Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


СБУ выполняет заказ российских корпораций? И при этом «топит» их конкурентов – украинские госпредприятия

20.02.2012 13:46:00

Газета «Лица» продолжает следить за ходом процесса по делу о хищениях палладия из хранилища Днепропетровского УСБУ.

Анализ материалов и показания связанных с уголовным делом лиц дали основание предложить свою, журналистскую версию произошедшего, согласно которой основной мишенью злоумышленников стал не драгметалл стоимостью в миллионы гривен, а днепродзержинское госпредприятие, на котором он был изготовлен.

Палачи из Минтопэнерго

Операции по переделу имущества на территориях других государств, как правило, планируют и проводят бывшие и настоящие сотрудники спецслужб. Во многих развитых странах такая деятельность вне закона. В России, например, недавно подписан закон об уголовном наказании за подкуп иностранных чиновников. Однако он не сильно пугает желающих избавиться от сильного конкурента – как это видно из ситуации вокруг Приднепровского завода цветных металлов (ПЗЦМ).

В 90-е годы ПЗЦМ создавался для реализации национальной программы «Украинское золото», одной из задач которой была переработка драгметаллов – золота и платиноидов, содержащихся в промышленных приборах и оборудовании.

«Данный завод уникален. В самом начале работы его тогдашний директор Кадочников обеспечил такую высокую рентабельность, которую, наверное, не сможет достичь ни один завод. Изготовление банковских металлов говорит само за себя. Раньше подобные заводы были только в России и Германии – туда и отправлялись все заказы, – рассказал автору арбитражный управляющий предприятия Александр Рудницкий. – Но наш создал им серьезную конкуренцию. Те стали терять заказы. Именно экономическое противостояние и явилось причиной того, что ПЗЦМ стали просто убивать. И занимается этим российская сторона по договоренности с кем-то из украинского Минтопэнерго».

В России имеется пять подобных заводов, но они уступают Днепродзержинскому по мощности и качеству оборудования. Анализируя открытые публикации, напрашивается вывод о том, что 5 лет назад компания «Росатом» через своего крупного подрядчика «Драгцветмет» начала операцию по захвату конкурента – ПЗЦМ. 

В это время на заводе начались крупные хищения драгметаллов, в частности платины на 50 млн грн., палладия на 1 млн грн. и др. Бывшие сотрудники украинских спецслужб считают, что воровство металла являлось инструментом банкротства. Что косвенно подтверждается тем, что фигуранты уголовного дела по хищению палладия скрывались в России.

«Хищения с объекта последующего захвата являются самым экономически выгодным и простым способом доведения до банкротства, т.к. не надо ничего ломать, взрывать (привлечет внимание общественности) и деньги никуда не деваются, – рассказал автору ветеран КГБ-СБУ. – Единственное необходимое условие – влияние на местные правоохранительные органы. Именно в этом произошел сбой».

Назвал виновных – иди в СИЗО

В мае 2006 года УСБУ в Днепропетровской области возбудило уголовное дело № 214 по факту покушения на контрабанду из Украины в Люксембург в адрес фирмы «Metalltrading international S.A.» палладия общим весом примерно 16,8 кг, явля­ющегося собственностью госпредприятия ПЗЦМ, совершенного должностными лицами указанного предприятия.

Расследуя дело, следователь СБУ Владимир Растворов, обнаружил документы, свидетельствующие об умышленном доведении завода до банкротства. В Главном следственном управлении СБУ состоялось два заслушивания по делу, после второго следователю четко дали понять, что на третье заслушивание он может приехать только с рапортом на увольнение.

Следователь проявил принципиальность и довел дела до суда, чем вскрыл механизм банкротства предприятия, а также, что наиболее болезненно в тайных операциях, лиц, через которых это осуществлялось. В ходе расследования следователь получил информацию, которая может сильно препятствовать доведению до конца операции по захвату завода.

Хронология событий

6 июня 2008 года Министерство топ­лива и энергетики Украины приняло решение о ликвидации предприятия. Дело о банкротстве предприятия было возбуждено 28 августа 2008 года.

В апреле 2009 г. Высший хозяйственный суд Украины удовлетворил исковые требования ОАО «Изоляция» и отменил решение Хозяйственного суда Днепропетровской области о ликвидации ПЗЦМ от 2 октября 2008 года. Со стороны Минтопэнерго ликвидационная процедура была приостановлена.
В мае 2009 года ОАО «Изоляция» инициировала новую ликвидационную процедуру ПЗЦМ.

В июне 2009 года Хозсуд области принял решение о введении процедуры распоряжения имуществом ПЗЦМ.

