Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Судебно-экспертное дышло в деле о миллионных хищениях из СБУ

03.02.2012 12:44:00

«Лица» продолжают следить за ходом судебного процесса по делу о миллионных хищениях из хранилища Днепропетровского УСБУ.

В соответствии со ст.67 УПК суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы. Однако насколько можно судить из наблюдений за ходом данного судебного процесса (см. История о том, как из хранилища Днепропетровского УСБУ воруют миллионами и В деле о хищениях из СБУ судья закрывает глаза на очевидные факты), на деле все обстоит далеко не так.

Оценивая как доказательство по делу заключение эксперта № 124/1 от 21.03.2011 года суд должен учитывать, что в соответствии со ст. 67 УПК Украины суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности.

Никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы. В соответствии с ч 4 ст. 75 УПК Украины заключение эксперта для суда не обязательно, но несогласие с ним должна быть мотивировано в соответствующем постановлении приговора.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума ВСУ «Про судову експертизу в криминальних 1 цившьних справах» № 8 от 30.05.1997 года при исследовании заключения эксперта суды должны исходить из того, что согласно ст. 67 УПК Украины заключение эксперта не имеет заранее установленной силы и преимущества перед другими источниками доказательств, подлежит проверке и оценке по внутреннему убеждению суда, основанном на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в совокупности. В соответствии с п. 13 указанного Постановления Пленума ВСУ при проверке и оценке экспертного заключения суд должен выяснить: были ли соблюдены требования законодательства при назначении и проведении экспертизы, полноту ответов на поставленные вопросы и их соответствие другим фактическим данным, обоснованность экспертного заключения и его согласованность с другими материалами дела, также другие обстоятельства.

Суду следует учесть, что для проведения данного экспертного исследования на стадии досудебного следствия, с целью получения источников образцов почерка, следователем были проведены следственные действия, в результате которых были изъяты девять документов:

- регистрационная карточка от 16.03.2005 года,

- отчет о начисленных вкладах, перечислениях и затратах связанных с общеобязательным государственным социальным страхованием в связи с временной потерей трудоспособности за 1 полугодие 2004 года,

 - декларация о налоге на прибыль предприятия за 1-е полугодие 2004 года,

- расчет за май 2004 года,

- государственная статистическая отчетность от 18.07.2004 года,

- заявление о выдаче паспорта от 4.08.2003 года (формат № 1),

- заявление о назначении всех видов социальной помощи от 11.08.2003 года,

- заявление от 31.07.2007 года,

- заявление, от 23.03.2005 года.

Эти документы были составлены при обстоятельствах неизвестных следователю. Не ­было достоверно известно кем именно они были выполнены. Из 9 документов только 2 были изъяты в присутствии Раздоровой Л.О. (все фамилии изменены), и только о них она пояснила, что изготовлены ею. Следователь не принял мер к выяснению следственным путем - кем были изготовлены остальные документы, изъятые как образцы почерка Раздоровой Л. О. и, не имея оснований, признал их свободными образцами почерка Раздоровой Л.О., указав об этом в постановлении о назначении судебно-почерковедческой экспертизы от 23.02.2011 года и постановлении от 28.02.2011 года. Своими действиями следователь прямо нарушил п. 3 «Научно-методических рекомендаций по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований», утвержденных Приказом Министерства юстиции Украины № 53/5 от 08.10.1998 года. Перед приобщением свободных и условно-свободных образцов к материалам дела он обязан предъявить их подлежащему идентификации лицу и отметить каждый образец почерка конкретного лица с указанием его фамилии, имени и отчества, заверив своей печатью.

Данные и другие нарушения привели к тому, что после ознакомления в суде Раздоровой Л. О. с образцами почерка, которые эксперт использовал для исследования, было установлено, что на них имеются записи, изготовленные пятью разными лицами, некоторые документы полностью изготовлены не ею.

