Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Ландыки, Руди, Солошенки – кто следующий?

23.01.2012 15:17:02

Династии «сильных мира сего» продолжают откупаться от заслуженного наказания.

Вопреки  заклинаниям  власти о прямой зависимости между денежным содержанием правоохранительных органов и прокуратуры и качеством их работы в деле защиты прав человека в Украине, все возрастающее бюджетное инвестирование в эти органы с упорным постоянством подтверждают народную муд­рость: «Сколько волка не корми…» В смысле, тот все равно не станет домашним  и  законопослушным, а останется со звериным аппетитом и волчьими инстинктами.

Сегодня мы имеем возможность в очередной раз в этом убедиться.

Но для затравки, вместо эпиграфа, напомню расхожее выражение в бывшей советской милиции: «Нет человека – нет проблем». А в сегодняшней «вільній і незалежній» украинской милиции наличие трупа вовсе не означает наличие дела (проблемы).

История о том, как в далеком 2005 году Солошенко Кирилл на легковой машине сбил велосипедиста Куща В.П., стала по-настоящему резонансной.

Что же в ней такого особенного, что она привлекла к себе такое внимание далеко за пределами провинциального города Новомосковска Днепропетровской области?

Мало того, что водителем-убийцей стал сын народного депутата от Партии регионов Солошенко Н.П., так после этого убийства партия власти приняла мажора в свои ряды и оценила «достойно» его «подвиг»: усадила в кресло депутата облсовета. Стал своим. Невольно приходит на ум, что многие представители правящей сегодня «элиты» шли к власти по трупам в буквальном смысле слова, оставляя их (трупы) в заброшенных шахтах, терриконах или на стадионах.

История с расследованием этого резонансного убийства наглядно показывает, насколько коррумпирована прогнившая система правоохранительных органов, вместе с прокуратурой в Украине и в Днепропетровской области в частности, и какова роль в этом вертикали власти.

При том, что нам из телевизора пытаются в очередной раз рассказать розовую сказку о том, как благодаря новому Криминально-процессуальному кодексу все правоохранители из волков-хищников в одночасье превратятся в мирных овечек и моментально прекратятся пытки и убийства мирных граждан мясниками в погонах в застенках милиции.

Аккурат перед Новым 2012 годом, 29 декабря, следователь Следственного управления ГУ МВД Украины в Днепропетровской области по делу о наезде Солошенко на велосипедиста Куща – майор милиции Берест А.Н. – сделал щедрый новогодний подарок депутатской семье Солошенко: он прекратил уголовное дело в связи с – внимание! – отсутствием состава преступления.

Т.е., имеется труп, есть событие преступления, есть установленное лицо, убившее человека – Солошенко К.Н…, а преступления – нет!

И не могло быть, потому что все шесть лет следователи не пытались установить истину, которая была слишком очевидной для всех, а напряженно решали задачу: как «увести» от ответственности мажора, ставшего, на их голову, еще и депутатом облсовета.

Солошенко Н.П. (слева, фото с офиц. сайта ВР) и Солошенко К.Н. (справа, фото с офиц. сайта Днепропетровского облсовета)

Подтасовки в этом «расследовании» начались сразу непосредственно после ДТП. Прибывшая на место ЧП оперативная группа новомосковского горотдела милиции в составе следователя, работника ГАИ и криминалиста так «квалифицированно» постаралась составить протокол осмот­ра места дорожно-транспортного происшествия, что этому делу заблаговременно уже была уготована участь быть спущенным на тормозах.

При этом вышестоящие следственные начальники так хотели помочь нардепу Солошенко Н.П., что просто закрывали глаза на грубейшие нарушения своих подчиненных, а семье убитого повторяли из года в год, что дело закрыто в связи с отсутствием состава преступления.

Так, в протоколе осмотра ДТП не указана следователь Кононова Ю.В., составившая схему ДТП, в качестве лица, участвовавшего в осмотре места ДТП. Казалось бы, что никаких нарушений закона нет, однако это не так. Действия работников правоохранительных органов будут отвечать требованиям уголовно-процессуального законодательства лишь в том случае, если все лица будут указаны в протоколе осмотра как принимавшие в нем участие. В противном случае, схема места ДТП, составленная лицом, которое не указано в протоколе, должна считаться юридически ничтожной. Опытные следователи не могут этого не знать.

Действия следователя по составлению Протокола места осмотра ДТП не отвечали требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку доказательствами в уголовном деле являются исключительно протоколы следственных действий, схема к протоколу является лишь дополнением.

При этом в ней должно быть отображено все то, что содержится именно в протоколе, а не наоборот. Схема – это визуализация  информации,  содержащейся в протоколе. Если протокол осмотра не содержит в себе какой-либо информации, например, размера осыпи стекла, обнаруженного на месте происшествия, а в схеме этот размер указан, то использование такой информации о размерах в качестве доказательства является недопустимым. Лишь протокол осмотра места происшествия является источником доказательств. При этом использовать схему в качестве самостоятельного доказательства является недопустимым. И это тоже не могут не знать опытные следователи.

