Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать

Происшествия


Какой «находчивый» нынче прокуроришка пошёл!

25.04.2012 14:48:00

Прокурор Лысенко С.М. со своим подельником-следователем Самарцом А.И. возбуждает уголовное дело на голом месте, а затем сам же командует парадом экспертизы.

Создаётся небезосновательное впечатление, что прокурор Кировского района г. Днепропетровска, наш старый, но не очень добрый знакомый Лысенко С.М. пытается попасть в Книгу рекордов Гиннесса – по количеству и тупости «ляпов» в одном уголовном деле. По иронии судьбы и по своему недопониманию серьёзности ситуации, для рекорда облюбовал уголовное дело по обвинению Вашего покорного слуги, Дедова Б.И.

Я долго (почти 4 года) щадил и читательскую аудиторию, и «рекордсмена» Лысенко С.М. с его «липорассадником», я взывал к благоразумию все уровни прокурорской структуры, я доходчиво раскладывал по полочкам со страниц газет и официальных жалоб доводы о намеренной фальсификации прокуратурой доказательств обвинения. Я осторожно, чтобы не перегружать не привыкшую к умственному труду прокурорскую публику, нежно и дозированно излагая факты и разбирая по кирпичику обвинительное заключение, пытался донести до суда и прокуратуры заведомую бесперспективность липового обвинения против меня, – но мой гуманный поход не был оценён.

Начну сначала. Краткое содержание предыдущих серий, так сказать.

Когда мобилки были большими, а я ещё верил в объективное правосудие, я делал ставку на то, что суд услышит меня и увидит беспрецедентную липовость обвинения. По-моему, тогда ещё неиспорченному особенностями национального правосудия мнению, судья уделит часик-другой художественному чтению нехудожественных сочинений прокурора Лысенко о том, как можно украсть деньги посредством кассовых аппаратов вообще и кассовых аппаратов, принадлежащих другому хозяйствующему субъекту, в частности; я полагал, что суд будет интересоваться у прокуратуры, как же можно обналичить через какую-то фирму денежные средства, которые я и так уже, якобы, получил наличными. А тот «факт», что я эти средства «легализовал» путём приобретения автопарка и иных ценностей, – из которых у меня, по странному стечению обстоятельств, оказалась только квартира, полученная в наследство от отца!

Я, предвкушая скорое окончание этого шабаша, подал суду соответствующее ходатайство о прекращении уголовного дела, но не тут-то было. Оказалось, что ходатайство преждевременное и, несмотря на то, что вещественных доказательств нет, а результаты исследовавшей отсутствующие доказательства экспертизы вызывали серьёзные сомнения даже у суда, необходимо было, в духе Системы, и далее тратить время жутко загруженного суда, деньги обнищавшего государства и здоровье офигевших от беззакония подсудимых: ещё годика 3-4 – для того, чтобы дать фору прокурору в надежде, что национальные правовые традиции будут соблюдены и оправдательный приговор выносить не придется.

Далее появился допрос эксперта, которая под чутким руководством Лысенко сваяла на досудебном следствии подобие экспертизы, выявившей, что я натырил почти 900.000 гривен на кассовых аппаратах, принадлежащих другим предприятиям.

Для эксперимента, поинтересуюсь, читатель, у тебя, как у человека, далёкого от процессуальных баталий: «А что, если ты – следователь прокуратуры, а я – стырил 900.000 грн. на кассовых аппаратах, принадлежащих Пупкину, – твои действия?»

Ответ прост, как всё гениальное: «Пупкина – допросить, кассовые аппараты – изъять! Правильно?»

Понятно всем, кроме, как выяснилось, прокурору Лысенко С.М., т.к. оба Пупкины до сих пор не допрошены, кассовые аппараты изъяты не были аж до последнего момента.

Пришлось примерить на себя несвойственную подсудимому функцию следствия и убедить суд дать поручение прокуратуре выявить, изъять и доставить в суд орудия преступления – кассовые аппараты, которых на протяжении 4 лет досудебного и судебного следствия никто не видел и даже не искал.

