Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Общество


Не доживать, а жить

20.04.2012 15:11:31

Похоже, проблемы жильцов Днепропетровского гериатрического пансионата в современных условиях, на самом деле, не решаемы…

Гериатрия – раздел медицины,
изучающий болезни людей пожилого и старческого возраста,
разрабатывающий методы их профилактики и лечения.

Словарь Ефремовой

Днепропетровский  гериатрический пансионат – одно из крупнейших учреждений в Украине, обслужива­ющее престарелых, инвалидов и граждан с психическими заболеваниями, нуждающихся в посторонней помощи. Более полутысячи подопечных и более 200 работников «населяют» гиганта, притаившегося на окраине Днепропетровска на ул. Гаванской, 15.

Со стороны жизнь в этом коммунальном учреждении может показаться довольно спокойной и обыденной, но на самом деле это не так…

На живописном берегу Днепра, на тихой окраине мегаполиса, расположилось коммунальное учреждение «Днепропетровский гериатрический пансионат» Днепропетровского областного совета (КУ ДГП ДОС). Пансионат является стационарным со­циаль­но-­медицинским учреждением общего типа для постоянного проживания в нем граждан преклонного возраста, ветеранов войны и труда, инвалидов, а также людей с психоневрологическими заболеваниями, которые нуждаются в постороннем присмот­ре, бытовом и медицинском обслуживании. Он рассчитан на 605 подопечных при 240 работниках – это одно из самых больших учреждений такого типа в Украине.

По словам представителя областной общественной организации «Воплощение» Евгения Сачука, этот пансионат показывает хорошие результаты и является не самым худшим в области. «Интернаты вообще в ужасном состоянии, но этот еще ничего», – говорит Сачук.

Слова волонтера о плохом состоянии украинских интернатов для инвалидов и престарелых подтверждает и официальное исследование Счетной палаты Верховной Рады Украины. В июле 2011 г. коллегия Счетной палаты обнародовала результаты проведенного анализа: на протяжении 2009-2010 гг. Мин­соцполитики, Минфин и местные госадминистрации не исполнили законодательно установленные полномочия относительно предоставления престарелым и инвалидам бесплатных социальных услуг в надлежащих объемах.  В Днепропетровской, Львовской и Харьковской областях, которые были охвачены анализом Счетной палаты, инвалидов и престарелых не обеспечили минимальным социальным обслуживанием. Не соблюдались нормы условий проживания, не предоставлялся полный объем реабилитационных услуг. Кроме того, не развивалась ма­териально-техническая база учреждений.

В 2010 году на Днепропетровщине не получили надлежащих услуг 33,5 тыс. человек пожилого возраста и инвалидов (31% нуждавшихся в обслуживании).

Также,  согласно  заключению  Счетной палаты, Днепропетровская и Харьковская обл­госадминистрации в 2009-2010 гг. не соблюли требования законодательства по обеспечению учреждений соцзащиты кад­рами, способными оказывать квалифицированные услуги. В частности, штат работников Днепропетровского гериатрического пансионата в 2010 г. был ниже норматива на 11%.

Работать подано

Острую нехватку кадров ощущают и подопечные пансионата. «Их мало (сотрудников – авт.), на 90 человек здесь должно быть, во-первых, две раздачи. Медсестер понять можно – их гоняют, они тут вкалывают. Все чистят и за всем следят. Их эксплуатируют и мало платят. Нет самой простой техники. Им приходится тягать больных самим», – рассказывает один из подопечных.

На подъезде к пансионату, где проживают инвалиды. А вот и соответствующий дорожный знак: «Въезд воспрещен, кроме инвалидов»

В том, что персонал здесь работает в поте лица и практически «за спасибо», убедился и корреспондент газеты «Лица», неоднократно посещавший ДГП. Проблема нехватки кад­ров кроется даже не в экономии денег администрацией, а в том, что потенциальные работники попросту не хотят сюда идти: маленькие заработные платы, высокая психо­эмоциальная нагрузка и отдаленное расположение – факторы, значительно снижающие привлекательность работодателя.

