний, с опозданием в два месяца, руками своего юродивого А. Моренко таки внес в ЕРДР ведомости по двум другим ухвалам. Однако было поздно: строки звернення судового рішення до виконання (ст. 535 КПКУ), а також усі розумні строки, які є об’єктивно необхідними для виконання процесуальних дій (ст. 28 КПКУ) на той момент були вичерпані. К тому же, на 24 января 2018 г. уже было назначено судебное заседание по моей жалобе от 26.12.2017 г. на невнесение облпрокуратурой в ЕРДР моего заявления от 15.12.2017 г.

И отзывать свою жалобу я не видел оснований – хотя бы потому, что первую ухвалу Литвиненко И.Ю. от 18.10.2017 г., о рассмотрении ходатайства об отстранении прокуроров в уголовном деле № 12016040670002523, Кузьменко так и не исполнил.

24 января 2018 г. следственный судья Жовтневого районного суда г. Днепропетровска Трещов В.В. постановил мою жалобу от 26.12.2017 р. удовлетворить.

Спустя месяц с момента вынесения ухвалы Трещова В.В., в помещении Днепропетровской городской прокуратуры (ул. Воскресенская, 10) мне был торжественно вручен витяг з ЄРДР щодо кримінального провадження № 42018040000000168, зареєстрованого 20.02.2018 р. за моєю заявою від 15.12.2017 р.

—-

О нерасторопности прокуратур, как, впрочем, и следственных органов, касательно исполнения судебных решений можно слагать легенды. Любые попытки обжаловать подобного рода задержки (ч. 2 ст. 113 КПКУ) малоперспективны, т. к. у следователей, прокуроров на этот случай заготовлено железобетонное алиби – «копія судового рішення нам не надходила» (ч. 2 ст. 535 КПКУ), – подтвердить или опровергнуть которое можно только в рамках расследования (служебного или уголовного), проводимого все теми же следователями, прокурорами.

Впрочем, внимательно изучив содержание витягу з ЄРДР, недовольство сроками внесения в ЕРДР моего заявления от 15.12.2017 г. отошло на задний план, уступив место куда более принципиальным нарушениям. Усматривалось не соблюдение регистратором облпрокуратуры Положення про порядок ведення Єдиного реєстру досудових розслідувань», затвердженого Наказом ГПУ від 06.04.2016 № 139.

Так, фабула ЕРДР - короткий виклад обставин, що можуть свідчити про вчинення кримінального правопорушення – не содержала обязательных ведомостей, согласно п. 14 главы 2 раздела 2 упомянутого Положения. К тому же, фабула была искажена: не соответствовала обстоятельствам, изложенным в моем заявлении от 15.12.2017 г. - что видно невооруженным глазом. Правовая квалификация правонарушения была определена по ч. 1 ст. 382 ККУ, что не соотносилось с определением фабулы о том, что протиправні дії скоєні працівниками прокуратуритобто службовими особами (ч. 2 ст. 382 ККУ). Это не говоря уже о том, что главным фигурантом преступления был заявлен керівник Дніпропетровської міської прокуратури № 3 Кузьменко А.С. - тобто службова особа, яка займає відповідальне чи особливо відповідальне становище (ч. 3 ст. 382 ККУ). Имена следователя и процессуальных руководителей в извлечении отсутствовали напрочь.

Успокаивало только то, что подследственность данного дела была определена за СБУ. Об этом регистратор Петровский Е.В. поведал мне устно, и порекомендовал, не дожидаясь обновления ЕРДР, обращаться с дальнейшими вопросами именно туда.

—-

ДЕЛО В СБУ

Старший следователь следственного отдела управления СБУ в Днепропетровской области Иваненко Ф.А. производил впечатление человека последовательного и принципиального. Из молодого, неиспорченного властью, нового поколения ГБшников, готовых пахать ради идеи и не прогибаться ни перед кем. Однако первое впечатление оказалось обманчивым.

Поначалу следователь Иваненко Ф.А. честно отвечал на все мои ходатайства, провел со мной два допроса, истребовал все имеющиеся доказательства, вникал во все детали события преступления, совершенного прокурором Кузьменко А.С., а также всего того, что ему (событию) предшествовало.