Определяя экспертное учреждение для проведения именно этой экспертизы, следователь без объективных причин поручил ее проведение ведомственной экспертной службе СБУ, хотя в рамках настоящего уголовного дела другие экспертизы поручал Одесскому НИИ судебных экспертизэ

Указанными действиями следователь прямо нарушил требования п. 1.5. «Инструкции о назначении и проведении экспертиз и экспертных исследований», утвержденной Приказом Министерства Юстиции Украины № 53/5 от 8.10.1998 года, в соответствии с которым экспертизы и исследования проводятся экспертными учреждениями, как правило, по зонам регионального обслуживания (перечень зон указан в приложении). При наличии обстоятельств, которые обуславливают невозможность или нецелесообразность проведения экспертизы в учреждении по зоне обслуживания, лицо, назначающее экспертизу, указав соответствующие мотивы, может поручить ее выполнение экспертам другого учреждения. В соответствии с приложением к указанной Инструкции, в котором указан перечень региональных зон обслуживания, Одесская область (в которой территориально находится Военная прокуратура южного региона Украины) обслуживается Одесским НИИ судебных экспертиз.

Следует учесть, что в постановлении о назначении данной экспертизы следователь не указал о наличии обстоятельств, которые делали невозможным нецелесообразным проведение данной экспертизы в учреждении по зоне обслуживания, также не указал о мотивах поручения данной экспертизы именно ведомственной экспертной службе СБУ. Также в постановлении о назначении экспертизы следователь не указал о причинах по которым  эксперту не были предоставлены экспериментальные и условно-свободные образцы почерка Раздоровой Л.О. Этим он прямо нарушил требования п. 14 вышеуказанных Рекомендаций, в соответствии с которым, если по каким либо причинам исполнить какие либо требования, касающиеся отобрания и предоставления образцов, не было возможным, об этом следует указать в постановлении о назначении экспертизы

Кроме того необходимо учесть, что из 9 документов, предоставленных следователем эксперту для исследования, только один соответствует по времени исполнения исследуемому объекту — заявление от 31.07.2007 года, что противоречит п. 4 указанных Рекомендаций.

Суду следует также учесть процессуальные нарушения, допущенные следователем при назначении экспертизы. Так, она была назначена 23.02.2011 года. Уголовное дело в отношении Раздорова В.И. возбуждено 3.03.2011 года, в порядке ст. 115 УПК Украины он был задержан 4.03.2911 года, обвинение в первичной редакции предъявлено 11.03.2011года т.е. подозреваемым он являлся 7 дней. Несмотря не это обстоятельство в материалах уголовного дела отсутствует протокол об ознакомлении подозреваемого с постановлением о назначении экспертизы, что является прямым бесспорным нарушением требований ст. 197 УПК Украины. В соответствии с этой статьей в случаях, когда экспертиза назначается до привлечения лица в качестве обвиняемого правила настоящей статьи применяются к подозреваемому.

Следователь был обязан ознакомить Раздорова В.И. после задержания с постановлением о назначении экспертизы и разъяснить его права и составить соответствующий протокол. Следователь имел реальную возможность выполнить требования ст. 197 УПК Украины в период с 4.03.2011 г по 11.03.2011 г. так как в это время дважды его допрашивал в качестве подозреваемого, о чем имеются соответствующие протоколы.

Следователь имел такую возможность 5.03.2011 года в Бабушкинском районном суде г. Днепропетровска, где в присутствии Раздорова В.И. решался вопрос об избрании меры пресечения. Не имея никаких объективных причин, он скрыл от Раздорова В.И. факт назначения экспертизы и этим лишил его возможности реализовывать свои процессуальные права. Как следует из материалов дела, Раздоров В.И. был уведомлен о назначении данной экспертизы в пятницу 25.03.2011 года, а сама экспертиза была окончена в понедельник 28.03.2011 года. Учитывая, что для реализации своих прав Раздоров В.И., находясь под стражей, имел только два нерабочих дня, следует вывод о том, что он на осуществление своих законных прав не имел реальных возможностей.

В материалах уголовного дела отсутствует протокол ознакомления Раздорова В.И. с материалами экспертизы, что является бесспорным нарушением требований ст. ст. 197 и 202 УПК Украины. В ходе досудебного следствия Раздорову В.И. не были предъявлены какие либо другие документы по экспертизе кроме заключения, чем существенно были ограничены его права на защиту.

