Мы говорим то, о чём молчат другие Мы говорим то, что вы хотите слышать Мы говорим то, что вы должны знать


Что будет считать «маршруточная» комиссия?

19.08.2013 13:43:58

Самое главное – подсчёт очков и распределение мест по итогам тендера на пассажирские перевозки – будут происходить при закрытых дверях.

Термин «маршрутки» должен уйти в прошлое. Так, во всяком случае, хотят преобразовать городской транспорт в горисполкоме. Условия тендера, итоги которого объявили 7 августа в Днепропетровском горисполкоме, предусматривают отход от модели «маршрутное такси» и переход к модели «автобусы» (не «спринтеры»!), остановки – только на остановках и прочие обычные вещи, за которые журналисты ратуют уже лет десять.

Однако… На конкурс были выставлены 103 объекта, составляющие 119 маршрутов городского пассажирского транспорта – во многих случаях два маршрута «разыгрывались» только вместе, что мне живо напомнило советскую «торговлю с нагрузкой», когда купить, например, зарубежный детектив можно было только вместе с какой-нибудь макулатурой.

Однако целый ряд компаний-перевозчиков не был допущен к конкурсу (одни – полностью, другие – на часть маршрутов), так как или документы были оформлены неправильно, или они предъявили на проверку машины «переделанные из грузовых» (то есть те же микроавтобусы, которые по проекту предназначенные прежде всего для грузов и только во вторую очередь – для людей).

По итогам конкурса, распределены 57 объектов (64 маршрута), а на все остальные будет объявлен новый конкурс в четвёртом квартале 2013 г. До этого конкурса там будут работать прежние перевозчики, признанные горисполкомом «не совсем правильными» или даже совсем неправильными.

При этом, как философски заметил директор департамента транспорта и связи Днепропетровского горсовета Валентин Мовчан, все понимают, что «не совсем правильные» перевозчики со старым транспортом никуда не денутся.

Он признал, что этот транспорт «к участию в конкурсе не допускается, но имеет лицензионную карточку», а на простой вопрос – нет ли тут противоречия, ответил: «Я не выдаю лицензии. Я только распределяю маршруты».

С моей точки зрения, ситуация, когда лицензии на машины выдают одни люди, а маршруты распределяют другие – в конечном счёте приводит к безответственности.

Далее Мовчан заверил, что теперь машины выигравших перевозчиков будут останавливаться только там, где положено, чему гарантия – GPS-навигация, установка которой на каждой машине является важнейшим условием.

Дай-то бог, дай-то бог…

Видимо, самым важным новшеством для простых пассажиров станет то, что некоторые маршруты отменяются вообще, а другие – изменяются. Так, например, 101-й будет ходить не до вокзала, а до Жовтневой площади. Директор департамента пояснил это старой мечтой разгрузить проспект Карла Маркса.

Разгрузить его, безусловно, надо. А как быть тем простым людям, которым надо попасть куда-нибудь на центральном проспекте, а мерседеса у них нет по причине честности? Метро ведь тоже отсутствует, и не похоже, чтоб оно появилось.

В прошлом мне приходилось обсуждать эту тему со специалистами, в том числе и с исполкомовскими, и они в один голос говорили, что центр необходимо разгружать прежде всего от легковых машин, ограничивая их проезд, создавая перехватывающие парковки.

В целом, после «пассажирско-перевозочного» конкурса у меня сложилось твердое мнение, что теперь количество поездок, при которых придётся пересаживаться и платить дважды, возрастёт.

Равным образом я ещё раз убедился, что решения о ликвидации ряда трамвайных и троллейбусных маршрутов, а также отказ от проведения новых – не отвечают интересам простых людей, которые во многих районах нашего города не имеют возможности выбирать между сравнительно быстрым, но дорогим автобусом и не таким быстрым, но и не таким дорогим троллейбусом.

Хорошо помню несчастных стариков-пенсионеров с ж/м Сокол, которые, не имея возможности платить за маршрутку, шли пешком до Запорожского шоссе, чтобы сесть на троллейбус.

Но это возможно на Соколе, а в Приднепровске?