Оформив тщательнейшим образом все необходимые протоколы, следователь Иваненко Ф.А. пообещал вскоре допросить самого Кузьменко А.С. и перезвонить.

Спустя два месяца, так и не получив от Иваненко Ф.А. звонка и не дозвонившись самостоятельно, решил напомнить о себе, посетив его контору. Иваненко Ф.А. был явно чем-то расстроен. На встрече с ним, в процессе диалога стало ясно, что либо уголовное дело в отношении Кузьменко А.С. выпало из первоочередных задач СБУ, либо с Иваненко Ф.А. провели беседу, и теперь он не знает как красиво от меня сдыхаться.

Так, Иваненко Ф.А. выразил сомнение относительно перспектив данного дела, учитывая кажущуюся неправомочность ухвалы следственного судьи Литвиненко И.Ю. от 18.10.2017 г., а также неоднозначность определения подследственности данного дела за СБУ. На вопрос, был ли Кузьменко А.С. допрошен, Иваненко Ф.А. стал мямлить что-то невнятное, из чего я смог понять только то, что обязать Кузьменко А.С. явиться на допрос к следователю так и не удалось (ч. 3 ст. 41, ч. 7 ст. 110 КПКУ). Вместо этого Иваненко Ф.А. побеседовал по телефону с кем-то из окружения Кузьменко А.С., и этот кто-то пояснил Иваненко Ф.А., что все случившееся – целиком и полностью вина следственного судьи Литвиненко И.Ю., принявшего, по мнению Кузьменко А.С., ужасное незаконное судебное решение. И такое решение Кузьменко А.С., как блюститель закона, исполнить просто не мог – не позволила профессиональная брезгливость. На вопрос, как все эти бытовые рассуждения на тему «исполнять или не исполнять судебные решения» согласуются с нормой прямого действия Конституции Украины об обязательности судебных решений – Иваненко Ф.А. пожал плечами, после чего зарегистрировал мое очередное ходатайство про повідомлення щодо перебігу досудового розслідування и пообещал дать официальный ответ.

Партия с Иваненко Ф.А. стремительно приближалась к эндшпилю. На мое последнее ходатайство Иваненко Ф.А. ответил письмом от 11.06.2018 г., из содержания которого явствовало, что Иваненко Ф.А. меня потерпевшим в деле более не считает, а значит рассматривать мои ходатайства в порядке ст. 220 КПКУ не обязан.

Что ж, отфутболивание потерпевшего по формальным признакам – любимый запрещенный прием у следователей, прокуроров. Последним, впрочем, обычно не хватает прозорливости просчитать следующее логичное действие лица, считающего себя потерпевшим: оскарження постанови слідчого про відмову у визнанні потерпілим (п. 5 ч. 1 ст. 303 КПКУ); а также веры в свою неотразимость, чтобы реально составить такое постановление.

Впрочем, к тому времени Иваненко Ф.А. было уже глубоко наплевать. В судебное заседание по моей жалобе Иваненко Ф.А. подал бумагу, из которой следовало, что 27 июня 2018 г. облпрокуратура забрала дело Кузьменко А.С. у СБУ и предало в богом забытое Соборное ВП ДВП ГУНП в Днепропетровской области (далее – Соборное ВП).

С самим постановлением облпрокуратуры про визначення підслідності кримінального провадження за Соборним ВП мне ознакомиться так и не удалось. Учитывая то, что никаких очевидных оснований «менять коней на переправе» у облпрокуратуры не было (ч. 5 ст. 36, ч. 5 ст. 218 КПКУ), об истинном мотиве такого решения облпрокуратуры несложно догадаться. Поняв, что кто-то внизу провтыкал, направив дело в отношении «своего» в неподконтрольное СБУ, Матвийчук В.В., в предверии зарождающегося ДБР решил, что лучше перебдеть и забрать дело - от греха подальше. Уж с кем с кем, а с желторотыми следователями унылого районного отделения полиции всегда можно «порешать»…

—-

А что же Кузьменко?! Оказывается, все это время, пока следователь СБУ Иваненко Ф.А. старательно сочинял свои писульки, а облпрокуратура ломала голову, как дело Кузьменка по-тихому прикрыть, Анатолий Сергеевич честно бегал по судам, не оставляя надежды повернуть реку правосудия вспять.

