Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Лицо власти


Новый финт от прокуратуры Днепропетровской области: «заворачивание» заявлений о преступлениях, подследственных ГБР

23.01.2019 07:29:01

«Меня беспокоит, что мой сын может не понять,
кем я пытался стать. И если меня убьют, я бы хотел,
чтобы кто-нибудь поехал в мой дом и все рассказал
моему сыну, обо всем, что я сделал, обо всем, что видел.
Потому что больше всего на свете я ненавижу зловоние лжи.»

(Монолог Уолтера Курца
из фильма Ф. Копполы «Апокалипсис сегодня»)

 

27 ноября долгожданное Государственное бюро расследований (далее – ГБР), «о необходимости которого так долго говорили большевики», официально приступило к своей работе.

В течение более года, до момента фактического запуска ГБР в эксплуатацию, ГПУ находилась в правовом тупике, касательно расследования уголовных дел, подследственных ГБР (ч. 4. ст. 216 КПКУ). В результате найденного ГПУ решения по выходу из тупика, уголовные дела, возбужденные в отношении высокопоставленных чиновников и правоохранителей в период с 20.11.2017 по 27.11.2018 г.г., оказались под угрозой развала, едва ли дойдя до суда.

https://glavcom.ua/interviews/nazar-holodnickiy-cherez-piar-genprokuraturi-desyatki-rozsliduvan-na-mezhi-rozvalu-415578.html

Напомню, что, согласно переходным положениям действующего КПКУ, следователи органов прокуратуры осуществляли полномочия следователей в досудебных расследованиях преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 216 КПКУ, до 20.11.2017 г. – т. е. не позднее пяти лет со дня вступления в силу настоящего Кодекса (Раздел X КПКУ «Заключительные положения»).

Начиная с 20.11.2017 г., когда прокуратура уже потеряла упомянутые полномочия, а ГБР сформировано еще не было, генпрокурор Луценко, виходячи із загальних засад кримінального провадження, дал прокурорам отмашку на передачу дел, подследственных ГБР, в любой другой орган досудебного расследования, в порядке ч. 5 ст. 36 КПКУ – «у зв’язку із неможливістю здійснення ефективного досудового розслідування ДБР через те, що воно не розпочало свою роботу».

https://www.gp.gov.ua/ua/news.html?_m=publications&_c=view&_t=rec&id=219365

И хотя подобное правоприменение выглядит, мягко говоря, неоднозначно – прекращение полномочий следственных органов прокуратуры и не вступление в полномочия ГБР не является свидетельством «неэффективного досудебного расследования», - прокуроры поспешили за него ухватиться, передавая дела, подследственные ГБР, следователям органов НП или СБУ, позабыв, при этом, о необходимости, помимо всего прочего, забезпечувати прийняття законних і неупереджених процесуальних рішень (ч. 2 ст. 9 КПКУ).

Адвокаты обвиняемых чиновников, естественно, не преминули воспользоваться сложившейся ситуацией, вполне себе обосновано обращая внимание судей на неправильно определенную подследственность и, как следствие, требуя признать собранные доказательства против своих подзащитных недопустимыми (п. 2 ч. 3 ст. 87 КПКУ).

https://zib.com.ua/ua/print/133084-dosudove_slidstvo_v_obhid_ch4_st216_kpk_robit_zibrani_dokazi.html

—-

 

Пока прокуратура спала – служба шла. 14 августа 2018 г. увидел свет Приказ ГПУ № 161 «Про затвердження Положення про Департамент процесуального керівництва у кримінальних провадженнях підслідних Державному бюро розслідувань, Генеральної прокуратури України», которым провозглашено создание на всех уровнях управления прокуратурой відділів процесуального керівництва у кримінальних провадженнях, підслідних ДБР. А 27 ноября 2018 г. первые 300 следователей ГБР приняли присягу и приступили к исполнению своих обязанностей.

Казалось бы, с этого момента, все прежние сомнения и кривотолки в рядах прокуроров о том, что и как нужно делать с делами подследственными ГБР, должны были кануть в лету. Не тут-то было!

Если регламент передачи в ГБР уголовных дел, начатых следователями прокуратур до 20.11.2017 г., урегулирован в переходных положениях действующего КПКУ, то что делать с производствами, начатыми следователями НП и СБУ с подачи прокуратуры в период с 20.11.2017 и до 27.11. 2018 г.г. – было и остается совершенно непонятно.