Не буду повторяться, ситуация с путаницей в названиях кассовых аппаратов и с детективной историей их поиска, со всеми пикантными подробностями, описана в №21 газеты «Лица» от 14 марта 2012г. Напомню только, что суд упорно называл эти аппараты «Эрой», прокурор искал «Мини», а в органах ГНИ они назывались «Датексами». Около года назад судом было удовлетворено ходатайство защиты и вынесено постановление, которым сторона обвинения обязывалась разыскать и изъять кассовые аппараты с присвоенными фискальными номерами 0465003144, 0465003145, контрольно-кассовый аппарат «Эра-101-К.04» (фискальный номер 04655002607). В июле 2011 года Лысенко отписался в том русле, что указанные кассовые аппараты не могут быть предоставлены, т.к. они украдены ещё 08.04.2008 г. у директора парка Глобы – Кравченко, о чём ею подано заявление в милицию.

Данное поручение было повторно дано судом 11.08.2011 года.

19.08.2011 прокурор предоставил отписку, что контрольно-кассовые аппараты, затребованные судом, – «Эра-101. К.04» с фискальным номером 0465002607, «Эра-212.03» с фискальным номером 0465003144 и «Эра-212.03» с фискальным номером 0465003145, находятся по адресу: г. Днепропетровск, ул. Вокзальная, 6, ООО «Эско-Днепр» и ул. Курчатова, 10 – ООО «Допас».

Вся изюминка в том, что прокурор Лысенко С.М. не предоставил суду информацию, где пребывает кассовый аппарат «Эра-101-К.04» (фискальный номер 04655002607), хотя в официальном письме на имя суда он указывал на то, что этот аппарат им выявлен среди прочих. Удивительно, что прокурор проявил такую невиданную прыть: разыскал кассовый аппарат, который был уничтожен ещё в 2008 году!!! (подтверждается материалами обеих экспертиз, проведённых за время досудебного и судебного следствия – авт.).

Надо же, какой «находчивый» прокуроришка пошёл!

А до уничтожения этот кассовый аппарат был украден и, если следовать логике следственных действий, на момент, как минимум, февраля 2011 года так и не найден, поскольку меня именно в феврале-2011 вызывали в милицию для дачи показаний именно по этому факту.

Так, уже в судебном заседании по уголовному делу по моему обвинению, которое состоялось 02.04.2012г., прокурор, представляющий обвинение, – Комнатный О.В. торжественно сообщил, что к моменту судебного заседания, а именно 17.10.2011 г. кассовый аппарат с фискальным номером 0465003145 утилизирован.

Учитывая то, что любые сомнения трактуются в пользу подсудимого, сторона обвинения своими преднамеренными проволочками сделала невозможным доказательства хищения денежных средств, как минимум, на двух кассовых аппаратах из трёх возможных, допустив их уничтожение.

Опуская такие мелочи, как то, что «Допас» имеет организационно-правовую форму не ООО, а ЧАО, и кассовые аппараты с фискальными номерами 0465003144 и 0465003145 называются «Датекс», а не «Эра», а также, то, что прокурором не указано по каким конкретно адресам пребывает каждый кассовый аппарат, самым интересным оказалось то, что предоставленные суду прокуратурой бумажки, которые прокурором гордо именовались кассовыми лентами, оказались вовсе и не лентами, а тем более, не кассовыми!

Исходя из результатов экспертизы от 15.11.2011 г. и из данных, которые имеются в деле на копиях зет-отчётов, кассовые аппараты №№ 0465003144 и 0465003145 не имеют ничего общего с контрольными кассовыми лентами и зет-отчётами, поскольку в верхних строках, так называемых, «чеков» имеются данные о том, что они распечатаны на РРО с фискальными номерами №№ 000465003144, 000465003145, а такая нумерация фискальных номеров невозможна: согласно Порядка регистрации, опломбирования и применения РРО, утверждённого приказом ГНА Украины от 01.12.2000 г. № 614, т.к. фискальный номер РРО не может вмещать более 10 цифр!

Так что же это получается, господа хорошие? Прокурор Лысенко С.М. со своим подельником-следователем Самарцом А.И. возбуждает уголовное дело на голом месте, затем сам же командует парадом экспертизы, не стесняясь рассказывать, что ему эта экспертиза столько стоила, что Дедов теперь не отвертится, затем под диктовку «эксперта» Кудиной, не внесенной в реестр экспертов, производит выемки (уже после передачи материалов на экспертизу), а в финале ещё и печатает чеки с перепрограммированием кассовых аппаратов так, что не замечает такой мелочи, как 2 лишние цифры в фискальном номере кассовых аппаратов, – а это всё в совокупности называется: создание доказательств обвинения, сопряженное с обвинением в тяжких преступлениях.

3098

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.