Так, 10 апреля 2018 года, спустя четыре с половиной месяца с момента вынесения ухвалы Литвиненко И.Ю. от 18.10.2017 г., Кузьменко обратился в Апелляционный суд Днепропетровской области с жалобой на данную ухвалу. На следующий день суд постановил в открытии производства по апелляционной жалобе Кузьменко А.С. отказать.

http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/73427523

На этом Кузьменко не успокоился и поспешил в кассацию. 18 июля 2018 г. Верховный Суд Украины коллегией судей Первой судебной палаты Кассационного уголовного суда постановил:

Відмовити у відкритті касаційного провадження за касаційною скаргою керівника Дніпропетровської місцевої прокуратури № 3 Кузьменка А. С. на ухвалу Апеляційного суду Дніпропетровської області від 11 квітня 2018 року.

http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/75395473

Можно бесконечно спорить о том, прав ли был следственный судья Бабушкинского районного суда Литвиненко И.Ю., постановивший ухвалу от 18.10.2017 г., и были ли правы кассационные судьи, не оценившие по достоинству гения Кузьменко и вернувшие ему его жалобу взад. Одно лишь остается бесспорным:

обязательность судебных решений к исполнению закреплена прямой нормой Конституции (ст. 129-1 Конституции Украины) и является объектом криминально-правовой охраны (ст. 382 КК Украины).

И уж кому, как не руководителю местной прокуратуры знать положения криминально-процессуального законодательства, в частности ч. 2 ст. 21 КПКУ, согласно которой вирок та ухвала суду, що набрали законної сили в порядку, визначеному цим Кодексом, є обов’язковими і підлягають безумовному виконанню на всій території України; а также ч. 2 ст. 400 КПКУ, согласно которой подання апеляційної скарги на ухвалу слідчого судді зупиняє набрання нею законної сили, але не зупиняє її виконання, крім випадків, встановлених цим Кодексом.

Искушенный походами за правдой читатель знает, что прокуроры – люди честолюбивые и гордые. Любые попытки обратить их внимание на неправомерность их действий или бездействий обречены на провал. В лучшем случае вам напомнят о вашем праве обратиться с жалобой, после чего укажут на дверь.

(На приеме граждан у и. о. начальника отдела организации приема граждан, рассмотрения обращений и запросов Днепропетровской областной прокуратуры Хлипенко В.И.)

Тыкать носом Кузьменко, не говоря уже о его кураторах из облпрокуратуры, в положения КПКУ было не только малоперспективно, но и физически затруднено, учитывая крайне ограниченный доступ к своей персоне, которую прокуроры отождествляют с «режимным объектом» (кто был – тот поймет). В этом смысле не перестаю удивляться некоторым забронзовелым адвокатам, которые, имея на руках ухвалу, неисполненную прокурором, продолжают писать такому прокурору жалостливые письма, надеясь достучаться до его совести, вместо инициирования по факту неисполнения судебного решения уголовного производства.

—-

ДЕЛО В СОБОРНОМ ОТДЕЛЕНИИ ПОЛИЦИИ

Получив в судебное заседание уведомление следователя СБУ Иваненко Ф.А. об определении с 27 июня 2018 г. подследственности в деле Кузьменко А.С. за Соборным ВП, пришлось переместиться со своими жалобами из Бабушкинского районного суда в Жовтневий.

Будучи уверенным в том, что уголовное производство продолжается, мною в Жовтневый суд были поданы две жалобы: на постановление следователя СБУ Иваненко Ф.А. об отказе в признании меня потерпевшим и на нерассмотрение новым следователем Соборного ВП моего ходатайства об уведомлении о ходе расследования в деле Кузьменка А.С.

Ввиду того, что следователь Соборного ВП, а также прокуроры, осуществляющие процессуальное руководство в деле Кузьменка А.С., были уведомлены о времени судебных заседаний по данным жалобам должным образом, однако в суде так и не объявились и каких-либо письменных возражений на мои жалобы в суд не предоставили, учитывая, что отсутствие следователя или прокурора не является препятствием для рассмотрения жалобы (ч. 3. ст. 306 КПКУ) следственный судья Жовтневого районного суда г. Днепропетровска Федорищев С.С. постановил мои жалобы удовлетворить.