В преддверии надвигающихся выборов Луценко, дабы не нарваться на очередной шквал критики и не навредить карме, не стал вдаваться в анализ неурегулированности действующего законодательства в данном вопросе и просто ограничился посланием к своим подчиненным передавать в ГБР все имеющиеся дела как можно быстрее.

https://www.unian.ua/politics/10361859-lucenko-zaklikav-prokuroriv-postupovo-peredavati-spravi-do-dbr.html

Впрочем, с начала работы ГБР, на повестку дня прокуроров был вынесен другой, куда более насущный вопрос:

как справиться с потоком заявлений об уголовных правонарушениях, подследственных ГБР, посыпавшихся на головы прокуроров после 27.11.2018 г., как из рога изобилия?!

Ведь положения ч. 1 ст. 214 КПКУ никто не отменял. И теперь, когда заявители, потерпевшие могут натравить ГБР и на самих законников, процессуальное руководство в уголовных делах в отношении «своих» придется-таки осуществлять - и осуществлять надлежащим образом. А хочется как встарь: ничего не делать и ни за что не отвечать!

—-

 

«Как же быть?» – думал, ломая голову в своем рабочем кабинете известный прокурорский карьерист, главный определитель подследственности в прокуратуре Днепропетровской области Роман Токарь.

Фото: Токарь Роман Николаевич

https://politdate.com.ua/prokurory-po-vyzovu-podpolnye-millionery-iz-dnepropetrovskoi-oblastnoi-prokuratury

http://www.ukrpress.info/2017/05/04/bespredel-dnepropetrovskaya-oblastnaya-prokuratura-uzakonila-teatr-podstavnyih-obvinyaemyih/

 

И придумал! Надо заявления о преступлениях, подследственных ГБР, не вносить в ЕРДР, а тупо пересылать в ГБР – пускай поупражняются!

Тот факт, что відповідно до вимог чинного законодавства слідчий, прокурор невідкладно, але не пізніше 24 годин після подання заяви, повідомлення про вчинене кримінальне правопорушення або після самостійного виявлення ним з будь-якого джерела обставин, що можуть свідчити про вчинення кримінального правопорушення, зобов’язаний внести відповідні відомості до Єдиного реєстру досудових розслідувань (ч. 1 ст. 214 КПКУ) прокурора Токаря, судя по всему, нисколько не беспокоит. На вопрос растерянных заявителей «как же так?» - всегда можно ответить какой-нибудь несуразицей, вроде «у нас нет флэшки авторизации в ЕРДР» или «у нас есть соответствующее указание сверху не вносить в ЕРДР».

Именно таким было пояснение, предоставленное мне Соколовым Е.А. - начальником первого отдела управления процессуального руководства в уголовных производствах следователей региональной прокуратуры Днепропетровской области, - после того, как я узнал, что два моих заявления о преступлении правоохранителей, вместо ожидаемого внесения в ЕРДР и направления материалов за подследственностью в ГБР (ч. 7 ст. 214 КПКУ) были просто пересланы в ГБР «для організації розгляду по суті та прийняття рішення…».

Фото: скан заявления о преступлении патрульных УПП в Днепропетровской
области Калинчука О.Г. и Жадана И.В.

Фото: скан заявления о преступлении начальника Шевченковского ВП ДВП ГУНП в Днепропетровской области Ткаченко Н.И.

Фото: скан сопроводительного письма облпрокуратуры за подписью Токаря Р.Н.

 

Хочу напомнить, что подзаконные акты - нормативные акты, принимаемые уполномоченными нормотворческими субъектами на основании и во исполнение законов и не должны им противоречить.

Согласно ч. 3 ст. 9 КПКУ, закони та інші нормативно-правові акти України, положення яких стосуються кримінального провадження, повинні відповідати цьому Кодексу. А согласно письму Министерства юстиции Украины № Н-35267-18 від 30.01.2009 р., которым, со ссылкой на действующее законодательство, разъяснен принцип разрешения коллизий в случае противоречия норм подзаконного акта нормам закона, у випадку суперечності норм підзаконного акта нормам закону слід застосовувати норми закону, оскільки він має вищу юридичну силу.

Отсюда никаких приказов или указаний ГПУ в обход ч. 7 ст. 214 КПКУ, как то: направление в ГБР заявлений об уголовных правонарушениях, подследственных ГБР, без внесения в ЕРДР - нет и быть не может. К тому же, согласно п. 3.3 вышеупомянутого Приказа ГПУ № 161 от 14.08.2018 г.,

до основних завдань Департаменту, належать, зокрема, виконання вимог закону під час приймання, реєстрації, розгляду та вирішення заяв і повідомлень про кримінальні правопорушення, своєчасне внесення відомостей до Єдиного реєстру досудових розслідувань.