Осуществляя судебно-экспертную деятельность, эксперт должен руководствоваться действующими в Украине нормативно-правовыми актами и принимать меры к устранению допущенных правовых нарушений. При проведении данной экспертизы эксперт Пашков В.В. допустил следующие нарушения нормативных требований п.п.2,2(2), 3,4 и 14 «Научно-методических рекомендаций по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований», утвержденных Приказом Министерства юстиции Украины № 53/5 от 08.10.1998 года:

- в соответствии с п. 2 не потребовал от следователя предоставить на исследование экспериментальные и условно-свободные образцы почерка;

- в соответствии с п. 3 не потребовал от следователя подтвердить достоверность свободных образцов почерка и оформить это надлежащим образом;

- не проверил, одним ли лицом исполнены документы, и не оформил это надлежащим образом (после ознакомления в суде Раздоровой Л. О. с вышеуказанными образцами выяснилось, что на них имеются записи, изготовленные пятью разными лицами, некоторые документы полностью изготовлены не ею).

Заключение № 124/1 от 28.03.2011 года, составленное Пашковым В.В. не отвечает требованиям действующего законодательства Украины. Допущенные грубые нарушения ставят под сомнение - привлекается ли он вообще к проведению экспертиз. Так, в соответствии с п. 4.12 Инструкции кроме сведений о себе, которые указал Пашков, во вступительной части он не указал класс судебного эксперта, ученую степень, номер свидетельства о присвоении квалификации судебного эксперта, используемые им нормативные акты и литературу. В исследовательской части Пашков, нарушая требования Инструкции, не описал состояние объектов исследования, использованные методы (методики) исследования, условия их использования.

В соответствии со ст. 8 «Закона Украины о судебной экспертизе» методики проведения судебных экспертиз подлежат аттестации и государственной регистрации в соответствии с п. 2 «Порядка аттестации и государственной регистрации методик проведения судебных экспертиз» утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины № 595 от 2.07.2008 года. При проведении судебных экспертиз в Украине не могут применятся незарегистрированные или секретные методики исследований.

Из заключения эксперта 5124/1 от 28.03.2011 года невозможно сделать вывод - какой методикой он пользовался, насколько точно ее придерживался и при каких условиях он ее использовал, что ставит под сомнение достоверность и законность экспертизы.

В ходе судебного следствия эксперт Пашков В.В., будучи допрошенным, отвечая на прямые вопросы какой методикой он пользовался, не сообщил суду о применяемой им методике, предложил присутствующим почитать учебник криминалистики и рассказал, что в своей деятельности руководствуется секретными ведомственными приказами.

Данное заявление является или разглашением служебной тайны, или издевательством над судом, или ставит под сомнение его психическое состояние. Оценивая заключение эксперта № 124/1 от 28.03.2011 года суд должен учитывать, что оно противоречит другим материалам дела. Так, ознакомившись с ним Раздорова Л.О. прямо указала в протоколе, что не согласна с выводами экспертизы, Будучи допрошена в качестве свидетеля однозначно указала, что никогда и ни при каких обстоятельствах не заполняла доверенность ЯМВ №741750 от12.07.2007 года. Следователь вопреки здравому смыслу, получив отрицательный ответ, не предъявил Раздоровой Л. О. для устранения противоречий указанный документ и материалы, которые были использованы в качестве образцов почерка. При ознакомлении с заключением Раздоров В.И. указал, что выводы эксперта не соответствуют действительности и неоднократно заявлял ходатайства о проведении повторной экспертизы. Будучи допрошенным в качестве свидетеля, Раздоров И.В. сообщил, что показывал образцы почерка Раздоровой Л.О. и фотокопию доверенности ЯМВ №741750 от12.07.2007 года  ведущим экспертам Украины и везде получил однозначный ответ, в том числе и официальный из Киевского «ГНИИСЭ судебных экспертиз» о том, что доверенность исполнена не ею, а другим лицом.

Бесспорным является факт того, что при проведении экспертизы были допущены нарушения требований действующего законодательства Украины, нарушены процессуальные права Раздорова В.И., использовались недостоверные источники образцов почерка и, учитывая заявление на допросе в суде Пашкова В.В. об использовании всех девяти документов в качестве образцов почерка Раздоровой Л.О., выводы его заключения не могут быть признаны обоснованными и верными.

Понятно, что при такой постановке вопроса – если заключения экспертизы будут признаны неверными – то эксперт не сможет просто сослаться на ошибку. За это предусмотрена уголовная ответственность.

Информация предоставлена стороной защиты по данному делу.

2855

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.