В начале сентября 2018 г., спустя месяц после вынесения последней ухвалы Федорищева С.С. и так и не получив из Соборного ВП ни ответа ни привета, решил зайти через Генпрокуратуру, направив туда информационный запрос касательно всех инициированных мною ранее уголовных дел. Ответ на свой запрос я получил в октябре 2018 г. Из ответа за подписью не менее известного в народе тунеядца Днепропетровской областной прокуратуры А. Чернова следовало, что следователем следственного отдела Соборного ВП уголовное производство № 42018040000000168 было закрыто на основании п. 2 ч. 1 ст. 284 КПКУ - відсутність в діянні складу кримінального правопорушення.

Но не это было самое странное в ответе А. Чернова. В ответе указано, что постановление о закрытии уголовного дела вынесено 30 июня 2018 г. – т. е. через 3 дня, после вынесения 27 июня 2018 г. постановления облпрокуратуры о передаче дела в Соборное ВП. Даже если предположить, что Соборное ВП получило дело день в день с вынесением постановления облпрокуратуры, и проворный следователь Соборного ВП за 3 дня умудрился всебічно, повно й неупереджено дослідити всі обставини кримінального провадження, законность решения следователя о закрытии уголовного производства вызывает обоснованные сомнения, хотя бы потому, что 30 июня 2018 г. – выходной день, следующий за двумя другими выходными 28 и 29 июня в связи с празднованием дня Конституции Украины.

Как несложно догадаться, копію постанови про закриття кримінального провадження (п. 2 ч. 1 ст. 56, ч. 6 ст. 284 КПКУ) я не получал, а сам следователь Соборного ВП в уголовном деле так ни разу и не объявился. К тому же, на руках были две, вступивши в законную силу ухвалы Федорищева С.С., вынесенные в начале августа 2018 г. – т. е. уже после того, как дело Кузьменка было закрыто.

Пришлось ломиться в Соборное ВП с криками «Ура». Следователем, принявшим постановление о закрытии уголовного дела в отношении Кузьменка, оказался старший следователь Соборного ВП, лейтенант полиции Жмак М.Е. Из постановления Жмака М.Е., растянувшегося на 8 листов, было очевидным, насколько старательно и бездарно последний отмазывает Кузьменка, передергивая факты, называя черное белым и обильно приправляя свои рассуждения псевдоправовыми тезисами.

Квинтэссенцией постановления Жмака М.Е. оказался тезис о том, что відповідальність за ст. 382 ККУ може настати лише у випадку невиконання службовою особою правосудного судового рішення. Исследовал ли Жмак М.Е. факт провала Кузьменка в апелляции с жалобой на ухвалу Литвиненко от 18.10.2017 г., и принял ли Жмак М.Е. во внимание положения ч. 2 ст. 21 и ч. 2 ст. 400 КПКУ, рассуждая о правомерности неисполнения Кузьменко неправосудного, по его мнению, судебного решения – вопрос риторический.

08 ноября 2018 г. следственным судьей Жовтневого районного суда г. Днепропетровска Трещовым В.В. постановление следователя Соборного ВП Жмака М.Е. от 30.06.2018 г. о закрытии уголовного производства № 42018040000000168 было отменено – что означает возобновление производства в уголовном деле.

 

На следующий день Кузьменко А.С., без лишней огласки, был уволен с должности руководителя Днепропетровской местной прокуратуры № 3.

Вместе с тем, по имеющимся данным Кузьменко А.С. продолжает состоять в рядах органов прокуратуры и добровольно покидать насиженные пенаты, судя по всему, не собирается.

Напоминаю, что согласно ст. 2 КПКУ, заданием уголовного производства, среди прочего, является забезпечення швидкого, повного та неупередженого розслідування і судового розгляду з тим, щоб кожний, хто вчинив кримінальне правопорушення, був притягнутий до відповідальності в міру своєї вини. На какие еще трюкачества способна прокуратура Днепропетровской области, отмазывая «своих» от уголовной ответственности?! Поживем – увидим.

[Продолжение следует]

6683

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.