В протоколе осмотра полностью отсутствуют сведения о следах шин как автомобиля, так и велосипедиста, о тормозном пути участников движения, признаках направления движения участников движения, что в конечном итоге не дало возможности трем судебным транспортно-трассологическим и автотехническим экспертизам установить хотя бы приблизительно на основании Протокола осмотра ДТП самое главное – скорость автомобиля в момент столкновения с велосипедистом Кущом В.П. и внезапность появления велосипедиста (согласно показаниям Солошенко К.Н.) на проезжей части.

Таким образом судьба всего этого уголовного дела уже была предопределена качеством проведения осмотра места дорожно-транспортного  происшествия, вернее – полным отсутствием качества, неполнотой фиксации в протоколе осмотра обнаруженных следов аварии и местности.

Не обошлось в протоколе и без фальсификации. Так, п.14 формы Протокола осмотра места ДТП требует указать наличие дорожных знаков и зону их действия. Следователь, боясь поднять глаза от протокола и увидеть прямо перед собой на столбе знак «40», как зомбированный, ничтоже сумняшеся пишет в протоколе, что «знаки отсутствуют»!!! Это чтобы «подстелить соломку» мажору, если вдруг будет установлено превышение скорости автомобиля.

И все-таки, несмотря на героические и самоотверженные действия следствия по фальсификации материалов этого резонансного ДТП в пользу нардепа Солошенко Н.П. и во вред погибшему рядовому избирателю-велосипедисту, совершая при этом должностное преступление, для следователя ГУ МВД Украины в Днепропетровской области Береста А.Н. как снег на голову стали выводы Донецкой судебной  транспортно-трассологической и автотехнической экспертизы о том, что если бы водитель легкового автомобиля «Фольксваген-Пассат» Солошенко К.Н. двигался со скоростью 40 км/час (на чем наставало следствие), то он располагал бы технической возможностью предотвратить наезд на велосипедиста путем выполнения требований п.12.3, п.12.9 «б» и дорожного знака 3.29 (40 км/час). В данной дорожно-транспортной ситуации действия водителя автомобиля «Фольксваген-Пассат» Солошенко К.Н. не соответствовали требованиям п.12.3, п.12.9 «б» и дорожного знака 3.29 (40 км/час) (стр.13 Заключения № 701-702 судебной комплексной комиссионной автотехнической транспортно-трасологической экспертизы Донецкого НИИ судебных экспертиз).

Именно Донецкая экспертиза не оставила камня на камне от  версии следствия о невиновности мажора в смерти велосипедиста Кущ В.П.

Косвенным  подтверждением выводов Донецкой экспертизы стало то обстоятельство, что после наезда на велосипедиста автомобиль, под управленим Солошенко-младшего,  пролетел еще почти 60 метров без видимых следов тормозного пути и был остановлен только бордюром полуметровой высоты, что тоже не нашло отражения в Протоколе места осмотра ДТП.

Это же с какой скоростью и в каком состоянии надо было лететь,  чтобы  появившегося вдруг на ветровом стекле человека принять за бабочку и попытаться его смахнуть лишь поворотом руля, не снижая скорости движения?!!

Такое же чувство состояния транса, или ступора, появляется от чтения постановления следователя Следственного управления ГУМВД Береста А.Н. о прекращении уголовного дела № 33051590. И это после ознакомления его со всеми материалами дела, выводами Донецкой экспертизы, дополнительным объяснением свидетеля, который, как оказалось, не видел момента столкновения автомобиля с велосипедистом, не слышал характерного звука тормозов, но по силе удара определил, что скорость автомобиля была значительно выше 40 км/час.

Не берусь судить о квалификации и профессионализме данного конкретного следователя и всего следственного аппарата области в шестилетнем расследовании этого резонансного ДТП (тут оценку действиям местных следователей должно дать Главное Следственное Управление МВД Украины), ясного и очевидного для всех живущих в Новомосковске.

Но один вывод можно сделать определенно: пока солошенки будут руководить следствием, а следователи будут отгораживаться от пострадавших «тайной следствия», мажоры значительно сократят численность населения Украины.

Тем более, что нардеп Николай Солошенко, человек олигарха Пинчука, определен Партией регионов кандидатом в народные депутаты по избирательному округу №38 (в четвертый раз), с центром в г. Новомосковске, на предстоящие через 9 месяцев выборы в ВР.

Мы продолжаем следить за развитием ситуации вокруг «солошенковского» резонансного ДТП и теперь уже ждем компетентной реакции на изложенные факты со стороны Администрации Президента как гаранта Конституции, Генеральной прокуратуры и МВД Украины.

3554

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.