Учитывая личные качества и профессионализм следователя, в отношении его средствами тайных операций, с использованием провокатора и фальсифицированных документов, было возбуждено уголовное дело, и он уже около года находится в СИЗО.

«Мое задержание вполне могло быть результатом того, что я мешал забрать завод, – считает Владимир Растворов. – В феврале 2007 года я изъял важные документы, контракт, дополнительные соглашения. Там были записаны заведомо невыполнимые условия сделки, заложены высокие пеня и штрафы – все это загоняло завод в долги перед российской компанией на сумму в 3 миллиона евро. По условиям контракта завод должен был выполнить определенную работу. Но так как на февраль все сроки исполнения были просрочены, то задним числом были составлены дополнительные соглашения о том, что в случае неисполнения заводом своих обязательств (уже фактически неисполненных!) предприятие должно было выплатить 3 миллиона евро. Именно по этим документами офшорная компания москвичей «Транс-Европа» через арбитраж намеревалась стать основным кредитором ПЗЦМ. Изъятием документов я помешал это осуществить. С этого и начались мои проблемы».

По мнению арбитражного управляющего ПЗЦМ, дело с хищением палладия до конца не доведено. «Без серьезного прикрытия со стороны могущественных покровителей провернуть такую операцию было бы невозможно. Один человек этого не сделает, – рассуждает он. – Удивляет, почему следствие не ввело гражданским истцом пострадавшую сторону – сам завод ПЗЦМ? Никто не пытается возместить предприятию убытки. А ведь эти средства могли бы способствовать его санации – чтобы хоть какая-то часть завода осталась в собственности государства. Непонятны подобные действия прокуратуры».

Фиктивное банкротство подтвердило КРУ

Пытаясь давлением разрешить ситуацию, директор завода инициировал несколько обращений министра к Председателю СБУ. В  них Минтопэнерго требовало вернуть госимущество (изъятые и направленные на хранение в УСБУ палладиевые токоподводы) и всячески поливало грязью СБУ, якобы подрывающую в глазах очень ценного иностранного контрагента (офшорной компании) деловую репутацию предприятия.

СПРАВКА

ГП «Приднепровский завод цветных металлов» – крупнейший в Украине переработчик лома и отходов драгоценных металлов, создан в 1997 году на промплощадке бывшего ПХЗ. Предприятие не ведет хозяйственной деятельности. Балансовая стоимость активов – около 26 миллионов гривен.

В 2009 году под председательством замгубернатора Днепропетровщины Виктора Сергеева состоялось совещание, посвященное выводу из тяжелой финансовой ситуации ПЗЦМ. Его итогом стало письмо к министру топлива и энергетики Юрию Продану с требованием не допустить ликвидации предприятия. На заседании отмечалось, что уже более двух лет Минтопэнерго и его министр занимают странную позицию, пытаясь ликвидировать завод, который, владея уникальным оборудованием, мог бы нести золотые «яйца» и на который пару лет назад положил взгляд российский конкурент – компания «Драгцветмет».

«В присутствии замгубернатора Сергеева был задан вопрос: отчего не пускают на территорию ПЗЦМ потенциальных инвесторов, – вспоминает Александр Рудницкий. – Ответ один: принято решение ликвидировать завод, никого туда пускать не будем. Пускай инвестор предоставит нам план санации, а там – посмотрим. Но как можно составить такой план, не видя самого объекта, не проведя его инвентаризации? В общем, такое впечатление, что инвестор государству не нужен – как и работающий завод».

По данным КРУ, предприятие находится в крайне критическом состоянии, завод не работает уже почти два года: в результате того, что мощности предприятия опломбированы ликвидационной комиссией в соответствии с приказом Минтопэнерго. «По результатам анализа, проведенного во время аудита Днепропетровским областным управлением по вопросам банкротства, по ПЗЦМ выявлены признаки доведения до банкротства и его сокрытия», – сообщили в КРУ. Критическое состояние завода, согласно выводам КРУ, является результатом бездеятельности органов управления и бывшего руководства предприятий.

«Непонятна позиция государства, – удивляется Александр Рудницкий. – Изначально позиция Минтопэнерго была – ликвидировать предприятие. Отчего не были организованы проверки? Ведь КРУ однозначно сделало вывод о фиктивном банкротстве. Нормальный собственник в таких случаях принимает решения о смене руководства предприятия, дополнительном кредитовании, сохранении рабочих мест, усиливает контроль за работой завода. Но министерство решает ликвидировать».

Должник, он же кредитор

Зато, если принять версию о намеренном развале завода конкурентами с привлечением украинских чиновников и силовиков, все становится на свои места. Заинтересованным лицам нужно не восстановление ПЗЦМ, не его санация, а именно его ликвидация.