Для того, чтобы решить кадровую проб­лему,  администрации  приходится  порой брать низкоквалифицированных работников. Жильцы пансионата жалуются – им это может стоить жизни. «Я сообщаю санитарке, что она обязана прийти, показать ампулу, а потом уколоть. В палате лежит такой дедушка, который не в состоянии ни ответить, ни сказать. Она приносит 10 наполненных шприцов и говорит: «Архипов, оголяйте ягодицу». Тот молча оголяет. Я вмешиваюсь: «Секундочку, подождите, не колите». Она в грубой форме просит меня не лезть не в свое дело. Тем не менее, я продолжаю: «Подождите, я Вам хочу сказать для Вашего блага– он не Архипов, а Агапов! А если бы вы укололи препарат, который Агапову противопоказан?» – вспоминает бывший подопечный пансионата Владимир Семченко. Информацию о том, что в шприцы набирают лекарства не при больных, подтвердил и другой подопечный, просивший не указывать его имени.

В связи с нехваткой персонала и оборудования, для работы (поднять или положить) с лежачими подопечными используют жильцов пансионата с психическими расстройствами – психохроников. С одной стороны, такие действия создают дискомфорт для инвалидов, а с другой – нарушают права людей с психическими заболеваниями. Психохроники, по словам подопечных, небрежно и поднимают, и кладут «лежачих».

В последнее время кадровая проблема решается: по официальным данным, количество сотрудников составляет 234 человека, что на 34 человека больше, чем в конце 2010 года. «По штатному расписанию в пансионате должны работать 242 работника, но на сегодняшний день работает на 42 человека меньше», – напомним, писали «Лица» в декабре 2010 года в статье «Пансіонат для літніх людей – яблуня, яку відрубали від коріння».

За кулисами пансионата

За все время существования коммунальное учреждение сформировало свои правила, традиции и «закулисную» систему – крепкую, несгибаемую и довольно скрытную. О том, что происходит в пансионате на самом деле (между администрацией и подопечными), вряд ли достоверно узнает посторонний человек – будь-то представитель какой-либо проверки, комиссии или правозащитник.

Сталкиваясь один на один с проблемами в пансионате, подопечным не остается ничего другого, как писать письма во всевозможные инстанции, народным депутатам, а порой, и вовсе ехать в Киев.

Например, Владимир Семченко, 56-лет­ний инвалид. Он неоднократно ездил в Киев, будучи парализованным на обе ноги, с частично парализованными руками (работают только по два пальца на каждой руке)!

«Я хочу получать то, что положено государством, и чувствовать себя полноценным членом общества, – говорит Владимир. – Не хочу «доживать» – хочу жить!»

«Когда в 2009 году я понял, что вплоть до областного уровня все заблокировано (т.к. все обращения игнорировались – авт.), просто сел в поезд и поехал в Киев. Под моим обращением тогда подписалось 30 человек. Посетил я администрацию Президента, МВД, Нину Карпачеву, а также Министерство труда и соцполитики», – вспоминает Семченко. Через некоторое время, по факту жалоб подопечных, в пансионат приехала комиссия, но существенных нарушений не выявила.

Зато администрация учреждения стала искать «бунтаря».

Впоследствии, по словам Владимира Семченко, от коллективной жалобы отказалось 25 человек. Инвалида стали обвинять в подделке подписей. Сам Семченко признается, что подписался только вместо одной женщины – она без рук, но подопечная дала свое согласие.

2010 год для Семченко был похож на 2009-й – поездка в Киев, жалобы, комиссия, но – тщетно.

«А в 2011 году уже смешнее начинается. Мне предлагают выбрать любой интернат, вплоть до Крыма. Начинаются угрозы, стали приходить посторонние люди. Я же не даю покоя, не даю воровать», – рассказывает он. В итоге, традиционная поездка на ВТЭК (врачебно-трудовая экспертная комиссия) закончилась для Владимира ссылкой в Крым.

Ввиду того, что инвалиду Семченко нельзя переохлаждаться, проверки ВТЭК он попросил не в декабре, как это всегда происходило, а в ноябре. Его усадили в «Газель» и привезли… под Самарский райотдел милиции. «Заскакивает человек и, вместе с охранником (сидевшим в «Газели» – авт.), валят меня вместе с коляской, начинают лупить. Срывают куртку, сумку с деньгами и документами, забирают мобильный. Идут в паспортный стол и выписывают. Потом на «Ладе Калине» везут в сторону Запорожья», – рассказывает инвалид.