—-

Из всего этого напрашивается логичный вопрос: а для чего вдруг облпрокуратуре понадобилась такая многоходовка? Ведь процессуальное руководство в уголовных производствах, проводимых ГБР, все равно придется осуществлять силами местных прокуроров.

Никакого другого пояснения сему, кроме как умышленным препятствованием облпрокуратурой в реализации заявителем, потерпевшим своих прав, свобод и законных интересов, я не нахожу.

Во-первых, учитывая засилье бывших прокурорских в ГБР, готовых подыгрывать «своим» в спускании на тормозах дел в отношении бывших коллег, иллюзий относительно обеспечения ГБР принятия законных и непредвзятых процессуальных решений (ч. 2 ст. 9 КПКУ) никто не питает.

Так, только из Днепра в ГБР проскочило с десяток бывших прокурорских тунеядцев, среди которых, не считая самого директора ГБР Романа Трубы, следует отметить весьма знаковую особь: Глуховерю Александра Витальевича – сына нынешнего главы полиции Днепропетровской области Виталия Глуховери.

Еще в июле 2018 г. Глуховеря-младший, трудившийся в должности зам. начальника 4-ой местной прокуратуры Днепра, шел 364-м номером в общем зачете, в списке потенциальных кандидатов на занятие должностей первых заместителей, заместителей директоров, работников следственных и оперативных подразделений территориальных управлений ГБР.

https://www.kmu.gov.ua/storage/app/media/DBR/Protokolu%20kom%202/dodatok-1-30-090718.pdf

А уже в августе 2018 г. Санек принимает поздравления с должностью начальника второго следственного отдела территориального управления ГБР в г. Полтава. Т.е. того самого управления, за которым закреплена Днепропетровская область.

https://poltava365.com/dlya-poltavi-sformuvali-kerivnicztvo-teritorialnogo-derzhavn.html

https://declarations.com.ua/declaration/nacp_6b1bbcba-9204-40e5-9471-0cef229d8afb

Во-вторых, в случае невнесения ГБР ведомостей в ЕРДР, ехать жаловаться днепровскому заявителю придется аж в Полтаву – результат толкования ВССУ неопределенности касательно территориальной подсудности жалоб на решения, действия или бездействие следователя или прокурора на досудебном расследовании (письмо ВССУ № 223-559/0/4-13 от 05.04.2013 г.). А учитывая положение ч. 3 ст. 306 КПКУ, а также принципиальность полтавских судей, плотно и каждодневно соприкасающихся с ГБР, ехать таки придется!

Таким нехитрым способом, изобретенным Романом Токарем, достигается естественный отбор уголовных производств на ранней стадии – снижение производственной нагрузки на органы прокуратуры за счет отсеивания заявителей, потерпевших, не готовых заходить слишком далеко ради отстаивания своих процессуальных прав, и, вероятно, готовых примириться с фактом неоткрытия уголовных дел по их заявлениям.

Малоприметной особенностью сопроводительного письма Токаря в ГБР (см. выше) является также и то, что первый отдел управления процессуального руководства Соколова Е.А. ни в самом письме, ни в каких-либо других официальных материалах, запрошенных мною, не фигурирует вообще. Притом, что данное сопроводительное письмо я получил в кабинете Соколова. Таким образом, усматривается, что Токарь, фактически, дал устное указание Соколову отработать эдаким почтальоном: просто перенаправить сопроводительное письмо с моими приложенными заявлениями из облпрокуратуры в ГБР.

—-

 

Невнесение облпрокуратурой в ЕРДР заявлений об уголовных правонарушениях можно обжаловать, не выезжая из Днепра. Впрочем, как известно, с принятием нового КПКУ и введением института следственных судей, последних лишили официального права визнавати бездіяльність слідчих чи прокурорів протиправною (ч. 2 ст. 307 КПКУ), - хотя такая практика среди следственных судей допускается и имеет место быть.

Единственный способ повлиять на самоуправство Токаря и ему подобных старообрядцев прокурорско-ментовского уклада – привлечь внимание Генеральной инспекции ГПУ путем инициирования служебного расследования в порядке, согласно Приказа ГПУ № 343 от 06.12.2017 г.

Будет ли реально проведено такое расследование и понесет ли Роман Токарь хоть какое-нибудь наказание – поживем, увидим.

2624

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.