На сегодняшний момент иницииру­ющим кредитором ПЗЦМ в процедуре банкротства является госпредприятие «Изоляция». Оно выступило с предложением о санации данного производства. «Но в определенный момент на предприятии появляется представитель Минтопэнерго – некий арбитражный управляющий Виталий Танич (фамилия изменена) – который участвовал в схеме банкротства, – рассказывает Александр Рудницкий. – В этот период также «появляются» две фирмы, которым завод якобы задолжал около 52 миллионов гривен. К счастью, решением Хозяйственного суда сделки ПЗЦМ с ними были признаны недействительными, а долги, соответственно, фиктивными. По сути, было организовано фиктивное банкротство предприятия».

По словам Александра, с этого момента началось противостояние: неподача документов, недопуск арбитражного управля­ющего и председателя комитета кредиторов и представителей «Изоляции» на завод. На сегодняшний день оборудование, которое в свое время было арендовано у ПЗЦМ некой фирмой «Сермета», стоит в здании, проданном фондом госимущества – эти помещения также принадлежали ПЗЦМ. Но данное оборудование технологически не может быть демонтировано из данного помещения.

А между тем «Сермета» уже также находится в процедуре банкротства, помещения распроданы, а договора аренды «затерялись». В то же время «Сермета» в лице того же Танича выходит с предложением к потенциальному инвестору выкупить данные помещения.

Налицо явный парадокс: государству принадлежит высокорентабельный завод, и если все видят, что его умышленно доводят до банкротства – то нужно сменить менеджмент предприятия, поставить людей, которые могут его поднять. «Но вместо этого принимается решение о ликвидации ПЗЦМ, а руководителями назначают далеких от производства людей и типичных пьяниц. Которые просто добили завод, – говорит Рудницкий. – И тут на горизонте появляется Танич, который вначале появляется в арбитраже от стороны кредиторов, а затем… выступает по доверенности от самого ПЗЦМ. И признает фиктивную кредиторскую задолженность!»

КСТАТИ

Любопытной представляется тенденция, в соответствии с которой к переделу собственности привлекается СБУ. Причем в активе необязательно заинтересована группа Левочкина – Фирташа – Хорошковского. Зачастую в прибытке остаются третьи лица, отмечали в декабре «Комментарии».

Активами мало значимых для «семьи» товарищей она расплачивается за налаживание отношений с крупным российским бизнесом. В Украину зашли и получили в управление уникальные активы компании, которые не могли этого сделать ни при Кучме, ни при Ющенко. Например, «Росатом» имеет все шансы установить контроль над украинским гос­предприятием ПЗЦМ.

Смена вектора украинской внешней политики помогла с неожиданным результатом завершить многолетний спор между подрядчиками «Росатома» и компаниями, близкими к Анатолию Близнюку, длившийся вокруг ПЗЦМ. «Росатом» в итоге купил самый крупный актив, контроль над которым приписывался семье Близнюк.

ПЗЦМ стал объектом затяжного конфликта между «Драгцветметом» (крупный российский подрядчик «Росатом») и донецкими инвесторами. Близкая к Близнюку-старшему «Изоляция» числилась одним из ведущих кредиторов ПЗЦМ. Несколько лет назад она поставила заводу крупную партию лома платины, а завод не вернул ни денег, ни лома. Менеджмент ПЗЦМ в этом конфликте выступал на стороне «Драгцветмета». Подрядчик «Росатом» хотел обанкротить ПЗЦМ.

В 2009-м «Росатом» считался для Киева стабильным и безальтернативным партнером, но не более того. Но уже через год после президентских выборов осторожное отношение сменилось огульным доверием.

Министерство, СБУ и таможня на службе рейдеров?

Сегодня завод стоит, сотрудники уволены, накоплены долги по зарплате и налогам. И несмотря ни на что, предприятие может продолжать эффективно работать. Для этого требуется просто не мешать инвестору зайти на территорию и провести инвентаризацию, составить и реализовать нормальный план санации, провести мировые соглашения и сделать инвестиции, погасив долги по зарплате и налогам.

«Находите и наказывайте виновных, возвращайте деньги, боритесь с дебиторской задолженностью. Но надлежащего контроля со стороны государства нет. Кажется, что завод именно топили с подачи Минтоп­энерго фискальные службы, те же СБУ и таможня. Когда смотришь общую картину – создается стройная мозаика, сложенная из отдельных, строго подобранных элементов», – резюмирует арбитражный управляющий.

См. также Судебно-экспертное дышло в деле о миллионных хищениях из СБУ

Виктор Пшонка: ­«По материалам газеты «Лица» Генпрокуратура может возбудить уголовное дело»

4110

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.