Сначала Владимир Семченко думал, что везут в специнтернат в Вовчанск, но потом видит – Мелитополь, Чонгар. В 18:00 15 нояб­ря инвалида привезли в село Соленое озеро – Соленоозерский дом-интернат.

«Меня высаживают из машины, возвращают телефон и деньги. Определяют в карантинное отделение. Ну что, первым делом– сообщить маме. Набираю номер, а на экране телефона – «вставьте сим-карту»! Мало того, пропала еще и карта памяти на 4 Гб, блокнот с номерами телефонов. Директор говорит, что «не при делах». Я ему сразу же объяснил, что он нарушает ст. 146 УК «Незаконное ограничение свободы». Я отказался от приема пищи. Причины две: первая – мне с первого же дня начинают угрожать подопечные прямо при директоре, вторая – пища приносится со стороны, раздается не с общего котла. Они могли подсыпать психотропных препаратов или нейролептиков, после чего человек становится безвозвратно невменяемым», – рассказывает он. Семченко объявляет голодовку – 38 суток ничего не ест.

В конце концов у него получается купить, как он говорит, у одного подопечного-алкоголика сим-карту и отправить сообщения друзьям, а также во все возможные инстанции. Инвалид добивается «освобождения»: «Забегали они. Утром 22 декабря медсестра говорит: «Пиши заявление на отпуск». Директор приезжает из Джанкоя, отдает документы, правда, пенсию так и не доплатили. Я взял магнитофон, несколько дисков и несколько книг, две рубашки и двое штанов. Вызвал такси и уехал оттуда».

С декабря 2011 года Владимир Семченко проживает  в  палате  для бездом­ных одной из днепропетровских больниц.

Перевод  Владимира Семченко в Крымский спецдом-интернат  был официальным, на основании приказа директора КУ ДГП ДОС от 16.11.2011 г. №315. Хотя инвалид заявляет, что он об этом не знал. В частности, в ответе  Днепропетровского областного Управления труда и соцзащиты населения на письмо его матери о причине исключения из ДГП значится: «За время пребывания в гери­атрическом  пансионате Владимир Семченко, основываясь на докладных обслуживающего персонала пансионата, постоянно злоупотреблял алкогольными напитками и в состоянии алкогольного опьянения периодически устраивал дебоши с высказываниями угроз в адрес подопечных и персонала пансионата».

Но как парализованный человек может устраивать дебоши и угрожать физической расправой, как это значится в заявлениях, составленных милицией?

Безусловно, недовольны далеко не все подопечные. Наоборот, многие благодарят персонал и администрацию. «Здесь живет мой дедушка. Он сам принял решение переехать в пансионат, ему здесь очень нравится. Он иногда выпивает, а дома запрещали, поэтому ему здесь хорошо – у него много друзей», – рассказала внучка одного постояльца.

«Дело Дроздова»

Задокументированным примером нарушения прав инвалида стало судебное разбирательство ДГП с подопечным Борисом Дроздовым. Поступив в пансионат, Борис Яковлевич изъявил желание самостоятельно оплачивать проживание в пансионате (не за деньги бюджета), что и осуществлял на основании договора №16. Почти год он добросовестно платил, но потом стал интересоваться, за какие именно услуги он перечисляет деньги. В итоге Дроздов попросил изменить условия договора, исключив услуги, в которых не нуждается. Это право инвалидов закреплено ст.39 ЗУ «Об основах соцзащиты инвалидов в Украине»: «Инвалид имеет право выбора конкретного вида социальной помощи. Инвалид может отказаться от того или иного вида социальной помощи, если она не в полной мере соответствует его потребностям. В таком случае инвалид вправе самостоятельно решать вопрос об обеспечении себя конкретным видом помощи за счет собственных средств с учетом компенсации стоимости аналогичного вида социальной помощи, представляемой государственным органом», – говорится в Законе.

За несоблюдение условий договора администрация пансионата подала на Дроздова в суд.

«Я оплачивал свое проживание самостоятельно в соответствии с договором №16. Директор хочет расторгнуть договор и вынудить меня перейти на так называемую бесплатную основу. В этом случае администрации и вышестоящим инстанциям намного проще разворовывать бюджетные деньги. С этой целью администрация пансионата затеяла судебный процесс, который сейчас продолжается», – писал Дроздов в различные инстанции.