И, наконец, один интересный аспект. Шесть маршрутов (№№ 67, 100, 105, 114, 132, 158) выиграла одесская фирма «Севертранс», приобретшая в последнее время, мягко говоря, неоднозначную известность.

Эту фирму неоднократно СМИ обвиняли в том, что она в разных населённых пунктах предъявляет чиновничьей комиссии новейшие автобусы (якобы одни и те же), а потом реально возят людей другие, намного более старые машины (см. например, газету «Деловая столица» от 04.03.2013).

Или вот как днепропетровский журналист Ольга Юдина описала ситуацию на выигранных ранее «Севертрансом» пригородных маршрутах:

«Новые автобусы одесситов (фирма зарегистрирована в Одессе – ред.) с гордой надписью «Программа губернатора «Обновление подвижного состава» на боку и нашлепкой «Севертранс» на капоте проездили не больше месяца. После же их сменили «Эталоны» с днепропетровскими номерами, враз «постаревшие» на пять-десять лет…

Дело в том, что одесситы очень интересно используют свой подвижной состав: выигрывают с ним региональный конкурс, а потом... перегоняют на очередной конкурс в другой регион, либо возвращают в Одессу, ведь там тоже есть маршруты и пассажиры. А на оголенные маршруты нанимают местных перевозчиков со своим подвижным составом».

Победоносность одесской фирмы открыто объясняют тем, что контролирует её Сурен Сардарян, друг отца и сына Вилкулов.

Должен заметить, что очень многое в поведении нашего нынешнего вице-премьера напоминает мне начальные этапы карьеры ещё одного уроженца нашей области, ныне имеющего калифорнийскую регистрацию. Для тех, у кого короткая память – имею в виду Павла Ивановича. Но ведь если идти той же дорогой, то и финал может оказаться похожим.

Второго августа в горисполкоме состоялся второй этап тендера по распределению маршрутов маршруток – извините за тавтологию. Происходило вскрытие «пакетов №2», в которых содержалась информация о том, какая компания на какой маршрут претендует.

Может, я ошибаюсь, но мне кажется, что именно здесь – наиболее наглядная иллюстрация всего лицемерия наших «открытых и прозрачных тендеров».

Сначала, на первом этапе, были вскрыты «пакеты №1», содержащие сведения о компаниях – копии учредительных документов, справка об отсутствии судимости у главы компании, об отсутствии долгов перед бюджетом, сведения о количестве и качестве машин и другого оборудования.

Все эти сведения, как доложила комиссия, были проверены, в т.ч. и с выездом на место.

Однако нам упорно пытались внушить, что в ходе этих проверок члены комиссии так-таки и не узнали, какие маршруты хотела бы получить та или иная фирма.

Через несколько дней – два часа вскрывали конверты и зачитывали данные сведения, причем некоторые АТП умудрились не написать номера маршрутов, а только их описание («улица Курчатова-Рабочая-Криворожская» – и из-за этого приходилось задерживаться, выяснять...

Первое, что прояснилось – придётся проводить, как минимум, ещё один тендер, так как некоторые маршруты остались невостребованными.

Но самое интересное было в конце заседания конкурсной комиссии. Всех, кроме членов комиссии, попросили покинуть зал, чтобы члены комиссии могли подсчитать очки, заработанные фирмами.

То есть нам говорят, что тендеры – открытые, прозрачные, демократичные и ещё что-то. Однако журналисты присутствуют только при прочтении сведений, что АТП №ХУZ претендует на маршруты такие, а АТП №ZYX – на сякие.

Самое главное – подсчёт очков и распределение мест – будут происходить при закрытых дверях.

И только ли очки подсчитают или ещё и что-то другое?..

Вопрос, конечно, интересный.

P.S. Мне не удалось обнаружить ни малейших признаков того, что комиссия как-то учитывает мнение жителей о качестве обслуживания той или иной компании-перевозчика.

3080

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции.
Загрузка...

Сообщить об ошибке

Пожалуйста, используйте эту форму для коррекции ошибок.
Если вы хотите связаться с нами по другому вопросу — напишите нам.