В течение 2009-2011 годов коммунальное учреждение периодически обращалось в суд о взыскании с Дроздова накопленной задолженности и расторжении заключенного с ним договора в судебном порядке. Борис Яковлевич считает, что желание разорвать договор – ни что иное как намерение скрыть информацию о выделяемых бюджетом «копеечках» и реальных (а не по бумагам) расходах.

15 февраля 2011 года приказом директора коммунального учреждения Борис Дроздов был отчислен из пансионата.

«С 15 февраля я жил в пансионате в условиях осадного положения. Мне удалось договориться с женщиной, которая периодически приезжала и привозила мне пищу, убирала в комнате, забирала вещи в стирку. Договориться о таких услугах с сотрудниками и подопечными пансионата было невозможно, так как их ожидали репрессии со стороны администрации пансионата», – писал он в инстанции.

По протесту прокуратуры области инвалид 2 группы, который не может самостоятельно передвигаться, Дроздов был восстановлен в списках пансионата, а против экс-директора возбудили уголовное дело за превышение служебных полномочий.

Сейчас Борис Яковлевич отдает практически все свои средства на погашение задолженности, назначенной судом, а 1 марта 2012 года в счет долга за проживание в пансионате у Бориса Дроздова конфисковали ноутбук, мышь, принтер, электрочайник и фотоаппарат.

Кстати, до инвалидности Дроздов работал преподавателем в Днепропетровской металлургической академии, где 35 лет преподавал на кафедре термической  обработки металлов, а его научная деятельность  насчитывает 50 научных трудов и различных исследований.

Два Верхнеднепровска

Масштабы  финансирования  Днепропетровского гериатрического  пансионата впечатляют. Согласно нормам, подопечные ДГП должны быть обеспечены жильем, обувью и одеждой, постельным бельем, мягким и твердым инвентарем, столовой посудой, рациональным  четырехразовым питанием (по надобности – диетическим), круглосуточным  мед­обслуживанием, слуховыми  аппаратами, очками,  протезно-орто­пе­ди­ческими изделиями, зубным протезированием, специальными средствами передвижения  (кроме  моторизированных), медикаментами и жизненно необходимыми лекарствами, трудотерапией и т.д.

Головоломка из «красного уголка» ДГП: как зажечь бра, если поблизости нет розетки

На  содержание  ДГП  в  2011  году было  израсходовано  12.592.380,00  гривен, а в 2012 году планируется выделить 13.549.170 гривен – т.е. более 1.860 грн. в месяц на одного подопечного.

Для сравнения: годовой бюджет города Верхнеднепровска (население, при переписи 2001г., составило 16.680 человек) в 2011 году был 7 млн грн.; на областную программу «Здоровье детей и матерей Днепропетровщины» в 2012г. запланировано 8 млн грн…

Таким образом, данное коммунальное учреждение обеспечено неплохим государственным финансированием (плюс помощь благотворительных фондов).

Хорошее финансирование ДГП не позволяет отремонтировать помещения?

Однако, по словам его обитателей, вместо новой одежды и постельного белья, которое должно выдаваться «с нуля», выдают б/у.

Еще их удручает, что помещения пансионата не оборудованы пандусами, что затрудняет передвижение колясочников и увеличивает риск их травматизма. Впрочем, проблема с пандусами не решается на протяжении 32 лет существования интерната…

Последние глотки жизни

Физически ущемленные люди больше других хотят жить полноценной жизнью. Малейшая несправедливость со стороны персонала, проявленная, например, в столовой, где на 10 мл не долили кефира, несомненно, будет зафиксирована в памяти у подопечного. Что уж говорить о более существенных обидах? Здесь их, проживших целую жизнь, не обманешь!

С другой стороны, действительно, стариковские жалобы выслушивать не хочет никто: ни персонал, ни администрация, а тем более власть. Ими никто не занимается, поэтому они спиваются, занимаются выяснением отношений, зачастую жестоким.

Похоже, проблемы жильцов Днепропетровского гериатрического пансионата в современных условиях, на самом деле, не решаемы…

12020

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.